Как “безумная” Пилар покоряла Москву

Испанские страсти на русской земле

11 марта 2002 в 00:00, просмотров: 262
  Вчера днем испанская актриса Пилар Лопес де Айла, приехавшая в Москву по приглашению Арт-хаус-линии “МК-Другое кино” (при поддержке посольства Испании), покинула нашу столицу. Двадцатитрехлетняя восходящая звезда оставила после себя очень странное ощущение: казалось, она настолько вжилась в образ прославившей ее Безумной Хуаны, что до сих пор продолжает в нее играть.
     Она прилетела шестого ближе к вечеру (о чем “МК” уже писал в номере от 7 марта), седьмого днем дала небольшую пресс-конференцию, предупредив в самом начале, что станет отвечать только на вопросы, касающиеся ее фильма, а затем вечером представила “Безумие любви” на премьере в кинотеатре “Победа”.
 
   
     Презентация новой картины Арт-хаус-линии “МК-Другое кино” проходила в испанском стиле, “отягощенном” близостью Международного женского дня, — много живых тюльпанов и испанских танцев. Госпожу Пилар Лопес де Айлу представил атташе по культуре посольства Испании господин Маркус Вега . Он был очень любезен и выражал признательность “МК” за внимание к испанскому кинематографу. Когда Пилар вышла на сцену, стало видно, как она на самом деле смущена — она говорила приветственные слова, закидывала свои красивые волосы некрасиво назад и нервно улыбалась. Маленькая девочка в большой стране вообще все время поражала своей искренней наивностью — гуляя по московским улицам, она удивлялась, почему ее не узнают. “Спасаясь” от русских морозов, которыми ее запугал режиссер фильма Висенте Аранда , прихватила с собой три вязаные шапки и надевала их все одновременно — одну на другую. Кажется, она даже своего бойфренда взяла с собой, чтобы чувствовать себя увереннее: 28-летний ди-джей испанского аналога MTV Хайме Гонгора гораздо свободнее чувствовал себя в окружающем мире и даже знакомился с московским народом. Например, 8 марта в клубе “16 тонн” он разговорился с Туттой Ларсен (немного на английском, немного с помощью переводчика). Впрочем, кроме этого незапланированного “инцидента”, все шло по накатанному пути: Кремль, блины с черной икрой, покупка черной икры домой, дискотека до 6 утра в продвинутом клубе, покупка чашек с изображением Кремля на Измайловском рынке, “Жизель” в Большом. Забавно, что с премьеры в “Победе” Пилар унесла постер к картине “Амели” — как только увидела на стене, глаза загорелись и, не удержавшись, сама попросила.
     Но что было самым удивительным, испанка пошла в зал смотреть свое кино — такого с иностранными гостями обычно не случается. Поскольку о самом “Безумии любви” Висенте Аранды “МК” уже писал в номере от 2 марта, переходим сразу к интервью.
     — Скажите, каково было смотреть свой фильм в чужой стране на чужом языке среди чужой публики?
   
  — Мне было важно увидеть реакцию публики, и, знаете, это куда интереснее делать в чужой стране. За мной в зале сидел мужчина, который очень эмоционально на все реагировал, и он плакал, мне, конечно, очень понравилось, что он так эмоционально воспринял наш фильм, но я и посочувствовала ему.
     — Почему?!
   
  — Это очень испанская история, и никогда не знаешь, где заканчивается история Испании и начинается история любви. Для меня это история любви, и я рада, что для кого-то наша картина тоже вышла за рамки исторической.
     — Для русского человека, если говорят Испания — подразумевают страсть, и вам удалось передать настоящий испанский характер — это трудно далось?
    
— Да, работа была очень тяжелой — все восемь месяцев, пока снимался фильм, и два месяца, когда я готовилась к роли, читала биографию Безумной Хуаны и посещала те музеи и дворцы, которые хранят ее историю, историю Испании.
     — Есть такое актерское суеверие: если вы сыграли такой мощный персонаж, вы можете повторить его судьбу. Вы не боитесь?
    
— Нет, хотя, конечно, когда я снималась, я была ею, я старалась чувствовать, думать, как она. И потом потребовалось какое-то время для того, чтобы оставить это. Я не знаю, сколько времени, но я была очень выжата. И приходилось много всего делать, чтобы понять, я — это я. Сейчас у меня внутри уже нет моей героини.
     — Как вы избавлялись от Безумной Хуаны?
    
(Смеясь.)
     — Много отдыхала, главное, много спала.
     — Это очень по-русски... А что было для вас сложнее: сцены страсти или сцены, когда Хуана доказывала всем, что она королева?
    
— Не могу сказать по сценам, но... Для меня самым тяжелым был переход Хуаны из 16 лет в 26 — тот невероятный скачок, который мне надо было сделать.
     — В России очень любят таких героев, как, скажем, Джек Николсон — обаятельный, сильный, обязательно с иронией. А какие герои нравятся вам, настоящей испанке?
  
   — Мне нравятся разные персонажи, может быть, тоже забавные. Когда я играла Хуану, я даже в ней старалась найти забавные стороны. А так у меня нет никакого стереотипа, но почему бы не Джек Николсон?
     — На съемочной площадке вы всегда уверены в том, что делаете, или испытываете сомнения?
 
    — Я всегда полна сомнений, если говорить о работе. Но когда я прихожу на съемочную площадку, то стараюсь просто выкинуть все из головы и иду по тому накатанному пути, который я сама с собой отрепетировала. Что касается “Безумия любви”, то здесь мы с режиссером неожиданно одинаково думали о моем персонаже. Дальше каждый просто делал свою работу.
     — Когда вы стали лучшей актрисой Испании 2001 года, получив премию “Гойя” и опередив номинировавшихся вместе с вами Николь Кидман, Викторию Абриль и Пенелопу Крус, что вы испытали? Вы были уверены в своей победе?
     — Я вообще верю в судьбу, но тут у меня не было иллюзий, потому что мне пришлось конкурировать с такими актрисами. Я даже не мечтала о победе. Да, мне и до того говорили много приятных вещей, но я знаю, нам, актерам, всегда много врут, и не всегда нужно верить тому, что говорят.
     — Какие новые роли вы для себя наметили?
 
    — У меня много планов. Вообще, когда мне задают такой вопрос, я отвечаю, что собираюсь на пенсию. А если серьезно, то после такой драматической роли я мечтаю о комедии. Я вообще люблю комедии.
    


    Партнеры