Одежда, мой комплекс земной

Средний москвич носит джинсы, свитер и кожаную куртку. И покупает все это на рынке

7 июня 2002 в 00:00, просмотров: 676
  Города, как и людей, встречают по одежке. Приехавшему в незнакомый город человеку обычно сразу ясно, задает ли город тон в моде или остается безнадежной провинцией, одеваются ли жители скромно, но со вкусом, или просто во что-то одеваются.
     А вот Москву с лету не разгадаешь. Элегантный деловой костюм соседствует на наших улицах с дутыми трениками, вечернее платье — с сарафаном, лет тридцать провалявшимся на антресолях.
     Москва одета необычайно интересно. И, как считают некоторые модельеры, необычайно безвкусно.

Тараканы в саркофагах

     Мы не будем говорить о москвичах, которые одеваются в самое дорогое и самое модное, и о москвичах, которые просто во что-то одеваются. О первых и так трубят все модные журналы (число этих журналов скоро совпадет с числом богатых москвичей). А обсуждать одежду людей, с трудом рассчитывающих свой прожиточный минимум, по меньшей мере нетактично. Мы поговорим о законодателях московской уличной и офисной моды. О людях, в семьях которых на каждого члена приходится от 6 до 30 тысяч рублей. По мнению аналитиков из группы “Эксперт-МА”, которые исследовали гардероб среднего класса, таковых в столице больше половины.
     Средние москвичи приобретают от 6 до 12 предметов верхней одежды в год. Прямо скажем, модные тенденции их особо не волнуют. 44% потенциальных покупателей покупают одежду только с целью чувствовать себя комфортно, 8% — чтобы привлекать внимание и в то же время чувствовать себя комфортно, и лишь 2% — чтобы удивить и привлечь внимание. Всем возможным стилям мидл-класс предпочитает деловой и меньше всего авангардный.
     В общем, в выборе одежды Париж и Милан москвичам не указ. Они делают свой собственный выбор. При покупке обновки лишь четверть москвичей советуется с мужем или женой, треть — присматриваются, как одеты окружающие, 40 процентов москвичей просто бродят по магазинам.
     Но, как бы долго они по ним ни ходили, взгляд чаще всего останавливается на вещах простых и понятных. Не мужских и не женских, а — среднего рода. В гардеробе среднего москвича или москвички наверняка есть следующее:
     Джинсы. “Родные” или турецкие, дороже или дешевле, с вышивкой или обитые мехом, но — джинсы.
     Свитера с круглой горловиной или кардиганы. Работа, рынок, турпоход, ночной клуб — сгодится везде.
     Свободные майки. Хоть под пиджак в театр надевай, хоть как ночнушку используй.
     Брюки. Самые именитые модельеры боятся, что скоро разучатся шить юбки: клиентки от 20 до 80 лет повально заказывают брюки. Несмотря на настороженное отношение мужчин (см. диаграмму).
     Кожаный пиджак или куртка. По словам “народного кутюрье СССР” Вячеслава Зайцева, кожанки — это саркофаги нашего времени (раньше эту роль с успехом исполняли пальто из драпа).
     — У меня такое ощущение, что на улицу вышли полчища тараканов, — сказал Зайцев в беседе с корреспондентами “МК”. — Меня это пугает, как и кожаная одежда вообще, — она не украшает человека. Редко когда бывает высокое качество кожи, это могут позволить себе только богатые люди.
     Дубленки. По большей части бесформенные, потерявшие товарный вид после одного-двух сезонов. Утомительно и безысходно.
     Пока, как мы видим, “люди в джинсах” движутся большой единой группой. Но как только речь заходит о том, где именно покупать вещи и что именно покупать, мидл-класс делится на три группы. Каждая со своими критериями выбора и любимыми торговыми точками.

