“Газпром” — “Эхо”: Чья любовь сильнее?

Примет ли Венедиктов Коха на работу

13 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 424
  Гендиректор “Газпром-медиа” Борис Йордан и главный редактор “Эха Москвы” Алексей Венедиктов встретились, поговорили и разошлись. Неизвестно, остались ли они довольны друг другом, но рандеву закончилось результативно: достигнута договоренность по составу совета директоров “Эха”. Хотя до окончательной любви до гробовой доски еще очень далеко. “МК” решил дать слово обоим участникам процесса.
     Борис Йордан.
     — Венедиктов — партнер по переговорам или противник, которого нужно переиграть?
  
   — Конечно, партнер. “Эхо Москвы” отлично работает и финансово, и творчески. Венедиктов — очень сильный начальник, и я хочу найти с ним общий язык.
     — Его заявление о возможном уходе с поста главного редактора — это ультиматум?
 
    — Я так не считаю. Его не могло устроить абсолютное представительство “Газпрома” в совете директоров “Эха”. Теперь, как известно, мы договорились, что наших представителей там будет пять из девяти, и это справедливо.
     — Получается, вы его шантажировали?
  
   — Считаю это неприемлемым. Я лишь воспользовался своим правом, но никогда не настаивал. Прошли переговоры, и было принято решение. Это нормально. Впереди — обсуждение персонального состава совета директоров.
     — А если Венедиктов выдвинет свою кандидатуру на пост главреда, вы его поддержите?
  
   — Да. И не только я, но и пять представителей “Газпрома” в совете директоров.
     — Кто может стать покупателем “газпромовских” акций “Эха”?
   
  — Не знаю. Вопросом продажи занимается председатель совета директоров “Газпром-медиа” г-н Дыбаль и Дрезден-банк.
     — Но ведь вы сами хотели купить эти активы.
  
   — Да, я заинтересован и стараюсь привлечь западных инвесторов. Но пока нет определенности: если медиаактивы будут продаваться единым блоком — это одно, по частям — совершенно другое. Много нюансов.
     — Но главный — политический?
  
   — Политикой не занимаюсь и никакого давления не ощущаю. Я уже десять месяцев возглавляю НТВ, и ни разу в информационную политику никто не вмешивался. А разве это не видно по нашим программам?
     Алексей Венедиктов.
     — Вы довольны соглашением с Йорданом?
   
  — Сейчас для меня важно, кто будет нашим новым главным акционером.
     — И кто это может быть?
 
    — Есть четыре варианта. Первый: “Газпром” продает коллективу “Эха” свои 50% акций. В результате у нас становится 84% и мы контролируем совет директоров. Для меня это лучший выход из положения. Второй: “Газпром” продает нам часть своих акций, в результате чего ни у кого не будет контрольного пакета. Это тоже нормально. Третий: “Газпром” продает свои активы афелированной структуре. И четвертый — “Газпром” никому ничего не продает. Последние два варианта для меня неприемлемы.
     — Вы слишком многого хотите...
 
    — Ничего подобного. Сам я человек достаточно компромиссный. Поле для переговоров огромное. Когда собственность “Медиа-Моста” отбирали у Гусинского, “Газпрому” помогали почти все силовые ведомства, кроме армии. Хочется, чтобы сейчас все прошло более цивилизованно.
     — Журналисты “Эха” вас поддерживают?
     — На собрании коллектива 85% из них сказали мне “да”. Они также готовы участвовать в конкурсе на частоту радио “Арсенал”. Но все наши журналисты — люди самостоятельные, и каждый будет сам решать, уходить ему или нет.
     — От вас ушел Сергей Корзун. Говорят, уже и с Бунтманом есть разногласия. Так вы все передеретесь.
   
  — Если отец уходит, не всегда виновата семья. На самом деле я гораздо более компромиссный человек, чем те же Корзун и Бунтман. Некоторые на “Эхе” за это меня жестко критикуют. А другие говорят, что я слишком неуступчивый. У меня нет недоброжелателей. Хотя есть один — Кох. А все потому, что ему не удалось меня сломать, как НТВ. В результате я по-прежнему на “Эхе”, а Кох — простой публицист. Он еще на работу ко мне на “Арсенал” попросится.
     — Не говорите “гоп”. Вы можете и без “Эха” остаться, и радио “Арсенал” не выиграть. А ведь за вами команда.
     — Да, но каждый из нас представляет только себя. Лично я абсолютно свободный человек и имею право на собственное решение. Главное для меня, чтобы “Эхо Москвы” осталось частным и независимым радио и сохранило ту репутацию, которую оно имеет сейчас на рынке информации.
    


Партнеры