С лопатой в зубах

Проволочник закусил победу

14 мая 2002 в 00:00, просмотров: 528
  День Победы в Москве празднуется по известному сценарию. Парад, салют, концерт на главной площади, наша камера установлена у Большого театра, ветеран с гармошкой, а теперь у нас на связи город-герой Новороссийск, и повсюду солнце, ордена, сирень и тюльпаны.
     А как отмечают 9 мая в мелких населенных пунктах, окружающих столицу? Об этом известно мало, поскольку средства массовой информации не балуют мелкие пункты вниманием. Чтобы заполнить досадный пробел, мы посмотрели, как празднуется победа в рядовом подмосковном поселке.
 
   
     Указатель на шоссе гласит, что, если повернуть направо, приедешь в Цюрупы. Название выглядит завлекательно. Неизвестно, что за штука — цюрупа, а тут даже не одна, а много цюруп. Однако на подъезде к поселку другой указатель вносит уточнение — “им. Цюрупы”. От лаконичного “им.” сразу веет большевиками и мануфактурами.
     Действительно, культурный центр поселка им. Цюрупы располагается на площади перед мануфактурной фабрикой, построенной еще при царе фабрикантом Гусевым. В советские годы поселку присвоили имя большевика Цюрупы, а фабрика пошла в гору и трудилась круглосуточно, предоставляя рабочие места всем цюрупинцам вплоть до победы рыночных реформ.
     Сейчас фабрика, разумеется, не работает. Запустение, стекла местами выбиты, потрескались дорожки, опадает штукатурка, но в проходной еще сидит охранник, в цехах живут таджики, кто-то арендует складские помещения, так что формально фабрика как бы существует.
     Перед проходной площадь, тоже пустая и потрескавшаяся. Прямо по курсу пустынный рынок с тремя продавцами. Слева кирпичная стена, на ней свежий плакат “1941—1945” с орденом Победы — его к празднику привезли, как объяснил охранник.
     Справа памятник воину-освободителю и высеченный на камне список цюрупинцев, погибших на войне. На фронт ушли 240 человек. Сто с лишним не вернулись. Сейчас остался в живых 21 ветеран. Накануне праздника им разносили премию — по 200 рублей.
     Фамилии на памятнике одинаковые, поскольку полпоселка — родственники. Четыре Пряничникова, шесть Хохловых, семь Чукляевых, восемь Ивановых, девять Жуковых...
     По программе празднования у памятника с одиннадцати утра — возложение венков и вахта Памяти. Школьники лет двенадцати — те же Ивановы да Жуковы — стоят в карауле под контролем учительниц. На головах пилотки, оставшиеся с пионерских времен, и красные ленты через плечо. И музыка на всю площадь — вальсы военной поры.
     Венки возлагаются от предприятий. От больницы — больничный, от фабрики — фабричный, а других предприятий и нет в Цюрупе. Была автобаза, да тоже закрылась. Но накануне из Воскресенска приезжал представитель района, тоже с венком, и речь сказал на митинге. А после митинга было факельное шествие, старшеклассники с факелами прошли к памятнику. “Вели себя тихо, как никогда, — рассказала местная жительница Вера Алексеевна Демина. — Впрочем, и милиции много было, следили за порядком”.
     Вера Алексеевна ходила к памятнику утром, посмотрела на фамилию отца. Он был офицером, служил на литовской границе, война для них началась прямо 22 июня. “Сразу всех детей и женщин — в поезд и в эвакуацию, а мужья остались. Мне пять лет было. Помню, отец взял документы, сунул маме за лифчик, сказал: “Береги Веру”. И все, больше мы его не видели. Там он и погиб, Пололин Алексей Андреевич. И брат его Иван Андреевич тоже погиб, но позже, он рядовым был в действующей армии”. А они с матерью добрались от Вильнюса до Цюрупы, поскольку родители отсюда родом, и всю жизнь здесь прожили. Вера Алексеевна 41 год в местной больнице медсестрой отработала, сейчас пенсия — тысяча рублей, и как на нее жить?
     “Отца мне очень не хватало. Я девчонкой приду сюда, если митинг или демонстрация, и так горько смотреть, как детей отцы на плечах держат. Прибегу домой и плачу: “Отца хочу”. А мама тоже заплачет и говорит: “Да где же его взять”.
     Празднует День Победы Вера Алексеевна так: “Фотографию отца поставлю, цветы ему положу, а вечером помянем”. И вся Цюрупа так же празднует. Впрочем, настроение 9 мая здесь было совсем не праздничное, а, наоборот, рабочее. Цюрупа сажала картошку.
     Безработица, денег нет, так что приходится жить натуральным хозяйством. “Какой там праздник, лопату в зубы — и пошел”, — объяснил загорелый цюрупинец в спортивных штанах, спрашивавший на рынке средство от проволочника. Проволочник прямо одолел.
     В час дня учительницы музыку выключили, вахта Памяти завершилась, школьники сняли пилотки и разошлись. Пыльная площадь окончательно опустела. “Вот такие пироги с котятами, — грустно сказал охранник фабрики, снова оставшийся один на один с памятником воину-освободителю. — Их едят, они глядят”.
    


Партнеры