Уйти, чтобы вернуться?

ВИКТОР ГЕРАЩЕНКО: АТЛАНТ, НО НЕ ГЕРАКЛ

1 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 236

Главным «околоэкономическим» событием марта в России, безусловно, следует считать уход в отставку главы Центрального банка Виктора Геращенко. «Около» – потому что непосредственно
к экономике эта должность отношения вроде бы
не имеет (во всяком случае,
в цивилизованных странах
с устойчивыми финансовыми системами). «Экономическим» – потому что мы к таковым не относимся и еще недавно подобное событие могло всерьез и надолго расстроить денежный рынок страны...

«Атланты держат небо»
Как утверждает греческая мифология, когда вещий старец Тирезий увидел младенца и двух задушенных им громадных змей, он предрек Гераклу бессмертие.
За порогом нового века остались две исторические фигуры. Ушел Борис Ельцин. Уж на что первый президент страны любил власть, а пришло время – оценил свои силы и оставил «царский трон» более молодому. Ушел еще один президент – не страны, но империи под названием «Майкрософт». А уж скольких помельче ушли за последнее время! Конечно, все это фигуры не такого масштаба, но все же достаточно видные на политическом небосклоне!
С тех пор как Виктор Владимирович впервые стал первым банкиром страны, исчезла сама страна под названием СССР, не пересчитать, сколько правительств сменилось... А Геракл – оставался. Его обвиняли в том, что он финансировал ГКЧП, прятал за границей деньги партии, саботировал реформы Егора Гайдара («мальчиши-кибальчиши» – это ведь тоже его выражение). Ему долго припоминали «павловский обмен». Тогда Геракл чуть было не стал Венерой Милосской. Успокаивая народ, он грозился скорее отдать руку на отсечение, чем допустить денежную реформу. Казалось, с Гераклом окончательно распрощались в 1994 году, после «черного вторника», который, как считают, Виктор Владимирович сам же и сотворил. Но тогда он ушел, чтобы вернуться – после нового финансового кризиса. И снова только ленивый не предсказывал его скорую отставку. В ответ тот послал прорицателям свой «воздушный поцелуй» – предложил главе государства ввести продажу 100% валютной выручки и получил на то высочайшее согласие. Чем изрядно переполошил всех, вплоть до МВФ...
Но сегодня Геращенко ушел опять. Ушел – из-за того, что, наверное, впервые в жизни не смог оправдать свое героическое прозвище. Призванный под знамена правительства в печальную осень 1998-го, он должен был исполнить две роли – сохранить банковскую систему России от полного самоуничтожения и, возможно, подготовить ЦБ к реформированию.
С первой задачей Геращенко справился, проявив себя блестящим антикризисным менеджером. Но одно дело – полубог и герой, другое – «простой» атлант. Если пользоваться все той же мифологической терминологией, удержав на плечах огромную тяжесть, Геракл отказался чистить авгиевы конюшни. Отказался, конечно, не напрямую, не открыто. Но ведь тактика тихого саботажа знакома Виктору Владимировичу не понаслышке.
Время шло, финансовый кризис оставался все дальше позади, а перед Центробанком вставали новые задачи. Реформирование банковского сектора, деполитизация самого ЦБ, выстраивание четкой и внятной валютной политики государства. Когда властям стало окончательно ясно, что Геращенко этими задачами заниматься не хочет, его попросили «на выход». Все логично: «Мавр сделал свое дело – мавр должен уйти...»

Банковский треугольник
О новом шефе Банка России пока известно немного. В кругах специалистов Сергей Игнатьев считается крепким профессионалом, у которого на сегодня виден только один недостаток.
Он – крепкий «бюджетник», неплохо разбирающийся в бюджетно-денежных хитросплетениях. Недаром Игнатьев почти 10 лет лет трудился заместителем министра финансов РФ. Однако практический его опыт работы с финансами невелик – должность зампреда ЦБ, которую Игнатьев занимал неполных два года, позволяет говорить об этом довольно уверенно.
Похоже, что нет у него сейчас и собственной команды. А короля, как известно, играет свита. Геращенко за долгие годы своей банковской деятельности смог расставить на ключевые посты в ЦБ очень тщательно, сквозь самое мелкое сито просеянные кадры.
Именно они могут стать непреодолимой преградой на пути Сергея Игнатьева. Потому что их влияние, в отличие от влияния самого Игнатьева, на банковскую систему России пока что неизмеримо выше.
О ком конкретно идет речь? Знакомьтесь: зампредседателя ЦБ и личный друг Геращенко – Владимир Горюнов, который засветился в нескольких банковских скандалах. Еще один зампред – Олег Можайсков. Зампред Евгений Коляскин, изгнанный из ЦБ при Сергее Дубинине, но вернувшийся при Геракле. Зампред Виктор Мельников... Все это люди, которые слишком многим обязаны Виктору Геращенко, чтобы вот так просто взять и перестроиться под нового босса.
В общем, наследство Игнатьеву досталось славное. Людей, к которым у государства нет претензий, на Неглинной совсем немного. Прежде всего это Татьяна Парамонова, которая при Геращенко вела оперативное руководство ЦБ. Отличный профессионал, который в одиночку способен справиться со всей текучкой, но при этом крайне плохо относится к попыткам ущемить ее полномочия. К Парамоновой можно добавить Надежду Славинскую, начальницу Главного управления ЦБ по Санкт-Петербургу. Славинскую одно время даже рассматривали в качестве кандидата на пост председателя Центробанка.
Две женщины, причем каждая со своими амбициями, – это не так много по сравнению с легионом преданных Геращенко зампредов...
Интересно, сможет ли при таком раскладе Сергей Игнатьев расчистить авгиевы конюшни и превратиться в Нового Геракла?



Партнеры