СТОЛИЦУ ЗАХЛЕСТНУЛА ВОЛНА ДЕТСКИХ САМОУБИЙСТВ

17 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 311
  Целой серией подростковых самоубийств ознаменовался понедельник в столице. Примечательно, что во всех случаях сводили счеты с жизнью учащиеся, не достигшие совершеннолетия и страдающие каким-либо физическим недугом.
     Как стало известно “МК”, первый случай произошел на Жигулевской улице. Около 20.00 в один из домов пришел 10-летний Женя Чижевский. Сам мальчик жил на соседней Окской улице, вместе с дедушкой и бабушкой. Похоже, дом на Жигулевской он специально выбрал в качестве места самоубийства. Поднявшись на один из последних этажей, ребенок бросился вниз из окна, расположенного в подъезде. Труп мальчика, лежавший на козырьке над входом, обнаружил кто-то из жильцов. Сотрудники милиции осмотрели одежду ребенка и нашли в кармане пространную записку на двух листах, написанную, очевидно, рукой самого Жени. В ней мальчик, рассуждая как взрослый человек, подробно обосновывает свое роковое решение. В основном Женя ссылается на свой недуг: “...если я уже в 10 лет так болен, то что же будет в 30...” Также в предсмертном послании ребенок расчетливо и трезво отдает последние поручения родственникам. В частности, просит взять себе его деньги, лежащие “в столе в желтой коробке”, продать почтовые марки (“через 70 лет они будут стоить бешеные деньги”), которые он собирал, а вырученные на это средства передать кому-то из близких. “Я надеюсь, вы не выбросите кляссеры, и когда им будет 100 лет, их продадут дети детей моей мамы”. Ребенок разрешает использовать свои органы. Его последнее желание: “Я надеюсь, вы не истратите денег на мою могилу или памятник, если вы все-таки потратите деньги, вы меня сильно обидите”.
     Из общения с дедушкой погибшего милиционеры выяснили, что Женя действительно тяжело болел. Еще в младенчестве он перенес операцию на сердце, кроме того, ребенок страдал болезнью Крона (слабый иммунитет) и, к примеру, обыкновенную простуду переносил гораздо тяжелее, чем все остальные. По этой причине Женя не посещал школу, а получал знания на дому. Родители мальчика (его мама — врач-кардиолог, папа — инженер) часто отвозили его к бабушке с дедушкой.
     Второй случай произошел в это же время на Варшавском шоссе, где проживал с родителями 15-летний Даниил Семенов, ученик 8-го класса гимназии с гуманитарным уклоном №1526. После школы, которую в тот день посетил подросток, он пришел домой. А спустя некоторое время мальчик повесился на балконе, закрепив веревку на металлическом кронштейне. Его обнаружили родители, которым пришлось выламывать дверь квартиры, чтобы попасть вовнутрь.
     О причинах самоубийства пока можно только догадываться. В любом случае для родителей это был страшный удар: у них это единственный ребенок, к тому же очень поздний (отцу и матери уже за пятьдесят). Известно, что мальчик болел астмой, хотя заболевание скорее всего здесь ни при чем. В гимназии Даниила называют трудным ребенком (у него “хромало” поведение), но никто ума не приложит, почему он решился на самоубийство.
     Последний суицид произошел около полуночи на Донецкой улице, где проживает семья Клейменовых — мама и две дочери, учащиеся автомобилестроительного колледжа. В это время домой с улицы вернулась младшая дочь, 16-летняя Ольга. Они стали выяснять отношения с матерью, которая в последнее время была серьезно озабочена судьбой девушки. Глава семейства предполагала, что Оля, попав недавно в какую-то компанию, стала употреблять какие-то таблетки или наркотики. На этой почве ссоры между ними стали регулярными, а мама не раз говорила дочери, что отправит ее в больницу на лечение от наркозависимости. Нервничая, Ольга нередко угрожала маме своим самоубийством. В разгар ссоры она даже вскакивала на подоконник, обещая немедленно выброситься из окна. После этого мама уходила в свою комнату. Именно так было и в этот раз. Но, когда мать вышла к себе, Ольга просто шагнула в бездну.
    


Партнеры