На кухне Лазутиной

Наша номенклатура принесла на Олимпиаду свой криминальный опыт

4 марта 2002 в 00:00, просмотров: 485
  На предыдущей зимней Олимпиаде в Нагано россияне завоевали 18 медалей, в том числе 9 золотых. И заняли третье место в командном зачете. В январском номере “Деловых людей” я увидел портрет президента Олимпийского комитета России Леонида Тягачева во всю страницу и в статье “Ставка на золото” прочел его заявление: “Думаю, в конечном счете наши спортсмены сумеют завоевать не меньше медалей, чем было четыре года назад...” И еще: “Во многом прогресс достигнут благодаря тому, что удалось... найти средства для современного технического оснащения команд”.
     Олимпиада в США принесла нам уже не 18, а только 16 медалей. И не 9 золотых, а пять. И не третье место, а четвертое.
     И этот результат чуть ли не в первую очередь связан с наказаниями за допинг, так как по этой причине одну золотую медаль у нас просто отобрали, а вполне возможная вторая не состоялась. И в обоих случаях — из-за обнаружения в крови Лазутиной чего-то сверх норм.
1. Стрелочники Олимпиады
     Леонид Тягачев, чей прогноз о числе медалей и месте в зачете оказался липовым, тут же нашел виноватых. По его словам, это — тренеры.
     В советские времена господствовал принцип, ярко сформулированный Твардовским: “Города сдают солдаты, генералы их берут”. За невыполнение великих планов своих гениальных начальников, конечно же, платили стрелочники.
     Вот и теперь продолжают эту славную традицию. Стрелочники названы. Тренеры. Мы должны поверить в нечто фантастическое: в то, что на даче тренера (а может быть, и на кухне, в квартире самой Лазутиной), оперируя чайниками и чашечками, был синтезирован сверхсовременный препарат. На этой же кухне было проверено, что он не фиксируется самыми точными электронными приборами. После этого вещество решила употребить Лазутина.
     Но ведь только в русских народных сказках колдунья варит в котелке что-то необыкновенное. А сегодня над созданием новых препаратов работают целые лаборатории, институты. И темы им, и финансирование определяются на годы вперед.
     Так что позволительно будет не поверить в версию олимпийского президента России. Тем более что, по его же словам, ему удалось “найти средства для современного технического оснащения команд”. Логичнее предположить, что и препарат, и инструкции по дозированию и способам применения тренеры получили от руководителей сборной. Но — судя по всему — кто-то передал олимпийским контролерам в США информацию о новом препарате. Ведь невозможно искать то, о чем не знаешь. В любом случае тренеры и их подопечные — всего лишь стрелочники. Ответственных надо искать в другом месте.
     История с допингом — это (если называть вещи своими именами) попытка украсть медали у тех, кто их честно заслужил.
     Казалось бы, что и реакция должна быть соответствующей сути дела. Что делает нормальный человек, увидев ворующих? Он или сам попытается помешать, или призывает полицию. Что делает нормальная фирма, столкнувшись с мошенничеством? Она подает в суд, требует компенсации. Что делает нормальный политик или общественный деятель, когда он узнает, что он присутствует при криминальной махинации и может быть назван ее соучастником? Он тут же решительно публично открещивается от махинаторов.
     Но это — если все они нормальные. А вот в России все произошло иначе.
2. О краске стыда у российских бюрократов
     На Олимпиаду поехали известные общественные деятели, режиссеры и скульпторы, министры и депутаты, журналисты.
     Отмежевались ли публично они от воровства? Заклеймили ли его? Пообещали ли включиться в расследование? Ведь это дело чести, дело репутации. Нашел время стоять рядом со спортсменами — найди время, чтобы восстановить правду.
     А что мы увидели в нашей Думе? Вместо обещания во всем разобраться, создать депутатскую комиссию, вместо извинений за обман лучших ожиданий и своего народа, и всего мира — депутаты всех направлений хором клеймят тех, кто посмел брать пробы. Поносят не вора, а того, кто схватил вора за руку. Не так, мол, не вполне по правилам хватал...
     И все это — на глазах миллионов. На глазах молодежи — школьников и студентов. Тех самых, мораль которых так беспокоит депутатов.
     Кое-кто скажет: депутатов оправдывают их патриотизм и необъективное судейство.
     Пусть так. Пусть нас проверяли чаще, чем других Да разве можно этим оправдывать воровство медалей с использованием допинга?
     Да, судейство бывает несправедливым. Но ведь не впали же в истерику канадцы, когда за пять минут до конца матча у них судья удалил Ойзермана, явно давая американцам последний шанс? Канадцы вчетвером заиграли еще вдохновеннее. Кстати, а разве путь советских спортсменов к медалям в прошлом был усеян судейскими розами?..
     Теперь о патриотизме. Патриот, защищающий нечестность, подлость, воровство, обязательно рано или поздно погубит свою Родину. Патриотизм не в том, чтобы в духе большевистского неуважения к законам на официальном документе что-то перечеркивать. Патриотизм не в том, чтобы считать виновным кого угодно, только не себя. Все это мы уже проходили.
     Патриотизм — в том, чтобы репутация страны, репутация ее лидеров, ее спортсменов, ее ученых, ее музыкантов, ее бизнесменов и всех граждан вызывала во всем мире доверие и уважение.
     Ни действиями судей, ни заботой о патриотизме поведение наших номенклатурщиков не объяснить. Объяснение — в другом.
