Прыжок дельфина

Есть такая профессия — уходить под воду

19 марта 2002 в 00:00, просмотров: 537
  На обычного человека атомная субмарина производит неизгладимо-ударное впечатление. Удивление и восхищение вызывает буквально все: и размеры подлодки, и “умные” крылатые ракеты на ее борту, и количество людей, находящихся в многочисленных отсеках, и способность подлодки надолго уходить в морские и океанские пучины.
    
 
    Когда смотришь на подлодку с вертолета, то ее масштабы как-то незаметны. Ее гигантские размеры можно оценить с высоты ходовой рубки: субмарина высотой с трехэтажный дом, а ее длина до 150 метров. Больше футбольного поля! И как только люди живут в этом монстре? И вообще подводник — это судьба или романтика?
     Мой собеседник — профессиональный подводник, отдавший флоту 26 лет, вице-адмирал запаса Виктор ПАТРУШЕВ — занимал в свое время должность начальника оперативного управления — заместителя начальника Главного штаба ВМФ. И встреча накануне 19 марта была неслучайной — сегодня отмечается День подводника.
     — Все-таки подводник — это судьба или романтика?
 
    — И то и другое. Хотя вначале, думаю, все же была именно романтика. Мне, например, довелось служить срочную матросом на подлодке на Камчатке. Поэтому когда поступал в Тихоокеанское высшее военно-морское училище имени адмирала Макарова, то знал, на что иду.
     — Вам довелось застать период расцвета подводного флота, считавшегося гордостью армии. А вот как оценить его нынешнее состояние?
    
— Как самое плачевное. Многие корабли выводятся из строя из-за отсутствия средств на ремонт. В конце 80-х годов у нас было 62 АПЛ с баллистическими ракетами, около 150 многоцелевых и более 100 дизельных. Сейчас же реально осталось не более четверти. А поскольку подлодки не всегда готовы к плаванию, отсюда и трудности с боевой подготовкой. Например, последние боевые учения на Северном флоте прошли в 2000 году, и те закончились трагедией АПЛ “Курск”.
     — Россия способна вернуться в Мировой океан?
 
    — Мы должны вернуть утраченные позиции в Мировом океане в силу двух причин: во-первых, несмотря на фактическую потерю Черного и Балтийского морей, Россия остается морской державой. И, во-вторых, в новом веке основные угрозы будут исходить именно с морских направлений. Недаром и США, и Великобритания, и Франция разместили на своих субмаринах баллистические ракеты. Все будет зависеть от государственной поддержки нашего флота.
     — Гибель “Курска” стала не только трагедией подводного флота, но и поводом для серьезного анализа дееспособности российского ВМФ. Какие были сделаны выводы?
 
    — Технические причины гибели “Курска” до сих пор не установлены, поэтому и говорить о выводах рановато. Пока есть только версии. Возможно, Генпрокуратура действительно нашла упущения в процессе подготовки к учениям. Но эти упущения не могли быть причиной катастрофы.
     Что же касается конструктивных особенностей “Курска”, которые якобы могли спровоцировать взрыв, то скажу следующее. Проект каждой подлодки тщательно обосновывается и защищается проектантами. На тот момент их доводы были признаны убедительными, а решение — обоснованным. Оргвыводы, которые предприняты в отношении командного состава Северного флота, на мой взгляд, были поспешными и необоснованными. Кто-то просто хотел обозначить принятие мер. Замечу лишь, что такое понятие, как боеспособность флота, в одночасье разрушиться не может.
     — Одна из версий гибели “Курска” — столкновение с иностранной субмариной. А как подлодки, нашпигованные современной аппаратурой, вообще могут найти свой “перекресток” в просторах океана?
  
   — В этом и заключается смысл боевого дежурства, чтобы обнаружить субмарину потенциального противника. Это их обязанность: обнаружить, запеленговать и вызвать надводные корабли или авиацию. А потом начинается игра в “кошки-мышки”...
     Столкновения происходят в силу разных причин, но очень часто — из-за наглости американцев. Любят их капитаны полихачить, поиздеваться над “русским Иваном”. Наши более склонны соблюдать меры безопасности. Есть, что называется, прописные истины. Например, если ты следишь или за тобой следят, не меняй резко глубину. Поскольку когда теряется контакт, то лодка-охотник, как правило, начинает поиск и может оказаться в опасной близости от другой субмарины. Вот здесь-то лодки и могут столкнуться.
     — В фильмах подлодки красиво уклоняются от торпед. Такое в жизни бывает?
    
— Конечно, бывает, правда, не так красиво, как на экране. Есть различные способы маневрирования. Торпеда не дура, и задача команды состоит в том, чтобы отследить ее и, если хотите, обмануть, уклониться от атаки.
     — Субмарина и впрямь может выскакивать из воды, как дельфин?
     — Да, этот маневр называется аварийным всплытием, когда подлодка на полном ходу под углом примерно 30 градусов выскакивает из воды. Кстати, американцы в Тихом океане именно при таком всплытии и потопили японскую шхуну. Кстати, “Курск” при возникновении нештатной ситуации на борту тоже должен был немедленно всплыть. Что-то помешало это сделать...
    



Партнеры