О’Кей с шайбой

13 мая 2002 в 00:00, просмотров: 237
  Все посторонние звуки поглотило безудержное скандирование: “Майстри, майстри!” Это по-словацки значит — “чемпионы”. Многотысячная толпа болельщиков, похоже, собралась побить все шумовые рекорды. А что, есть повод: мгновение назад форвард словаков Петер Бондра отправил шайбу в то самое место ворот, которое не сумел закрыть своим телом наш голкипер Максим Соколов.
     4:3 — в пользу словаков.
     До конца третьего периода финального матча оставалась лишь минута и 40 секунд...
     Конечно, за этот крохотный период времени наши не смогли отыграться. И едва слышная из-за шума финальная сирена зафиксировала: впервые в хоккейной истории “золото” чемпионата мира выиграла команда Словакии. А российская сборная наконец-то — после девятилетнего перерыва — вернется домой с медалями. Серебряными. Но это “серебро” — дороже иного золота.
   
 
     Из “Скандинавиум-Арены” словацкие болельщики отправились отмечать победу на площадь возле гостиницы “Тауэрс”, одну из крупнейших в Гетеборге. Вливаться в праздничную толпу мне почему-то не хотелось. Увы, тот фейерверк, что разукрашивал в разные цвета ночное небо над городом, был не в нашу честь...
     А впрочем, отчего же не в нашу? Российская сборная выстояла в Швеции под напором чехов и финнов — финалистов мирового первенства-2001 — и тоже вполне заслужила почет и уважение. В том числе и со стороны президента Олимпийского комитета России Леонида Тягачева, позвонившего главному тренеру нашей команды Борису Михайлову, едва закончился финальный матч, и передавшего поздравительные слова от президента Владимира Путина. А уже в раздевалке российских хоккеистов ждал Вячеслав Фетисов, сообщивший игрокам, что все они теперь — заслуженные мастера спорта. Тем временем депутат Госдумы, скандалист и бузотер Владимир Жириновский начал даже успокаивать ребят.
     — Не расстраивайтесь, — вещал Владимир Вольфович. — Словаки выиграли мировое первенство в первый и в последний раз. А наша команда еще раз двадцать выиграет. Да что там: уже на следующем чемпионате в Финляндии вы обязательно станете первыми!
     Поздравил Бориса Михайлова и президент Словакии Шустер, который, по его словам, был очень рад познакомиться с легендарным хоккеистом. В свою очередь, Борис Петрович тоже сделал комплимент новым чемпионам мира, которые вместе с нашей командой выдали зрелищный суперфинал. И явно доставили удовольствие болельщикам, заполнившим ледовый дворец.
     Были опасения, что на финальной игре “Скандинавиум” будет заполнен в лучшем случае наполовину. Что говорить, если даже на матче за бронзовые медали чемпионата мира, в котором хозяева раскололи-таки “фиников” — 5:3, и то были незанятые кресла. Ну правда: какая радость шведскому зрителю смотреть за русскими и словаками, если “Тре Крунур” готовились к чемпионату мира как к реваншу за провал на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити? Но — не получилось. И поэтому в субботу многие предпочли позагорать на зеленых лужайках парков Гетеборга. Тем паче что для Швеции жара — редкость даже летом. Солнышко, говорят местные, покочегарит дня два, а потом дожди на неделю... Но, чтобы трудовая крона не пропадала, владельцы билетов на финал решили сбагрить их нечистым на руку спекулянтам-арабам по номиналу, а то даже и за полцены. А понаехавшие в невероятном количестве словаки отрывали их буквально с руками.
     Было дело, возле “Скандинавиума” приклеился ко мне один из любителей легкой наживы. Хотел впарить билет: при номинале в 750 крон запрашивал целую тысячу. От этого настырного паренька я еле отвязался. И чуть слышно послал торговца в известном всей России направлении:
     — Сам иди туда!..
     Я жутко удивился, услышав ответ на родном языке с ужаснейшим акцентом. И улыбнулся. Оказалось, этот парень учился у нас, в “Лумумбе”. Кстати, он не обиделся на меня — наоборот, пожелал нашей сборной победить в финале. И быстренько высмотрел себе новую жертву в рогатом головном уборе: “Тикет, финал, тикет...”
     — Наша сборная должна победить — 3:2, — предсказывал тем временем специально прибывший на финал Жириновский. — Словакия — маленькая страна. Как наша огромная Россия может им проиграть?!