     Если говорить коротко, то наша номенклатура привезла на Олимпиаду все то, чем она повседневно занимается здесь, в России, и чем она год за годом “потчует” собственный народ, всех нас.
     Обманывать Олимпиаду? Разве это нечто новое? Ну разве не обманывали вкладчиков банков и акционеров? А сколько лапши вешали на уши избирателей? Разве не скрывали источники радиации, могильники ядерных отходов?
     Запрещенное вещество? А разве не привозили и не продавали продукты, в которых были завышены проценты разного рода одних компонентов и занижены проценты других? Даже лекарства — и в тех нет уверенности.
     Отпираться и врать в глаза? А как вели себя в истории с “Курском”? Или в сообщениях из Чечни?
     Клеймить тех, кто проверяет, поносить судей? Да разве может всерьез относиться к проверкам тот, кто привык, что их проводят там, где он сам приказал, и в отношении того, кого он определил? Да разве может иначе действовать тот, кто привык рассматривать суд не как независимый, а как управляемый орган? Вспомним хотя бы НТВ.
     Ну как не быть разобиженными тем, кто привык оставаться безнаказанным, кто привык к безответственности?
     Почти комичная ситуация: жалобы наши руководители на Олимпиаде подают не в суд и даже не в специально созданную юридическую комиссию, а по многоопытной привычке — в высшие инстанции, в данном случае спортивные. А юристов вообще с собой не брали: зачем право тем, кто привык жить без него?
     В истории с олимпийским воровством и мошенничеством наглядны два подхода. Цивилизованный, когда репутация и доброе имя важнее результата, как бы он ни был нужен. И криминальный, когда считается, что если есть успех, то репутация приложится.
     Можно подвести итог. Возмущение российской номенклатуры вызвано тем, что она получила по носу за свою попытку перенести на Олимпиаду те самые методы деятельности, которые она применяет в своей стране и к своему народу.
     Волнение номенклатуры понятно. А вдруг наши граждане захотят и внутри страны устроить контроль — скажем, за доходами и расходами разного рода управлений делами и финансово-хозяйственных служб? “Есть от чего в отчаяние впасть”, — как писал классик.
     И если мы не хотим, чтобы на нас испытывали препараты, не хотим, чтобы нас обманывали, хотим жить цивилизованно — мы должны поблагодарить и олимпийские контрольные органы, и тех, кто не позволил взять верх отчаянному давлению на них нашей бюрократии.
3. Сохранить лицо
     Предположим, что на самом деле нашим спортсменам “натянули” обвинения. Я в этот вариант, честно говоря, мало верю. Но если что-то подобное выявится, то цивилизованный путь — суд, суд и только суд. Разумеется, международный.
     А чтобы пресечь попытки иных номенклатурщиков превратить обращения в суд в своего рода “крышу”, надо установить порядок, что в случае проигрыша дела все издержки возмещает из личных средств тот, кто обратился в суд.
     Ну а пока что надо исходить из того (и Леонид Тягачев заявлял об этом), что на Олимпиаде все происходило в рамках правил и процедур.
     И тогда наши депутаты обязаны создать комиссию для публичного парламентского расследования. На нем Лазутина скажет. И тренер скажет. И других придется пригласить — от директоров исследовательских лабораторий до чиновников от спорта. И устроить чистку аппарата от тех, кто опозорил доброе имя российского спорта.
     Гости Олимпиады — в особенности общественные деятели, да и государственные тоже — должны публично подать иск к Олимпийскому комитету России за то, что опорочено их доброе имя. Ведь их лица мелькали на телеэкранах, и если они промолчат, то их придется считать соучастниками обмана.
     Спонсоры, финансировавшие олимпийскую команду, тоже должны подать иск о возмещении ущерба, так как деньги они выделяли не на финансирование производства и не на закупку допинговых препаратов.
     Ну а любителям спорта вместе с журналистами и новым каналом спортивного телевидения надо бы провести свое расследование.
     Цель всего этого одна — очистить спорт.
     Конечно, это всего лишь начало. Необходим комплекс мер по развитию спорта. Но это — уже другая тема.
     Сам я имею особое мнение о применении в спорте допинга. Я считаю, что все надо разрешить.
     Скажут — тогда спорт станет сферой фармакологии. Верно. Но куда деться от всей современной цивилизации?
     Я ежедневно — по утрам и вечерам — уже годами принимаю помногу всякого рода лекарств. И только благодаря этому химическому “допингу” я работаю, в том числе пишу и эти заметки. И так живут многие граждане.
     А разного рода парфюмерные изделия? Разве это не допинг для сохранения красоты?
     Да и ежедневные изнурительные тренировки спортсменов год за годом — разве не допинг?
     Спорт не может жить вне тех тенденций, по которым развивается человечество. Спортсмен ест, как и все, напичканную гормонами, химией и прочими допингами пищу.
     Возврат в первобытный лес уже невозможен, и сегодня даже абсолютно натуральное питание — тоже своего рода допинг.
     Почему же в спорте мы должны начать запрещать тот самый допинг, без которого не можем жить сами?
     Конечно, при любых разрешениях допинга какие-то правила останутся — хотя бы в интересах самих спортсменов. Ну а пока что есть действующие правила, и их надо соблюдать. Нарушителей — наказывать. Спорт — как и было в античной Греции, как и мечтал Кубертен — должен остаться одной из лучших сфер жизни человека и человечества. И не следует превращать спорт в арену разбирательств, проверок, судов.
    


    Партнеры