ПОГРУЖЕНИЕ

8 июня 2002 в 00:00, просмотров: 228
  емен вернулся домой только утром и сильно навеселе. Навеселе — слово совсем не точное, потому что было ему очень нехорошо, как бывало всегда после затяжных “презентаций” в кругу коллег. Жена Лиза встретила его хмуро. Она знала, что мужу эти ночные попойки осточертели не меньше, чем ей, но много ли женщин в состоянии простить, даже поняв.
     — Есть будешь?
     Он отрицательно мотнул головой.
     — Сделай, если можно, ванну.
     Лиза повернулась и молча ушла в глубь квартиры. Семен опустился в кресло и закрыл глаза. Через минуту послышался звук льющейся воды.
     — Можешь идти, я все вымыла, и там наполняется.
     Семен благодарно кивнул головой и побрел по коридору.
     В ванной у них стояла так называемая джакузи — огромное фаянсовое корыто треугольной формы. Оно было наполовину с водой.
     Семен мрачно посмотрел на себя в зеркало и стал медленно раздеваться. Когда он остался без одежды, ванна-джакузи была полна до краев. Поступающая вода уходила через специальное отверстие наверху, не позволяющее жидкости перелиться через край. Семен почти что выключил кран и уже занес ногу над краем, как вдруг увидел, как на дне ванны образуется большой пузырь воздуха. Он увеличивался на глазах, рядом с ним образовался второй, третий, тут первый лопнул, рассыпавшись на тысячи воздушных шариков, а на его месте прямо на дне ванны возник маленький замок с островерхими башенками и бойницами в стенах. Лопнул второй пузырь, и на его месте образовался дом сапожника, такой, каким его рисуют в детских мультфильмах — на серой стене из огромных камней, кое-где поросших мхом, был прибит золотой башмак, чуть подрагивающий от водной ряби. Пузыри лопались один за другим, и на дне джакузи возник целый средневековый городок с крошечными домиками, церквами, мостиками над подводными речушками, башнями с флюгерами и старинными харчевнями.
     Семен смотрел завороженно. Городок был таким уютным, таким домашним, словно вышедшим из детских снов или волшебной сказки, он слегка покачивался от мелкой волны, бегущей от края к краю ванны. Семен протянул руку и коснулся воды. Ничего не изменилось. Замок на холме светился тысячами огней. Семен осторожно поставил ногу в джакузи. Она прошла сквозь пекарню и ветряную мельницу, и теперь лопасти вращались прямо по Семеновой лодыжке. Он осторожно опустился в ванну целиком, внимательно следя, как бы не повредить ни один из волшебных домишек. Но все оставалось на своих местах. На груди (или, точнее, внутри груди) расположилась ратуша, а от кончиков пальцев к лесу бежала петляющая дорожка.
     Тут Семен почувствовал необыкновенное тепло где-то внутри. Даже не тепло, а состояние дивного нереального покоя. Городок принимал его в себя, окутывал средневековыми улочками, ласкал булыжными мостовыми. Семен чувствовал, как физически начинает уменьшаться в размерах, становясь одного роста с жителями подводного дива, он почти слышал их голоса, видел, как дергается занавеска в кузнице, и чувствовал, как городская стража собирается в свой неспешный поход. Город звал его с собой, и он с радостью принимал приглашение.
     Сколько он находился в таком состоянии, Семен определить не мог. Из зачарованности его вывел резкий окрик Лизы: “Сема!”. Городок заволокло дымкой, а сам Семен рывком увеличился в размерах. Он хотел, чтобы жена куда-нибудь исчезла.
     — Сема! — повторил крик.
     — Что? — нехотя ответил он.
     — Ты там не умер?
     — Нет.
     — А что не выходишь, час сидишь уже? — она была явно раздражена.
     — Да, — невпопад сказал он.
     Лиза не ответила. “Ушла”, — подумал Семен.
     Он снова стал уменьшаться в размерах. На этот раз это получалось у него лучше. Петухи-флюгера были уже выше него, вот кто-то приветливо машет рукой, а вода дает этому миру гарантии нереальности и покоя. Скорее, скорее туда, на дно, вот и его, Семена, домик — как пряничный, из забытой бабушкиной сказки, на краю города, почти у леса. Вот под трубой по воде льется дымок, вот слюдяные окна мерцают, отражая электрический свет (когда он совсем уйдет туда, электричества не станет — только луна, звезды да замок на холме). А вот, вот... Кто это? В каком сне я встречал ее, в каких грезах?
     — Семен! — резкий рывок к миру великанов, рябь по воде.
     Над ванной стояла Лиза.
     — Что за дряни ты сюда напустил? Что это за домики? Вылезай, давай. Я тебе в маленькой комнате постелила.
     Он с трудом вырывался из зачарованного мира.
     — Погоди, погоди...
     — Что “погоди”? Мне на работу давно пора. Тебя что, вынимать отсюда?
     — Погоди.
     — Что “погоди”? — Лиза сорвалась на крик и протянула к нему руки.
     “Господи, — подумал Семен радостно, — мы же можем быть там вместе. Ведь я все же люблю ее, и почему не бывает сказки на двоих? Пряничный домик...”
     Он схватил ее и рванул к себе. С громким плеском она рухнула в ванну, неистово отбиваясь. Семен косился на город — он никуда не исчез.
     — Подожди, подожди, — быстро говорил Семен, — остановись.
     Лиза судорожно отпихивала его, брызги летели по всей комнате.
     — Остановись, взгляни, это сон, это мечта, это один раз. Это выход. Выход.
     Она била его по голове, по рукам — скорее от испуга, чем от желания сделать больно.
     — Я люблю тебя, — кричал Семен, — пойдем со мной!
     Она рванула за пробку на дне ванны, вода стала уходить.
     — Подожди, — кричал он.
     Город тускнел на глазах. Туманная пелена окутывала замок и втягивала его в водоворот на дне ванны. Семен оттолкнул Лизу и снова попытался уменьшиться, уйти вместе с водой, но у него ничего не получалось.
     — Подождите, — с тоской прошептал он, — возьмите меня с собой. Ветряная мельница и домик сапожника сквозь Семена уходили в трубу.
     — Возьмите меня, — он всхлипывал, — с собой.
     С булькающим звуком последние струйки выливались из ванны.
     — Возьмите, — повторил он, — с собой.
     Он лежал голый на дне и плакал.
     Лиза стояла у края и молчала.
     В маленькой капле отражался золотой
     флюгер.
    


Партнеры