Ох, рана!

Или как насолить бывшей жене по-депутатски

26 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 535
  На минувшей неделе схватка гигантов — Таможенного комитета и Генпрокуратуры — отразилась на жизни простых людей, никаким боком не замешанных в этой истории. К ним приставили охрану.
    
     В конце 2000 года Генпрокуратура забрала из Следственного комитета МВД уголовное дело, возбужденное по факту контрабанды мебели для “Трех китов”, и принялась его закрывать. Понятно, что не без выгоды для себя.
     Наша газета в лице журналиста Хинштейна неоднократно информировала об этом читателей и приводила записи телефонных разговоров между “китами” и прокурорами. А на прошлой неделе про скандал написала “Новая газета” в лице журналиста Щекочихина, который является членом фракции “Яблоко” и зампредом Комитета по безопасности Госдумы.
     После публикации Щекочихину позвонил неизвестный. Как рассказывает журналист, неизвестный угрожал ему и его семье. Поднялся шум. Лидер “Яблока” Явлинский сказал: “Мы как партия сделаем все, чтоб обеспечить безопасность Юрия Щекочихина” — и уже во вторник журналисту и его семье была выделена государственная охрана (очевидно, силами Федеральной службы охраны президента).
     Сам Щекочихин, как объяснили в “Яблоке”, от охраны отказался, однако на несколько дней исчез. Вероятно, спрятался на даче у кого-то из друзей. Зато его бывшая супруга, журналистка Надежда Ажгихина, вернувшись вечером домой, опешила, увидев здоровенных вооруженных мужчин, которые объявили, что теперь будут здесь всех охранять. Вернее, не всех. Саму Надежду не будут. Поскольку они с Щекочихиным в разводе, она не представляет ценности и не подлежит охране. А вот сыновей — будут.
     Старший сын от охраны тоже отказался. Ему 23 года, он крепок и силен и может сам за себя постоять. А младшему отвертеться не удалось. Теперь его возят на занятия в двух джипах с шестью охранниками, и “надо видеть, — говорит Надежда, — как это происходит. Охранники заранее занимают позиции на лестничной площадке и у подъезда, резко открывают двери, на улице прикрывают его собой: один сзади, один спереди, двое — по бокам. Слаженно и молниеносно, как в гангстерском боевике”.
     Сыну 16 лет. Он веселится от души. Это действительно очень смешно: ни с того ни с сего оказаться в положении охраняемого лица.
     Но неудобств тоже хватает. В квартире постоянно находятся охранники. Значит, по-домашнему уже не расслабишься, без штанов не походишь. К тому же квартира — не такая, как у тех, кому положена государственная охрана, а самая обычная, московская. Туалет — один на всех. Постоянное присутствие посторонних весьма чувствительно. На ночь в квартире остается охранник. Соответственно, ему нужно спальное место. Охранников приходится кормить. Может, они и не особо голодные, но не будешь же питаться в одиночку, когда другие сидят рядом...
     “Каждые полчаса — днем и ночью — они связываются друг с другом по рации, — рассказывает Надежда. — Мы всякий раз вздрагиваем. Мало того: теперь они решили провести во дворе зачистку. Говорят, много подозрительных личностей”. Больше всего она хочет знать, когда это кончится. На сколько дней в подобных случаях выделяют охрану? Сколько еще терпеть?..
     Когда Надежда рассказывает знакомым про свою нынешнюю жизнь, все хохочут. Ай да молодец Щекочихин! Ловко устроился. Лавры героя — себе, а с охранниками пусть бывшая жена мучается.
     Вот наша жизнь: паны дерутся — у холопов чубы трещат. Какие монстры схватились: Генпрокуратура, Государственный таможенный комитет, Следственный комитет МВД, Госдума, пресса... На кону — миллионы долларов. Шум, треск, ураган, волны до неба, Отечество в опасности, коррупция не пройдет! А наказана в результате всего-навсего чья-то бывшая супруга, ни сном ни духом не причастная ни к миллионам, ни к монстрам.
    


Партнеры