Ре-ва-люци-я

От русских не спрячешься

19 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 539
  В минувшую среду православные, коммунисты и революционная молодежь собрались возле американского посольства, чтоб заступиться за Слободана Милошевича.
  
   Митинг созвали в связи с печальным событием: в Гааге начался суд над Милошевичем. Народу пришло много — человек двести. Обстановка была праздничная. По радио звучали песни про русских, которые идут. Митингующие получали красные флаги и транспаранты на грузовичке, изображавшем трибуну. В толпе бесплатно раздавали патриотические листовки, за деньги — брошюры о сионистском заговоре.
     Из великих присутствовали тов. Анпилов, лидер “Трудовой России”, и тов. Куваев, первый секретарь Московского горкома. Тов. Куваев выступил первым и сказал, что ему противно собираться у здания американского посольства, но это самое подходящее место, чтоб потребовать снять с Милошевича кандалы. “Свободу Милошевичу!” — с готовностью подхватили митингующие.
     Тем временем под стеной посольства образовалась непонятная свалка с участием милиционеров. Митингующие тут же забыли про Куваева и повернулись к свалке. Оттуда выскочил встрепанный юноша в кожаной куртке с заклепками и спрятался за двух бабушек. “Сейчас будут отсекать молодежь! — заволновались бабушки, кося в сторону милиции. — Молодежь, держитесь с нами, не отходите. А то отсекут, и потом вас никто не найдет”.
     Десяток ребят с напряженно-улыбающимися лицами послушно двинулись глубже в толпу, объясняя, что милиционеры на них напали из-за конвертов. “Мы им два конверта хотели бросить”, — низким басом бурчал высокий мальчик. “С сибирской язвой?” — с надеждой спрашивала интеллигентная дама в грязной шали и берете с перышком. “Нет, просто пустые конверты. И чего они так испугались?” — удивлялся мальчик милиционерам.
     Тут на грузовичок поднялся тов. Анпилов и стал выкрикивать какие-то ужасные угрозы в адрес президента Буша. Но Анпилова слушали плохо. Митингующие уже устали от речей и теперь сами хотели поговорить.
     Два пожилых коммуниста рядом со мной обсуждали, кого американцы купили за доллары. “Народ не купили”, — заверял один. “Подонков купили. И прессу, — соглашался другой и мечтательно вздыхал: — Эх, выйти бы на улицу с автоматом”.
     Неугомонная молодежь между тем развернула в толпе плакат журнала “Vogue” и попыталась его поджечь. Плакат не загорался. Только тлел и сильно вонял. Революционная инсталляция не получалась. Тогда кто-то достал игрушечный доллар величиной с книгу. Доллар не капризничал и послушно вспыхнул. Журналисты, как стервятники, бросились фотографировать. “Ре-ва-люци-я!” — скандировала молодежь. “Лимоновцы, — с уважением сказал пожилой коммунист и опять вздохнул: — Мне бы с автоматом на улицу”.
     “Почему мы помогаем афганцам, возим им гуманитарную помощь, когда у нас в Ингушетии свои беженцы мерзнут и голодают?” — возмущался человек на трибуне.
     Митингующие аплодировали и выражали горячую поддержку.
     “С каких это пор чеченские бандиты у нас стали своими?” — удивлялась дама с перышком. Она явно не поспевала за полетом коммунистической мысли.
     Час, отведенный митингу, заканчивался. Чувствовалось, что митингующие уже здорово устали и замерзли.
     Особенно сильно устали те, кто держал флаги. Один товарищ устал настолько, что подошел к барьеру, отгораживающему митинг от проезжей части Садового кольца, и стал бить красным знаменем по крышам проезжающих машин, стараясь выбирать экземпляры подороже. Остальные товарищи не могли на него нарадоваться.
     “Митинг подходит к концу, но не кончается наша борьба! — неслось в американское посольство с трибуны. — Они думают, от русских можно спрятаться. Не выйдет! Куда пришли русские, везде будет правда! Смерть американским агрессорам!”
     По краям толпы шныряли милиционеры. Один милиционер на всякий случай замаскировался в кожаную куртку. Остальные хорошо себя чувствовали в форменных бушлатах. Из их разговоров можно было понять, что они ловят какого-то человека с папкой, который стоял вон там, но теперь куда-то делся. Видимо, опять ушел.
     “Русские, русские идут!” — грузовичок снова завел любимую песню. “Товарищи, сдавайте флаги. Следующий митинг 23 февраля”, — информировал митингующих главный организатор. В переулочке его ждал здоровенный сверкающий джип с шофером. За милиционерами тоже приехал джип, но поменьше, а рядовые товарищи расходились с митинга пешим ходом, устремляясь в сторону метро небольшими колоннами.
    



Партнеры