КАБАЧОК “У ПАНА ЗЮЗИ”

17 марта 2002 в 00:00, просмотров: 323
  Я, братцы мои, господа хорошие, последнее время замечаю в недрах нашей творческой интеллигенции очень хорошие стремления: любить по-русски, снимать по-русски, рисовать по-русски, писать по-русски и даже говорить по-русски... Это меня очень радует... И сегодня я хочу тоже задуматься над таким вопросом, а что это такое — шутить по-русски...
     n n n
     Третьего апреля 1908 года в России вышел первый номер сатирического журнала “Сатирикон”. Аркадий Аверченко и его талантливейшая компания официально заявила: “Смех, ужасный ядовитый смех, подобный жалам скорпионов, будет нашим оружием... Мы будем хлестко и безжалостно бичевать все беззакония, ложь и пошлость... С гиком, со свистом, по-старинному, по-русскому... Берегись, нечисть!”
     n n n
     Ученые-литературоведы отмечают страшное противоречие: Николай II и Владимир Ленин любили писателя-сатирика Аркадия Аверченко... Писатель-сатирик Аркадий Аверченко — не любил их обоих...
     n n n
     Вот передо мной альманах “Сатирикона” “Пауки в банке”, издание М.Г.Корнфельда, Санкт-Петербург, 1911 год...
    
     РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК:
     В школе.
     — Иванов! Отвечай, что это такое: “Предлинной хворостиной простой мужик гусей гнал стадо продавать?..”
     — Басня.
     — Почему — басня?
     — Потому что не бывает в России такого простого мужика, у которого есть целое стадо гусей!
    
     В дипломате.
     Русский дипломат:
     — Вот не можем решить до сих пор, чьи интересы нашему министерству нужно поддерживать — английские или немецкие?!
     Собеседник:
     — Да вы поддерживайте лучше русские интересы!
     Дипломат (Пораженный.)
     — А ведь знаете... Это идея!
    
     В банке.
     — Вот он, русский человек-то! Дед купца Калистратова в Москву пришел в лаптях.
     — Да? А сам Калистратов теперь? Босиком ходит...
    
     В редакции.
     — Так это вы написали эти стихи: “Я помню чудное мгновенье...”?
     — Да, я!
     — Очень рад познакомиться. (Кричит.) Василий! Стул господину Пушкину!
     n n n
     Сегодня в нашем “Кабачке” гостит знаменитый “Почтовый ящик” “Сатирикона” с предисловием самого Аркадия Аверченко: “Ввиду исключительного интереса, проявляемого читателями “Сатирикона” к “Почтовому ящику” этого журнала, — позволяем себе привести ряд выдержек из отдела “Почтовый ящик”. Считаем нужным предупредить, что как бы ни были дики и несуразны цитаты из сочинений неведомых авторов — они все не выдуманы редакцией, а представляют собой подлинные осколки людского недомыслия и тупости”.
     Ивановская. — А.Д.Гурову.
     — Почему Дума, — мудро спрашиваете вы, — занимается вопросом только о конокрадстве, оставляя в стороне коровокрадство?
     Ответ:
     — Да уж, знаете, эта Дума... Мало ли еще темных сторон в жизни русского крестьянина: слонокрадство, бегемотокрадство, уже не говоря об увеличивающейся с каждым годом пропажи страусов.
     Одесса. — Рудольфу.
     — Вы пишете в рассказе: “Она схватила ему за руку и неоднократно спросила: “Где ты девал деньги?”
     Ответ:
     — Иностранных произведений не печатаем.
     В пространство. — Диме.
     Дима пишет:
     “Я к вдове частенько хаживал.
     И пришедши от вдовы
     Часто я сижу и думаю:
     Не сносить мне головы...”
     Ответ:
     — А вы перестаньте думать: тогда голове сносу не будет!
     Калуга. — Лукасу.
     — Прочел, пишете вы, “Яму” Куприна. Выпуск очень интересный...
     Ответ:
     — А читали ли вы “Горе от ума”? Тоже хорошенькая брошюрка.
     Одесса. — Черноморцу.
     “Ужасное чудовище полз и полз дальше”, — пишете вы среди рассказа.
     Ответ:
     — Так как вы написало этот рассказ безграмотно, то редактор ему уничтожила.
     Невский, 69. — Лаеву.
     Лаев в препроводительном скучнейшему рассказу письме между прочим пишет:
     — За гонорар я молчу...
     Ответ:
     — Сообщите, за какой гонорар вы молчите. Если за небольшой, то мы, можем быть, сойдемся.
     В пространство. — Дику.
     Есть громадное мировое пространство... И в нем вращается маленький затерянный Дик, который сочиняет:
     “Целый день болтает Дума,
     А до дела все нейдет...”
     Какая унылая беспросветная жизнь в России: плохая Дума, дубовые стихи... И серый дождь тоскливо льет в окна... Дик! Не надо стихов...
     n n n
     Ну что ж, уважаемые, часы на цепочке, а время бежит... Я хочу, чтобы мы все прежде всего по нынешним временам благополучно дожили до следующего воскресенья и снова встретились на этой странице в КАБАЧКЕ “У ПАНА ЗЮЗИ”. Нельзя допустить, чтобы из нас выветрили наше самое главное и великое отличие от всех народов мира — умение смеяться над собой, над своей жизнью и над ВСЕМ, ВМЕСТЕ ВЗЯТЫМ.
     Чтоб вы у меня все были здоровенькими! Искренне ваш
    


Партнеры