Путаны под козырьком

Станет ли “трасса любви” дорогой целомудрия?

21 марта 2002 в 00:00, просмотров: 3131
  Есть такая народная примета: если проститутки на Ленинградском шоссе в Химках стоят синие, значит, пришла зима. Если розовеют — зима ушла.
     Химкинские милиционеры эту шутку не любят. Они вообще как-то странно реагируют, когда им задают вопросы о борьбе с проституцией. Начинают раздражаться и нервно теребить автоматы:
     — Ну что же мы можем с ними сделать? Разгонять их — бесполезно. Облавы устраивать — пустая трата времени. Все равно же всех отпускать приходится, и они снова выходят на Ленинградку...
     Стоп! А почему, собственно, проститутки облюбовали именно Ленинградку? Не Каширку, не Дмитровку, не Киевскую трассу, которая, кстати, тоже ведет к весьма оживленному аэропорту? Там, стало быть, путанам дали от ворот поворот? А что же тогда в Химках — для них хлеб да соль приготовлены?
     Как показывает практика, без надежной милицейской “крыши” секс-бизнесу процветать крайне сложно. Поэтому корень зла, подумали в МВД, надо искать в местном УВД. Подумали и наслали на химкинскую милицию Главное управление собственной безопасности МВД РФ.
     Вместе с гуэсбэшниками в Химки отправился корреспондент “МК”.

     — Обрати внимание на то, где они стоят, — говорит сотруднику, ведущему оперативную съемку, командир группы.
     — Понятное дело — по всей Ленинградке, — встреваю я в разговор.
     — В том-то и дело, что не по всей, а только на территории Химок.
     Мы едем по Ленинградскому шоссе в машине с обычными, “гражданскими” номерами — это пока только разведка.
     — В пределах Москвы все чисто, — констатирует командир. — Так, пересекаем МКАД... Вот первая “точка” — сразу около вывески “Химки”. Вот опять “мамки” стоят, вот еще “точка”...
     Через 100 метров “точки” сливаются в одну сплошную “прямую”. Движение на этом участке сильно затруднено: словно по команде “равнение направо” почти все водители сбрасывают газ и поворачивают головы в сторону путан. Мы в общем потоке медленно проплываем сквозь почетный караул грязноватых дам. Бррр! Неприятное зрелище. Может, не сезон?
     — Сегодня девочки от 50 до 100 долларов, — насела на нас “мамка” в жуткой вязаной шапке. — Минет в машине — 50—75 баксов. “Целки” — 1000 долларов. Но сегодня их нет. Можем привезти на заказ.
     — Мерси, на заказ не надо.
     По мере нашего продвижения к окраине города ряды блондинок-брюнеток заметно редеют.
     — Внимание, выезжаем из Химок. Впереди опять территория Москвы, район “Молжаниновский”, и — смотрите! — ни одной проститутки на дороге...
     — Что же им в Химках — медом намазано? — недоумеваю я.
     — Вот это мы и попытаемся сегодня выяснить.
     До 1997 г. проститутки прекрасно чувствовали себя в Москве. Они работали преимущественно на Тверской, но со временем добрались почти до Кремля. Терпению властей пришел конец, и они решили очистить центр столицы от путан.
     Мэрия Москвы пошла на беспрецедентный шаг. Милиция провела облаву на проституток на Тверской улице, свезла 300 пойманных путан в зал городского штаба, где перед ними выступил тогдашний префект ЦАО Александр Музыкантский. В своей речи префект отметил, что столичные власти “в корне собираются изменить в Москве ситуацию с проституцией и покончить с самым циничным ее проявлением, коим является приставание к мужчинам на улице”. Префект пообещал бороться с проституцией до ее полного искоренения, после чего проститутки переместились на Котельническую набережную. А в 1998 г. милиция вытурила девочек и оттуда — они переехали на Ленинский проспект. В 2000 г. московская мэрия разразилась целой серией распоряжений насчет Ленинского. Тогда-то дамы и облюбовали Ленинградское шоссе.

Облава

     Следующий этап операции — облава. Это не самый главный пункт сегодняшнего мероприятия, но, пожалуй, наиболее трудоемкий и впечатляющий своими масштабами.
     Караван из десятка милицейских машин с мигалками распределяется вдоль трассы и шумно подъезжает к наиболее “жирным точкам” (намеченным еще в ходе разведки). Проститутки мгновенно соображают, что “мигалки” сейчас будут заниматься отнюдь не сексом — и начинаются настоящие скачки с препятствиями. “Мамки” и их подопечные кидаются врассыпную — кто-то из путан прикидывается кустарником, кто-то пытается изобразить из себя случайную жертву: мол, я не такая, я жду трамвая, а кто-то лезет под сутенерскую машину... Но все ночные бабочки в итоге собираются в милицейских автобусах.
     Справедливости ради отмечу, химкинских гейш облавами не удивишь. Периодически такие показательные рейды устраиваются специально для прессы. Проститутки об этом знают и потому с пониманием относятся к этой бесполезной работе милиционеров. Правда, обычно их предупреждают о готовящейся облаве. В этот же раз все было внезапно как для самих путан, так и для местного УВД. По идее именно сейчас свое слово должна была сказать милицейская “крыша” — сутенеры наверняка успели отзвониться покровителям.
     “Уазик” с синими областными номерами не заставил себя ждать. Вылезший из машины бравый капитан двинулся в сторону уэсбэшников с автоматом наперевес.
     — Чем помочь? — с ходу выпалил он.
     — Да уже ничем. А вы кто?
     — Капитан Рябцев. Мы улицы патрулируем.
     — А кто вас сюда вызвал?
     — По рации мне передали, что здесь большое скопление милицейских машин. Я приехал посмотреть, что случилось.
     — А маршрутный лист у вас есть? Там указано, что вы сейчас должны находиться здесь?
     — Нет, маршрутного листа нет.
     — Значит, приехали по собственной инициативе... Так и запишем.

