Без соли - горько

Этой зимой москвичи падают вдвое чаще, чем в прошлые годы

21 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 477
  Зима закончилась — решили, задумчиво поглазев в окно, московские власти. Значит, пора подвести итоги... Но вышло иначе: не они итоги, а итоги их подвели.
     Эта зима уникальна для Москвы не только из-за погодных аномалий. Впервые власти города отказались от использования соли и объявили о переходе на “новейшие противогололедные реагенты”. Вот результат: количество пострадавших от гололеда в этом году уже почти вдвое превысило прошлогодние нормы. Но... эксперимент признали удачным. Решено экспериментировать дальше.
  
   К внедрению реагентов власти готовились основательно. Еще летом вся уборочная братия проходила спецкурсы по их использованию. Город закупил 317 новых машин и переоборудовал 300 старых — чтобы могли работать с жидкими веществами. Итого арсенал зимней техники составил 510 “жидких” машин и 330 “твердых”.
     Экспериментировали с размахом: на московские дороги лилось и сыпалось 5 видов химикатов. И, подведя итоги, коммунальщики выявили победителей. Безусловными лидерами стали: жидкий реагент хлористый кальций и твердый “Биомак”. На них и сделают ставку в следующем зимнем сезоне. Впрочем, и этот сезон еще не закончен. И чиновники с умилением вспоминают, как все начиналось...
     Вслед за постановлением о применении реагентов сразу вышло постановление... об их экономии. И экономили как могли. Снегоуборочные машины снабдили дозаторами для умеренного “распыления”. В зависимости от температуры воздуха и осадков применяли разные реагенты. Вступили в силу правила уборки, согласно которым дворовые территории повелели убирать вообще без реагентов — лопатами и ломами, а пользоваться дорогими новинками разрешили лишь в случае ЧП. Но главную ставку сделали на человеческий фактор — самым “жадным” дворникам начали выписывать премии. Как экономили дворники — чиновники умалчивают. Но злые языки утверждают, что НКММ действует лишь при температуре до —5. Дальше его можно не сыпать с чистой совестью.
     Как бы то ни было, но с начала скользкого сезона к ногам москвичей бросили 140 тысяч тонн жидких и 26 тысяч тонн твердых реагентов. Сэкономили 50 тысяч тонн первых и 11 тысяч тонн вторых.
     Уж неизвестно, из-за экономии ли, или из-за чего еще, но в Москве стали происходить странные вещи. Ноги-руки горожане стали ломать в два раза чаще. Кроме того, почему-то стали чаще происходить ДТП.
     Почему? У коммунальщиков есть один оригинальный ответ. Оказывается, несмотря на то что соль запретили применять еще в 1998 году, ее до последнего, революционного, года все равно сыпали. А потому тогда и травматизма было... меньше.
     Но есть и другое объяснение. Во всем виноваты дворники. Плохо, гады, убирали в этом году дворы. Но их понять можно — где ж им справляться с грязью, если чуть ли не у каждого по полтора-два участка? Потому как укомплектованность штата дворников в Москве всего 64%.
     В общем, кто виноват — не очень понятно, но ясно. Точнее — непонятно совсем. Потому как вопрос — для чего надо было переходить на реагенты, покупать новую технику и тратить на уборку в два раза больше бюджетных денег (это без учета техники) — остается без ответа. Впрочем, и тут коммунальщики не растерялись: оказалось, вовсе не для того, чтоб мы не падали. А для улучшения экологической обстановки!
     Ну и как, земляки, вы уже почувствовали, как посвежел московский воздух этой зимой? Сами экологи, выбирая между солью и хлористым кальцием, краснеют и мнутся: мол, эффекта сразу не будет, но в будущем, конечно, может быть улучшение.
     А может и не быть, дорогие жертвы эксперимента...
    


Партнеры