Мы за ценою постоим

     Итак, москвичи, которые тратят на одежду до 12 тысяч рублей в год, предпочитают ходить по рынкам (74% опрошенных), при покупке в первую очередь обращают внимание на цену, затем на качество пошива и лишь потом на стиль.
     Москвичи, которые расходуют от 12 тысяч до 26 тысяч рублей: в магазинах обычно одевается больше половины (вторая половина отдает предпочтение тем же рынкам). Главными критериями выбора остается цена, качество, стиль.
     А вот “богатые средние” (свыше 26 тысяч рублей в год на одежду) уже жируют. Они почитывают модные журналы, стиль ставят выше цены и предпочитают одежду раскрученных торговых марок. Большинство идет за одеждой в магазины. Правда, на рынке время от времени упаковываются 44 процента опрошенных из этой группы. И только 7 процентов иногда делают покупки в дорогих бутиках.
     К слову, владельцы бутиков делают все возможное, чтобы клиенты оставили их в покое. Создается впечатление, что их открывают как дома отдыха для продавцов и охранников.
     — Я каждый месяц бываю во Франции, и у меня есть возможность сравнивать, как и чем торгуют “у них” и у нас, — говорит Вячеслав Зайцев. — В Москве товары редко когда соответствуют времени года и моде. Я вижу, мягко говоря, странные вещи по неприличным ценам. Вещь, которую во Франции можно купить на распродаже за 20 долларов, у нас продают в бутиках за 700—800. Это очень странно. Но, видимо, их все-таки берут.
     А что остается делать богатым? Ездить за каждой тряпкой в Европу утомительно. По мелочам приходится отовариваться и в Москве, невзирая на отмеченную всеми экспертами “МК” скудость ассортимента.
     Из-за нее, проклятой, представители среднего класса часто совершают покупки спонтанно (увидел более-менее подходящий фасончик — и хватай, пока есть), а московские миллиардеры не гнушаются покупать часть одежды на рынках.
     Несколько слов о распродажах, дико популярных в Европе. Каждый немец знает, что 20 июля в одежных магазинах начинаются распродажи. Желающих пофарсить в начале весны в платье, скажем, за 1000 марок среди практичных фрау немного. Ведь уже через два-три месяца модная тряпочка будет стоить в два раза дешевле. Москвичи покамест не такие. Потому как русская распродажа с европейской не имеет ничего общего.
     Москвичи давно просекли, что реально удешевлять товар хозяева магазинов не спешат. Заплатить за костюм 12 тысяч рублей или 12 с половиной — разница невелика. Бедный человек себе дорогую вещь все равно не купит, а богатый над такой скидкой только посмеется.

Экстремальный шопинг

     Грустная история из советских времен о дешевых костюмах из Японии, на поверку оказавшихся одеждой для последнего пути, кажется забавным анекдотом по сравнению с современным рынком московской одежды. Покупка одежды превратилась в опасную лотерею, где дороговизна вовсе не означает качество, надежность рубашки или платья выясняется только при первой стирке и вообще — одежда может оказаться опасной для здоровья. Среди дешевой одежды можно встретить костюмы, в которых, кажется, уже хоронили. Или, если учитывать содержание в некоторых тканях аллергенов, скоро похоронят владельца обновки.
     Итак, вы пришли в магазин. Нашли нужную и вроде бы подходящую для вас вещь. Посмотрели на цену. Бросили взгляд на фирменный лейбл и, скорее всего, на нем не задержались. Не потому, что он вас не заинтересовал. По данным исследований “Эксперт-МА” и группы компаний monitoring.ru, больше 35% потенциальных столичных покупателей не знают ни одной марки одежды (за исключением двух-трех спортивных). Поэтому ярлык обычно не имеет значения.
     Тем более что главное в вещи все-таки не ярлык, а ее удобство. Вот вы и начинаете подбирать рубашку (юбку, жакет и т.д.) по размерам. Дело это требует повышенного внимания.
     — “Иностранные” размеры не соответствуют русским стандартам, — говорит руководитель лаборатории материаловедения ЦНИИ швейной промышленности Людмила Кириллова. — Все эти “М”, “S” и “L” только вводят покупателя в заблуждение. Индонезийский “XL” (“супербольшой”), к примеру, соотносится с нашим 50-м размером.
     Но верхнюю одежду можно примерить. А вот лифчики в примерочную кабину не возьмешь. Приходится ориентироваться на указанный размер. Итог может оказаться невеселым. Например, мастопатия от тугого бюстгальтера — обычное дело. А про последствия ношения слишком тугих мужских плавок лучше вообще не говорить...

Пух и перья

     Информация об изделиях — наверное, самый больной вопрос. Перевираются не только размеры, но и состав сырья. Производители могут заявить в сертификате “чистую шерсть” вместо “полушерсти” или написать “полушерсть”, когда ее нет и в помине. Искусственный материал зачастую продают по цене натурального.
     Между тем, например, полиэфир (искусственный хлопок) чаще, чем натуральный, скатывается в “катышки”, которые прочно держатся на ножке-ниточке и раздражают кожу. Но скажите, кто из производителей по доброй воле станет предупреждать покупателей о том, что их изделие может быть вредным для здоровья?
     А вредной одежды хоть отбавляй.
     — Если у человека есть предрасположенность к аллергии, мех и шерсть могут спровоцировать ринит, приступы удушья, кожный зуд, — говорит врач-аллерголог высшей категории Татьяна Гусева. — Прорезиненная одежда и эластичные ткани иногда вызывают кожный дерматит. Аллергенами являются дубящие вещества, используемые для выделки кожи, черная краска для кожи и краски для тканей (в первую очередь черная, синяя, коричневая, желтая). От застежек и пряжек может возникнуть “никелевый дерматит” (существует даже такой термин: “болезнь джинсовой застежки”).
     Свои “прелести” есть и у натуральных утеплителей, таких, как пух и перья. Санитарные врачи во время проверок на рынках нередко обнаруживают клещей, а также вшей и прочую мелюзгу в китайских “пуховиках”. Аллергия на этих насекомых стала профессиональной болезнью базарных торговцев.
     — Часто бывает, что верх изделия и подкладка требуют разных режимов стирки, — говорит Людмила Кириллова, — но этого на этикетке не указано. Скажем, сделана куртка из искусственной кожи, которую можно только губкой протирать, а подкладка у нее шерстяная. Изделие отдают в химчистку, и в конечном итоге искусственная кожа попросту растворяется.
     Не спешите следовать и заявленным на этикетке “указаниям по уходу за изделием”. На одежде из капрона и вискозы могут написать, что гладить ее нужно при температуре 150 градусов вместо 110 (результат — огромные пятна), а теплые пуховики вам посоветуют стирать и сушить на горизонтальной поверхности, хотя их нужно нести в химчистку. По результатам недавней проверки Мосторгинспекции, именно так дурили покупателей российские ООО: “Влана Гранд”, “Ирэн Компани”, “Мария”, “Фелибелла”.