Разборка

     Прием в химкинском УВД нам оказали весьма прохладный. Оно и понятно. Мало того что мы целую ораву проституток им привезли, так еще и сами проверяющими оказались. Дежурный по-быстрому вызвал представителя руководства.
     Надо сказать, что начальника химкинского отделения, Виктора Тищенко, сняли с должности несколько месяцев назад, а нового начальника пока не назначили. Исполняющим обязанности числится Олег Ломакин, но на встречу с сотрудниками ГУСБ приехал не он.
     Человек тучной комплекции при галстуке, изучив удостоверения гуэсбэшников, отрекомендовался несколько странно — просто Георгий. Но это было только начало. Объяснения, которые попытались получить у официального представителя руководства УВД Химок сотрудники МВД, тоже оказались своеобразными.
     Вопрос: Чем вы можете объяснить, что проститутки прижились именно на вашей территории?
     Георгий : Не знаю, они сами выбирают, где им стоять. И потом Ленинградское шоссе — не наша территория, а московская трасса. Наши только обочины.
     В.: А вы считаете, что они стоят не на обочине, а на трассе?
     После легкого замешательства Георгий начинает пространно объяснять, как определить границу между дорогой и обочиной.
     В.: Как вы боретесь с проституцией?
     Г.: Лично я из своего подъезда их гоняю...
     В.: Я спрашиваю о работе УВД.
     Г.: Каждый день там ездит патруль, мы по нескольку человек в отделение доставляем. А облавы устраивать мы не можем. У нас нет транспорта, бензина, людей не хватает...
     В.: Сегодня ваш патруль приехал только тогда, когда приехали мы. Почему?
     Г.: Вы мне такие вопросы задаете, как будто я здесь главный. Не от меня же все зависит...
     Через 10 минут занудного общения гуэсбэшники заметно заскучали. Конечно, никто не ждал, что Георгий сейчас рванет на груди рубаху и честно расскажет, как здешние милиционеры пользуют этих самых проституток в хвост и в гриву, как путаны регулярно отстегивают купюры им на бедность, и потому они никогда не будут душить эту курицу, несущую им золотые яйца. Но так тупо косить под дурачка...

Печальный вывод

     Самое интересное, ради чего все и затевалось, выяснилось из разговора с проститутками. Им-то, в отличие от представителя УВД, скрывать было нечего.
     Ирине 26 лет, еще осенью она приехала в Москву из Донецка.
     — Я каждый день стою на “точке”. Клиентов всегда много.
     — А милиция вас разве не гоняет?
     — Да что вы! (Смеется.) Иногда — вот как сегодня — рейды бывают, но нечасто. А милиция местная приезжает каждый день, увозит по нескольку девчонок.
     — А тебя увозили?
     — Да. Нас троих забирали с “точки”. Привезли сначала в 20-е отделение, а потом сюда (в УВД г. Химки. — Авт.). Ну одну девчонку заставили машину, иномарку какую-то, помыть. Вторая мыла милицейский “бобик”. А я наверх пошла.
     — Это что значит?
     — Ну с милиционером, ну это... сами понимаете...
     — А милиционер вам не представился?
     — Да нет, мы и не спрашиваем. Делаем свое дело, и нас отпускают.
     Это показания всего лишь одной девушки. А мы их в ту ночь “захватили” аж 63. Думаю, что у каждой из них есть своя история отношений с местной милицией.
     — В результате проведения этого мероприятия мы получили информацию в отношении ряда сотрудников Химкинского УВД, которые занимаются противоправной деятельностью, — говорит начальник отдела ГУСБ МВД РФ Сергей Добророднов. — Всю эту информацию мы будем проверять и одновременно следить, как развивается ситуация в Химках. Если ничего не изменится, будем принимать суровые меры.
     Стоит, наверное, напомнить, как печально в 1995 году завершилась карьера сотрудников 10-го отделения милиции, курировавшего часть Тверской улицы. Отделение полностью расформировали и набрали новых сотрудников.
     В химкинском УВД ситуация пока не столь критична, но и с ней МВД мириться не намерено. И, судя по всему, дело там вряд ли обойдется единичными кадровыми перестановками.
    



    Партнеры