Докажи, что не верблюд!

Апелляция Лазутиной и Даниловой на их скандальную дисквалификацию отозвана

6 июля 2002 в 00:00, просмотров: 966
  Эпидемия открытых писем захватила наш спортивный мир. Впрочем, не только спортивный (вспомните недавнее письмо Рыбкина президенту Путину по поводу событий в Чечне) и не только наш — на днях адвокат российских лыжниц Ольги Даниловой и Ларисы Лазутиной г-н Кучерена вышел за пределы России с Открытым письмом, адресованным президенту Международного олимпийского комитета Жаку Рогге.
     Открытые письма пишут тогда, когда использованы уже все мыслимые и немыслимые пути разрешения конфликта, когда уже “не могут молчать” и хочется кричать на весь мир. А еще пишут, бывает, чтобы напомнить: я есть, я весь в трудах.
     В любом случае — это такой акт цивилизованного цензурного возмущения и привлечения внимания.
     Составлять эти письма, наверное, мука смертная. Потому как покрыть по-русски можно в трех словах, и иной раз это будет более действенно, нежели витиевато объяснять: вы, ребята, козлы полные, но зачем же делать нас еще большими козлами?

    
     Действенны ли эти письма? Наверное, нет. Они дают пищу для очередного всенародного обсуждения и возмущения, но, как правило, абсолютно не предполагают ответа.
     Зачем адвокат Кучерена пошел на этот шаг? Затем, что МОК, недолго думая, а вернее, думая очень долго, ходатайствовал перед Высшим арбитражным судом по спорту в Лозанне о приостановлении рассмотрения апелляций российских лыжниц о дисквалификации. Причем МОК просит о приостановлении слушаний в связи с пробами, взятыми у Лазутиной в декабре 2001 года, еще до Олимпиады.
     “Не могу не согласиться с Вами, что “главным врагом спорта является допинг”. Но наряду с допингом у спорта есть еще один враг — это стремление международных спортивных функционеров “рулить спортом”, подгоняя результаты соревнований под далекие от спортивных принципов цели и задачи политического характера... Недаром говорят, что “дьявол сидит в деталях”. Очень важно, чтобы борьба с применением допинга велась корректно, исходя из таких основополагающих юридических принципов, как презумпция невиновности и толкование всех сомнений и неясностей в пользу подозреваемых...”
     Далее Анатолий Кучерена напоминает Жаку Рогге всю историю злоключений наших лыжниц на Белой Олимпиаде и после нее: что методика выявления дарбепоэтина является неофициальной, что обвинение против спортсменок “не только не подкреплено достоверными данными экспертизы, но и противоречит элементарному здравому смыслу”, что принимать допинг “на перспективу” для спортсменки, объявившей, что гонка для нее — последняя в карьере, — бессмысленно...
     “По логике чиновников МОК получается, что единственной целью, с которой Лазутина могла принимать дарбепоэтин, было доставить чиновникам удовольствие объявить на весь мир, что они ведут борьбу с допингом, невзирая на авторитеты”.
     Напоминает адвокат и о том, что Международная лыжная федерация недавно аннулировала все результаты Лазутиной, начиная с декабря прошлого года — когда лыжница, по утверждениям официальных лиц, якобы не прошла допинг-тесты, а значит, не имела права участвовать в Олимпиаде. Правда, известно об этом стало почему-то весной. В итоге МОК решил приостановить рассмотрение дела, назначенное на середину июля, потому что “Лазутина не сможет доказать свою правоту по нынешней апелляции против МОК, если не сможет опровергнуть решение ФИС относительно того, что она не имела права участвовать в Играх в Солт-Лейк-Сити”.
     “Но ответьте мне, ради бога, г-н Рогге, кто в этом бренном мире принимает решения о допуске спортсменов к соревнованиям? Не логичнее ли предположить, что никаких оснований, препятствовавших участию Ларисы Лазутиной в Олимпиаде, на момент ее начала не было? Все последующие запоздалые “открытия” чиновников МОК — не более чем неуклюжая позиция избежать рассмотрения апелляции Ларисы Лазутиной по существу”.
     Вообще, конечно, вся эта история уже выглядит просто неприлично. И был ли мальчик, он же допинг, — уже не главный вопрос. Тем более, что проблема допинга всегда вызывает массу споров. На днях, например, великий бегун Рон Кларк, чемпион и рекордсмен, выступил в защиту применения допинга в спорте. Он считает, что атлетам должно быть разрешено употребление стимуляторов, позволяющих улучшать результаты, включая стероиды и эритропоэтин, если это не наносит ущерба их здоровью. “Если это не опасно, это не следует запрещать, применение допинг-препаратов попросту уравнивает шансы спортсменов, — говорит Кларк. — Некоторые прибегают к ЭПО, зная, что это запрещенный препарат, как к единственной возможности уравнять шансы”.
