Чего не могут корпорации

1 июня 2002 в 00:00, просмотров: 173

Тенденция последних лет: крупнейшие российские компании становятся транснациональными. Пока по небольшому числу принципов. Они много производят, причем на уровне своих конкурентов в мире. У них широкая география продаж, в них работает много людей. Наконец, в последние годы они стали много инвестировать за рубежом, в другие страны. В то же время они очень отстают по части транспарентности, по экспорту высокотехнологичной продукции, по уровню корпоративного управления и еще по целому ряду параметров. Что не позволяет считать их по-настоящему транснациональными.
Все эти проблемы мы решим самостоятельно, никакой помощи не требуется. Но есть целая серия проблем, которые бизнес решить не может, потому что это не сфера его полномочий. Это дело государства. Мы хотим от государства всего две вещи. Первое – чтобы оно делало то, что мы не можем. И второе – чтобы оно делало для нас то, что делают для наших конкурентов в других странах мира.
Выполняет ли наше российское государство эти задачи? Нет, не выполняет. Наверное, просто не успевает. Российский бизнес развивается столь стремительно, что к этому не готовы нигде: ни в России, ни в мире. Как восполнить этот пробел?
Первый пункт: для начала государство должно выработать свою собственную позицию. Наши руководители призывают инвестировать в Россию. Правильно. А как они относятся к инвестициям из России? Например, «Русский алюминий» вкладывает средства в добычу бокситов. Мы хотим узнать: как к этому относятся власти?
Пункт второй: неплохо бы вообще пересмотреть отношение к вывозу капитала. Инвестиции российских компаний за рубежом – это предмет национальной гордости, а не утечка капитала. Мы инвестируем, потому что этого требует бизнес. И не только мы, но и «Газпром», и «ЛУКОЙЛ» это делали, когда в России был плохой инвестиционный климат. Мы делаем это и сегодня, когда он стал лучше. Мы это будем делать, когда он будет совсем хорошим.
Третий пункт: нужна законодательная база для зарубежных инвестиций в российские компании. Ее нет. Мы стараемся действовать в рамках тех законов, которые существуют. Но необходимость в специальном правовом поле не отпала.
Четвертый пункт: либерализация валютного регулирования. В России разрешение на инвестиции за границей до сих пор дает Центральный банк. И для него это – просто увод денег. Хотя, очевидно, не дело Банка России заниматься инвестициями.
Пункт пятый, касающийся ВТО: я считаю, что Россия не должна ни в коем случае принимать китайский вариант. В ВТО имеет смысл вступать только при условии одновременно синхронного получения статуса страны с рыночной экономикой и в Америке, и в Евросоюзе. В противном случае баланс убытков и достижений будет не тот, на который мы рассчитываем. Если какая-то страна или регион не дает этот статус, наше правительство должно сказать: оно не дает нам вступить в ВТО.
Пункт шестой: в России нет аналога американского Eximbank и подобных кредитных структур, существующих практически во всех развитых странах. Пока ничего страшного. Но мы хотим, чтобы Россия стала экспортером оборудования. Российские компании, когда они инвестируют, не прочь, чтобы на зарубежных предприятиях стояла наша техника. Без гарантии кредитования экспортных поставок сложного оборудования не будет инвестиций за границу. Однако вопрос создания аналога Eximbank даже не обсуждается.
И последнее: для того чтобы Россия могла конкурировать, мы должны иметь хотя бы минимально предсказуемую программу затрат, цен, которые до сих пор контролируются государством. Это тарифы на электроэнергию, перевозки и все остальное.
Часто можно услышать, что российским компаниям неохотно дают деньги, не верят. Дают. Но обязательно задают вопрос: на какое время вам нужны деньги? Мы говорим — на пять лет. Нам отвечают: вы не знаете не только, сколько будет стоить электричество через пять лет, но и в будущем году. Вы не представляете, по какому принципу будут образовываться тарифы.
В этом плане нет ничего того, что бизнес может сделать самостоятельно. Даже крупные корпорации не могут вести переговоры по ВТО, диктовать цены на перевозки, создать Eximbank. Но если этот план начнет выполняться – за нами дело не станет. Все остальное в России крупный бизнес делает самостоятельно.



Партнеры