Сэкки тукко бансай!

В Мытищах выращивают противораковые растения

18 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 406
  Чтобы оказаться в жарких тропиках, достаточно проехать 5 км за МКАД по Дмитровскому шоссе и свернуть в сторону цветоводческого хозяйства колхоза “Красная Нива”. Здесь растет около 500 видов декоративно-лиственных, тропических и субтропических растений, привезенных в Подмосковье из дальних стран. Все они приучены к температурному режиму тропиков: днем +25°, ночью +20°. Такая температура с переменным успехом поддерживается в теплице, которая занимает 1,5 га.
     Кстати, в теплице растут не только горшковые, но и водные, и прибрежные растения. Самые красивые — нимфеи-кувшинки и гиацинты. В просторных бассейнах плавают разноцветные карпы, с которыми соседствует коллекция тропических животных: зеленая игуана, рептилии, черепахи, белогубый и тигровый питоны, большой удав, хамелеон, лягушки и крокодилы. Все они души не чают в заведующей этим необычным для Подмосковья хозяйством Эльвире Мамаевой. Жаркие тропики созданы ее руками и существуют благодаря ее заботе и энергии. Эля сама ездит в “горячие” экспедиции и привозит семена различных растений. Какие-то приживаются, какие-то — нет, но в теплице — зелень и жара круглый год.
     — Питоны и лягушки засыпают на ее руках, а цветы растут быстрее, — гордятся своей начальницей работники хозяйства. Но Эля о себе говорить не любит — скромничает. Вот о цветах — сколько угодно.
     — Одни растения размножаются семенами, другие — черенками, — просвещает меня она. — Мы же в основном выращиваем меристемные культуры из клеток растений. Таким образом от одного растения можно получить неограниченное количество “детей”.
     Эльвира показывает теплицу и рассказывает про каждое необычное растение.
     — Вот это — каллизия, близкий родственник традесканции, в народе известная как золотой ус или живой волос, — переходит на шепот хозяйка. — К лету ее у нас будет пруд пруди. Говорят, что каллизия вылечивает все болезни — от пародонтоза до рака. Впрочем, что только не делают с нашими растениями посетители, — улыбается Эльвира. — Одни мураю жуют, другие скручивают листья бегонии и засовывают их в уши. Короче говоря, все выздоравливают. Главное — верить.
     Кстати говоря, мытищинские растения лечат не только тело, но и душу. Эльвира знакомит меня с Владимиром Жидковым, который занимается восточным искусством бансай.
     — Бансай в переводе с японского значит “деревья в плошке или контейнере”, — объясняет Владимир Семенович. — Обычное дерево мы не можем рассмотреть во всех деталях, а бансайное можем — оно обычно не больше метра.
     Владимир Семенович показывает миниатюрные бансайные сосны, боярышники, фикусы, вязы, липы, южные дубы, яблони, можжевельники, кедры, кипарисы, цитрусовые деревья с плодами и гранаты.
     — С помощью проволоки деревцу придается определенная форма, для поддержания которой требуется ежедневный уход, — рассказывает он. — Зато такие деревья могут жить бесконечно и при этом оставаться молодыми. Японцы любят медитировать возле них и представлять, как за этими растениями ухаживали их прапрадеды. Для них искусство бансай имеет глубокую философскую основу. Все живое в природе меняется, а это дерево всегда остается одинаковым. А потому весь мир может лететь в тартарары, а островок стабильности всегда защитит нервную систему от стресса.
     Желающие обрести стабильность появились и в нашей сумасшедшей стране. В основном это депутаты и артисты. У Владимира Семеновича покупали деревья для Кобзона и Пугачевой.
     — Я всегда предупреждаю покупателей: можешь жить без бансая — живи, — возмущается мастер. — Бери дерево только в том случае, если жить без него не можешь. А если уж взял, то обрезай его и опрыскивай два раза в день или держи садовника. Пугачева вот купила дерево и забросила его. Говорит, мол, пушистое еще красивее. Она просто испортила растение, а я несколько лет работал на мусорное ведро...
     Еще одно “развлечение” садовода — прививать деревья. В результате этой операции клены, которые в обычных условиях растут 5—6 лет, у него вырастают за полгода. А яблони начинают плодоносить через два года, причем на каждом дереве — по три-четыре разных сорта яблок.
     Чудеса, да и только, скажете вы и будете правы. Потому что любое чудо требует тяжелой работы, желания и любви.
    


Партнеры