Пионеры вместо секса

Читатели “МК” потянулись к идеалам

18 мая 2002 в 00:00, просмотров: 645
  19 мая российской пионерской организации исполняется 80 лет. Если современным школярам слово “пионер” ровным счетом ни о чем не говорит, то их родители при случае с удовольствием вспоминают свое красногалстучное детство. Накануне юбилея мы поинтересовались у наших читателей, хотели бы они, чтобы их дети или внуки стали пионерами, и почему.
    
     В общей сложности на наши вопросы ответили 164 человека. Из них видеть пионерами своих детей или внуков хотят 130 человек, резко отрицательно даже к идее пионерской организации относится 31 человек, трое (судя по итогам голосования на нашем сайте в Интернете) затруднились ответить на наш вопрос.
     Как ни странно, но у “негативщиков” слово “пионер” почему-то ассоциируется со словом “доносчик”. Семен Андреевич Скворцов так прямо и заявляет: “Пионерская организация основана на доносительстве и предательстве. Если ты “заложишь” кого-нибудь, то наживешь врагов среди ровесников, если нет — среди учителей в школе. Такого своим внукам я никогда не пожелаю. Не будет этой организации — не будет Павликов Морозовых”.
     Его поддерживает и 30-летний Александр Максимов: “Пионерская организация — это насилие над личностью маленького человека. Ребенку добровольно-принудительно повязывают галстук и заставляют выполнять указания. Я не хочу, чтобы мой сын был пионером. Я хочу быть уверенным, что близкий мне человек не сдаст меня с потрохами, как Павлик Морозов”.
     В той или иной степени с этими высказываниями согласны все, сказавшие “нет”.
     У ответивших “да” свои аргументы. “Пионерская организация — это лучше, чем водка, секс и наркотики”, — считает 53-летний Дмитрий Михайлович Сидоров. А 28-летняя Радита и вовсе взахлеб вспоминает свое пионерское детство: “Вот это была жизнь! Нас учили уважать старших, любить Родину”. Двумя руками за вовлечение детей в детскую организацию проголосовал и отец 8-летнего сына Юрий Семенович Тислин: “На мой взгляд, пионер — это член организации, в которой существует определенный порядок поведения, кодекс морали, воспитание в духе преданности Родине. Назовите эту организацию по-другому, но идеи пионеров должны быть продолжены”.
     С тем, что нужно возрождать организации, подобные пионерской, согласны и 62-летняя Валентина Николаевна, и бабушка 14-летней внучки Лилия Ивановна: “Школьники хотя бы младших классов должны иметь свою организацию с умными вожатыми. Я очень жалею, что внучка была лишена пионерского детства”.
     Олег Николаевич Ямсков тоже считает, что “хоть какая-то организация у школьников должна быть”. “Хорошая детская организация, — говорит бывший директор школы, а теперь пенсионерка Лидия Ивановна Богозова, — объединяет детей, воспитывает их. И на учебу действует очень хорошо”.
     Хочет, чтобы в школе была пионерская организация, и Тамара Владимировна Кузьмина. “Мы хотели на кого-то равняться, быть на кого-то похожими, — вспоминает она. — У нас были хорошие сборы, мы ждали, когда будут принимать в пионеры, постоянно к чему-то стремились. Сейчас нет никаких идеалов. А дозволенного слишком много. Мне кажется, будущее поколение должно расти настоящими патриотами своей страны”.
     Гражданка Репина одобряет деятельность пионерской организации потому, что “эта организация воспитывала дружелюбие, патриотизм, уважение к старшим”.
     “Всей душой” высказалась за молодежную организацию и Валентина Андреевна Гущина: “Пусть она будет пионерской — первой в учебе и в других делах”. Судя по результатам нашего опроса, с ней согласилось подавляющее большинство наших читателей.
    


    Партнеры