     Что меня заинтересовало в этом в общем-то не новом высказывании, так это то, что Кларк закончил выступать сам в семидесятые годы. Спортсменам того поколения свойственно вставать в позу и говорить: а вот мы-то бегали без допинга, и ничего... Но Кларк считает, что при нынешних скоростях допинг дает единственную возможность спортсменам, родившимся на равнине, на равных состязаться с уроженцами гор. “Я не выступаю адвокатом принимающих допинг, я знаю, что с допингом не может быть равенства в соревнованиях в ближайшем будущем. Но мы, жители равнины, в нынешнем веке не сможем обновить рекорды на дистанциях 1500 м и длиннее”. А что говорить лыжникам с их тридцатью, например, километрами?
     Но высказывания бывшего бегуна я привела не для того, чтобы втянуть вас в дискуссию, нужен допинг или нет, был он или не был. Просто мы, уже привыкшие сталкиваться с нерасторопностью и антилогичностью наших чиновников, теперь проходим то же самое на международном уровне — президент Международной федерации лыжного спорта заявил, что если россиянки докажут в Лозанне свою невиновность, то федерация отменит решение об их дисквалификации. В то же время Международный олимпийский комитет заявляет: “Если FIS отменит решение, то и МОК пересмотрит вопрос о лишении Лазутиной и Даниловой медалей”. В общем, чиновник любого уровня — это не профессия, а диагноз.
     “Г-н Рогге! В русском языке есть такая труднопереводимая присказка: “Докажи, что ты не верблюд”. Не кажется ли вам, что МОК требует у нас того же?.. Неужели вы не видите, какая чудовищная сюрреалистическая атмосфера складывается в Международном олимпийском движении? Вместо силы права раз за разом торжествует право силы, наглости и беспринципности...
     О таких людях, как эти чиновники, Пьер де Кубертен говорил, что если кто-нибудь и достигнет цели с помощью бессчетных закулисных приемов, тот лишь заслужит позорные эпитеты, которые будут неразлучны с его именем в глазах потомков.
     Надеюсь, это не та слава, которую вы стремитесь заслужить?”
     Четче, пожалуй, и не скажешь. Хотя, если оценивать ситуацию с холодной головой — это всего лишь эмоциональное сотрясание воздуха. К тому же Жак Рогге за время своего недолгого еще, но весьма скандального правления МОКом, наверное, сумел нарастить такую толстую кожу, что открытые письма для него не удар и даже не щипок. А облагороженные переводом приведенные фразы могут звучать и вовсе невинно. Мы-то их оценим и вновь нальемся возмущением — за исключением руководителей федерации, которые почему-то до сих пор не подали в отставку, как это было с финскими лыжными функционерами, когда год назад там разразился допинговый скандал. Только вот оценит ли кто-нибудь еще?
     Письмо было написано второго июля, тогда же лыжницы и адвокат заявили: если рассмотрение их дела будет необоснованно затягиваться, то они обратятся в гражданский суд одной из европейских стран. А вчера, перед подписанием номера стало известно, что лыжницы Лариса Лазутина и Ольга Данилова все-таки отозвали свои апелляции на дисквалификацию. Россиянки согласились с позицией Международного олимпийского комитета: сначала должно быть завершено расследование по делу, связанному с дисквалификацией Лазутиной Международной федерацией лыжного спорта. Правда, при чем здесь Данилова — совсем непонятно. В юридическом отделе Олимпийского комитета нам не смогли прокомментировать эту ситуацию, сославшись на то, что вся информация находится у адвоката. Мобильный телефон Анатолия Кучерены был вне пределов досягаемости.
     Остается только повторить: “Ответьте, ради бога, кто в этом бренном мире принимает решения?..”
    
     P.S.
На фоне некоторой беспросветности в лыжном деле успехом выглядит гимнастическое допинговое разбирательство — все тот же Высший арбитражный суд в Лозанне, рассматривая апелляцию гимнасток Алины Кабаевой и Ирины Чащиной, решил “приостановить дисквалификации до принятия окончательного решения”. Адвокат Тагир Самокаев, которому удалось добиться этого, столкнувшись с немалыми проблемами, не склонен преувеличивать достижение. “Это еще далеко не победа, — говорит Самокаев. — Но пройдет один процесс, второй, и тогда в международных инстанциях десять раз подумают, прежде чем принять спорное решение”. Пока же Кабаева и Чащина получили разрешение участвовать во всех турнирах, правда, ближайший, где будут выступать гимнастки, этап Кубка мира в Берлине состоится в сентябре. Кроме этого, до окончания процесса спортсменки остаются с наградами чемпионата мира 2001 года. И получают хотя бы и промежуточное, но моральное удовлетворение.
    


    Партнеры