     То, что прогнозист из Вольфовича никудышный, стало ясно уже к середине первого периода, когда словаки забросили нам две шайбы. И если второй гол Бондры не вызывал ни у кого сомнения, то по первому поначалу возникли вопросы: уже на 22-й секунде матча после броска Любомира Вишновски шайба со звоном угодила в штангу и отскочила в поле. За воротами зажегся красный свет. Но засомневавшийся главный судья отправился смотреть видеоповтор. Вернувшись на лед, он показал на центр...
     — Этот гол на моей совести, — признался мне после матча Максим Соколов. — Такие шайбы вратарь должен брать. Хотя я до сих пор не уверен, что гол все-таки был. По всем законам физики так шайба могла отскочить, только попав в штангу... Но что сейчас об этом? Увы, после этой оплошности, если вы заметили, я начал неуверенно действовать. И пришел в себя лишь где-то во втором периоде...
     А там и наша команда воодушевилась. Прошел мандраж, появилась осмысленность в атаке. И пусть перед третьим периодом мы все еще проигрывали две шайбы, была надежда, что отыграемся. Так и случилось. В заключительном периоде сначала Владимир Антипов сократил разрыв, потом Максим Сушинский сравнял счет. Казалось, еще чуть-чуть — и наши дожмут соперника, забьют четвертый гол. Сами хоккеисты, похоже, тоже так думали. Это и подвело.
     — Да, мы поймали кураж и захотели победить в основное время, — соглашался Борис Михайлов. — А надо было подождать до овертайма. В дополнительное время наши шансы возросли бы — было видно, что словаки устали больше, чем мы...
     — Бились мы до конца. Но, думаю, сказалось то, что у меня, да и у многих ребят — это первый финал чемпионата мира, — сказал после матча один из его героев, нападающий Максим Сушинский, забросивший две шайбы. — Лично я не мог две ночи подряд заснуть. Все думал о том, как бы получше сыграть. И еще — о том, что нужно сделать, чтобы выиграть “золото”... Нервозность, наверное, сильно мешала не только мне, но и другим ребятам. Поэтому и пропустили в начале игры два гола, которые в принципе все решили. И все равно команда заняла свое место. Мы доказали, что лучше, чем о нас думали до начала чемпионата.
     Мучились бессонницей накануне игры не только хоккеисты. Такая же проблема была и у главного тренера Бориса Михайлова.
     — Ну, во-первых, ваш брат журналист не давал лечь спать, — упрекнул Борис Петрович. — И все же главная причина в другом: я тоже сильно переживал, очень хотелось мне выиграть этот чемпионат мира. Сейчас понимаю, что мое волнение передалось хоккеистам... Может быть, я был излишне эмоционален, когда проводил предматчевую установку. Но ведь мне так хотелось, чтобы повторился 93-й год!..
     Да все мы, наверное, желали того же самого, но по нынешним временам и “серебро” — отменный результат. А кроме того, наши хоккеисты давно не получали индивидуальные призы на чемпионатах мира. В Гетеборге такой чести удостоился Максим Соколов, признанный лучшим вратарем турнира, с чем я и поздравил нашего голкипера.
     — Зачем ты меня поздравляешь? — удивился Максим. — Меня, наверное, наградили за предыдущие матчи. А за финал я не заслужил добрых слов.
     — То есть как это?
     — Не хватило опыта, вот и не смог отработать от начала и до конца. И если тот, первый, гол — спорный, то четвертый — точно моя вина.
     — Расскажи, как там все произошло...
    
— В третьем периоде словаки сделали всего-то один или два броска в мою сторону. Вот то, что стоял без дела, меня и подвело. Сейчас я понимаю, почему пропустил этот несчастный четвертый гол. В России 90 процентов хоккеистов отдали бы пас на дальнюю штангу, и я по привычке играл по второму игроку. А вот если бы был готов к тому, что Бондра бросит в ближний угол, то успел бы переместиться...
     — И все-таки, Максим, есть ли удовлетворение от того, что выиграли “серебро”?
     — Нет, поскольку проиграли финал по моей вине.
     — Самобичевание тут, думаю, излишне, хотя это редкое качество для людей...
     — Если каждый покопается в себе, то наверняка найдет что-то негативное. Но кто-то этого вообще предпочитает не делать, другие делают это втихую. А я просто умею в открытую признавать свои ошибки. Вот в прошлом году не выручил команду в четвертьфинале, сейчас — в финале. Значит, есть чему учиться, к чему стремиться. В конце концов заканчивать с хоккеем я не собираюсь!
     ...И это, Максим, само по себе радует.
     А еще сейчас вспоминается высказывание Бориса Михайлова: “Очень плохо не верить в людей, которые живут в России”. Что ж, теперь — поверим.
    


Партнеры