тОТ еще КУТЮР

     После всех этих торговых страстей криво пришитые рукава, неровные строчки и пропуск стежков уже не кажутся трагедией. Да и обнаружить их легко: нужно только внимательно осмотреть вещь, которую вы собираетесь купить. К сожалению, в московских магазинах одежды с такими дефектами пруд пруди. И не только китайской.
     Из-за брака в пошиве Мосторгинспекция завернула 36 процентов проверенных швейных изделий. Среди них — продукция известных немецких, французских, турецких и чешских фирм, широко разрекламированных на нашем рынке.
     Что касается российских портных, то на старых швейных предприятиях бракуется от 5 до 15% товара, а на недавно организованных — от 30 до 60. Что не удивительно — в последнее время швейные предприятия организуют люди, мало смыслящие в искусстве кройки и шитья. Держать в штате грамотных технологов они считают непозволительной роскошью.
     Полный швах в Москве и с детской одеждой, к которой закон предъявляет повышенные требования. Она должна быть легкой, мягкой и безвредной. Тесная и тяжелая одежда не только неудобна, но и опасна. Так, туго затянутый живот ведет к нарушению пищеварения, сдавливание грудной клетки мешает нормальному дыханию. Ношение девочками-подростками тесных бюстгальтеров приводит к патологическим изменениям грудных желез. Если же ребенок одевается в “неправильную” одежду постоянно, результатом может стать нарушение роста и развития организма.
     Самый явный признак некачественных детских товаров — бросовая цена и отсутствие документов. В основном их везут к нам из Юго-Восточной Азии или шьют в подпольных цехах. Но не подумайте, что отечественные белошвейки относятся к подрастающему поколению лучше. Почти половина российских предприятий допускает нарушения стандартов даже в белье для новорожденных. Повинны здесь, впрочем, не сами предприятия, а заказчики, которые поставляют некачественное сырье.
     И еще. По закону товары для детей до трех лет запрещено продавать на рынках. Одежда до 28-го размера должна производиться только из натуральных материалов. Белье до 32-го размера изготавливается из натуральных тканей или с добавлением вискозы, летние платья-сорочки шьются из материалов, содержащих не больше 30% синтетических волокон. В нательном детском белье от 32-го размера синтетических волокон должно быть не более 20%, а в платьях, костюмах, блузках — до 50%.

Подшились все!

     Вот такое оно — нерадостное московское настоящее. Сможет ли столица стать самым модным городом в будущем? А почему бы и нет?
     Один наш знакомый, молодой и малоденежный программист, два года жил жизнью Акакия Акакиевича Башмачкина. Никакой личной жизни, театров и кафе, хлеб да вода на ужин — тотальная экономия. Мечтал он не о новой шинели, а о роскошном костюме. И все-таки купил его! За три тысячи долларов в одном из элитных бутиков. Надевает он его редко (не за хлебом же в обновке ходить), но если уж выйдет пройтись по Арбату, то чувствует себя королем Москвы. И еще тем человеком, который сделает столицу самой упакованной в мире.
     Московская молодежь одевается все лучше, стереотипами не скована и фишку в мировой моде просекает сразу же за каким-нибудь Нью-Йорком. Да и поколение сорокалетних активно участвует в мировом одежном процессе. Как считают социологи, хороший вкус воспитывают... мыльные оперы, герои которых одеваются явно не на китайской барахолке.
     На одежду Москва в год тратит 3—4 миллиарда долларов. То есть около десяти тысяч рублей на каждого горожанина, включая стариков и младенцев. Деньги эти, конечно, распределены неравномерно. У кого-то есть лишь мелочь на нитки, чтобы заштопать ветхую рубашку, кто-то, закупив новую порцию тряпок, сразу приобретает для них очередной шкаф. И все же — “вкусно одетыми” могут стать все. Было бы желание.
    



Партнеры