Подвалы с университетским дипломом

Cовсем не интересно, но совершенно секретно

15 июня 2002 в 00:00, просмотров: 231
  В подземелье главного здания МГУ на Воробьевых горах хранится пятиметровая статуя Сталина, через эти подвалы проходит ветка экспресс-метро, соединяющая Кремль с аэропортом “Внуково”, а еще там постоянно находят трупы... Так, во всяком случае, утверждают сами студенты. Мы решили проверить — истинно это или ложно.
    
     Сначала мы сделали попытку официально побродить по университетским подземельям. Однако из непродолжительной беседы с заместителем ректора по вопросам безопасности Станиславом Николаевичем Пучковым выяснилось, что все, что было секретного в этих подвалах, уже давно рассекретили, и ничего интересного там нет, но вот совать туда нос не стоит.
     — А как же пресловутое метро-2, ветка которого, по идее, должна проходить чуть ли не под всем зданием МГУ?
     — Про метро я выяснял, мне врать никто не будет: не существует такой ветки. А в подвалах правда ничего нет! Я как пришел на эту должность, везде пролез. Ну, конечно, где можно пролезть в костюме...
     — А как же пятиметровая бронзовая статуя Сталина? Мне ваши студенты обещали!
     — А знаете, — Станислав Николаевич таинственно заулыбался, — говорят, что наш шпиль, который утыкан антеннами, на самом деле космический корабль, и стоит нажать на какую-то нужную кнопочку, как он улетит на Луну. Что же до прогулки по туннелям... Если Владимир Семенович разрешит, то пожалуйста...
     Владимир Семенович Мишин, главный инженер МГУ, оказался более несговорчивым лицом. По его словам, все подвальные помещения — это объект повышенной секретности, который надлежащим образом охраняют, и попасть туда можно только по спецпропуску, который мне никогда в жизни не заполучить.
     — Под фонтанами, что расположены перед зданием МГУ, никаких туннелей нет, там стоят воздухозаборники. Весь чистый воздух в университет попадает именно через тамошние сооружения, и что вам там делать в грязной одежде? Мы там стены помыли, решетки заварили. Не надо туда лазить.
     На этом мои попытки официально попасть в подвалы МГУ закончились. И пришлось — что поделаешь, работа такая! — стать нарушителем. “Группа прикрытия” собралась достаточно быстро. Стать проводником согласился бывалый диггер Владимир Князев, по совместительству курсант летной академии.
     Штурмовать подвалы решили днем. Проводник Вова предупредил, что в “катакомбах” грязно и темно. “Что ты, — горячо возразила я, — главный инженер говорит, что там чисто и светло!” — но на всякий случай одежду выбрала какую не жалко.
     Первым объектом стали еще не работавшие фонтаны, где, по словам главного инженера, должно быть стерильно, так как через воздухозаборники идет свежий воздух в главное здание. Чугунная решетка фонтана, выломанная в нескольких местах, была действительно заварена, но выборочно. Рядом с только что заделанной дырой зияла другая, раза в два больше, через которую мы и пролезли. Под ногами валялись пустые бутылки, пакетики из-под чипсов и горы окурков. Единственное препятствие в виде тщедушного навесного замка с грохотом рухнуло на бетонный пол под первым же ударом железной балки. Мы оказались в темном коридоре вентиляционной шахты.
     Включаю фонарь и начинаю смеяться... Это сюда меня не хотели пускать в грязной одежде, это здесь проходит воздух для всего МГУ, это здесь стерильная чистота... Да ничего подобного! Немыслимое количество бутылок, банок и пакетов, в полу зияют дыры, заваленные мусором, а у стен накиданы прогрызенные крысами матрасы. Больше здесь делать нечего.
     Момент проникновения в теплотрассу под главным зданием, ведущую в пресловутые подвалы, разрушил еще одно предположение официальных лиц — о хорошей охране, через которую и муха не пролетит. Попали мы в эти коридоры... через открытый люк на аллее недалеко от главного здания.
     Длинные темные коридоры по бокам трубы теплотрассы, кое-где с потолка свисают разбитые лампочки. В свете фонарей все те же бутылки и окурки и исписанные мелом стены. Кроме надписей из серии “здесь был Вася” встречаются и достаточно забавные: “привет биологическому факультету”, “люби меня, как я себя”. Тут же жирными буквами, черной масляной краской: “МК” — пустячок, а приятно. По теплотрассе мы дошли до главного здания, периодически протискиваясь в микроскопические щели. И везде, где на дверях висели замки, рядом оказывалась лазейка, через которую все эти двери можно было обойти.
     — Вова, а что это за звуки такие и чем это вообще пахнет? — в нос ударил стойкий запах химикатов, а на голову мне полилась вода.
     — Не знаю, наверно, до нас тоже гости были, а вода льется, потому что мы под бассейном. Ты, кстати, осторожней, на провод не наступи, он под током...
     Рыбкой ныряю в щель между прутьями и стараюсь не получить порцию электричества, тут же вспоминаю слова заместителя по вопросам безопасности о том, что он пролез везде, где можно пролезть в костюме...
     — А где этот бассейн территориально в МГУ находится?
     — Да прямо в середине основного здания.
     Это было единственное помещение, где горели стационарные осветительные приборы и была подсветка на стенах. Кругом ведра, тряпки и ни души...
     — С противоположной стороны от бассейна — банкетный зал, — поведал Вова. — Его построили во время “сухого закона”, чтобы ректоры и преподаватели могли беспрепятственно отмечать свои праздники.
     — А где находится штаб гражданской обороны?
     — Прямо под нами, пойдем покажу.
     Опять темные, заваленные книжками коридоры и комнаты, в одной прямо на полу, покрытые толстым слоем пыли и грязи, валяются эмгэушные учебники, брошюры, открытки. В ящике сломанного стола лежит пачка сигарет, пепельница и пустая бутылка из-под водки, под столом рваный матрас. Наконец добираемся до штаба. Ну что же, главный инженер был прав — белые стены, чистый бетонный пол.
     — Наверно, уже под склад подготовили, они тут часто кому-нибудь в аренду помещения сдают, — подытожил Вова.
     — Слушай, а метро-2 все-таки существует?
     — Существует, но не здесь.
     Больше смотреть было не на что, и мы повернули назад. Наконец свежий воздух; щурясь, вылезаю из люка, его так никто и не закрыл, хотя крышка валялась чуть ли не на дороге. Итак, все наши опасения нарваться на охрану оказались напрасными. Вокруг прогуливаются студенты, а на нас, грязных и пыльных, никто не обращает внимания. Наверное, привыкли, что из этого отверстия в земле всегда кто-нибудь да выползает на свет божий...
    


Партнеры