Ульяна Ротмистрова: Амбициозная и романтичная

Российские гольфистки вырвались в финал чемпионата Европы

12 июля 2002 в 00:00, просмотров: 820
  Непросто для наших девушек развивается сюжет нынешнего чемпионата. В первый же отборочный день определился явный лидер — сборная Германии, за которой пока идут команды Испании и Швеции. А россиянки едва не лишились надежды пробиться в восьмерку сильнейших, а соответственно, шансов побороться за медали в основные дни турнира. Но, к счастью, второй раунд квалификации оказался для них удачней. Наши гольфистки все-таки пробились в группу лидеров — в основном благодаря Анастасии Костиной и чемпионке России Ульяне Ротмистровой, которая, несмотря на горячую обстановку, все же нашла время пообщаться с корреспондентом “МК”.
    
     — Ульяна, у тебя наверняка масса предложений от зарубежных клубов. Насколько я знаю, они любят переманивать наших спортсменок, едва те заявят о себе на международных турнирах...

     — Предложения есть, особенно после серии “Фалдо-2002”, которую я выиграла. Но знаете, я пока не хочу уезжать. Слишком привязана к друзьям... Мы же все время вместе тренируемся. Ребята нас, девчонок, уже даже как женщин не воспринимают. Скорее как близких родственниц. Правда, стоит кому-нибудь из нас влюбиться в иностранца — ревнуют ужасно. Даже кричат: “Они же дауны, неужели вы не видите!..”
     — Ты вот о горячей дружбе говоришь, но когда я наблюдала за тобой и Машей Костиной (двукратной чемпионкой страны. — Е.Ш.) на последнем чемпионате России, мне показалось, не все у вас так гладко. Помню, как вы шли от лунки к лунке, не говоря ни слова. Каждая думала только о своем ударе, только о своем результате — не дай бог проиграть подруге по команде!
     — Так тренер велел. Сказал: “На поле вы — соперницы! Думайте только, как порвать друг друга. Слышать не хочу ни о какой дружбе. Все нежные чувства потом, когда клюшки в сторону отложите”. Но если честно, я ужасно злюсь, когда проигрываю. Только девчонки тут ни при чем. Даже если они выигрывают — я их все равно люблю. Я себя за слабость в такие минуты ненавижу!
     Хорошо еще, если проигрываешь подруге. Но Ульяна тренируется, выступает и соперничает с любимой родной сестрой.
     — На турнирах вам с Галей тоже приходится друг друга “разрывать”?
     — А как же. Мы как сестры Уильямс. В жизни — сплошное обожание, а на соревнованиях — злейшая конкуренция. Правда, с Галей последнее время творится непонятно что. Игра не ладится. Влюбилась, наверное...
     — А ты — сплошной гольф и никакой личной жизни?
     — Да, у меня сейчас перерыв. Два года с мальчиком из нашей команды встречалась — только имени не спрашивайте. А недавно разошлись, непонятно почему. Я жутко переживала, но, когда мы уехали в Австрию на сборы, влюбилась в гольфиста-иностранца. Ой, вы не представляете, как это поднимает настроение, как здорово у меня стали получаться удары — особенно когда он смотрел на меня... Это был открытый чемпионат Австрии, мы шли параллельно с ребятами. Кстати, я этот чемпионат выиграла...
     — Ну а как же возлюбленный гольфист?
     — Так вот, после чемпионата мы наконец назначили свидание. Я разволновалась, красилась полдня,уже собралась выходить, как вдруг входит тренер: “А куда это ты? Что?! Никаких свиданий! Напоминаю — тебе к следующему турниру готовиться надо!” Что со мной было, вы не представляете, — так рыдала! А потом узнала, что возлюбленный отравился...
     — Господи! Неужто с горя?!
     — Да нет, просто съел какую-то гадость... Но самое обидное, что он сразу же улетел домой, — Уля вздохнула. — Я на самом деле такая романтичная! Только на поле — серьезная. А в душе — совершенно легкомысленная!
     — По твоей игре этого не скажешь. Кстати, слышала, тебе не раз удавался даже “хол-ин-ван” (попадание в лунку с одного удара. — Е.Ш.)?..
     — Да там же, в Вене. На тренировке. Попала в лунку со 110 метров. Призов мне никаких не дали, зато внесли в почетную табличку местного клуба. Правда, написали почему — то “Галина”, но это не важно. Самое главное — Ротмистрова.
     — Признайся, ты девушка амбициозная?
     — Очень амбициозная. При этом меня может выбить из колеи один единственный неудачный удар. Сразу кисну, настрой пропадает... Был, правда, совершенно обратный случай. На чемпионате Венгрии в этом году. Я проигрывала лидеру один удар. Так что на последней лунке мне нужно было сделать “беди” (на один удар меньше), чтобы между нами назначили переигровку. Помню: руки трясутся, щеки горят, перед глазами круги. И вдруг — сама не понимаю, как это вышло, но мячик оказался в лунке... Я была до того счастлива, что даже не расстроилась, когда проиграла переигровку и стала второй.
     — Чувствуется, ты рассчитываешь выиграть нынешний чемпионат Европы... Кстати, представляю, как тебя подавляло соседство чемпионки Европы Мартины Эбер, когда вы вместе оказались в группе сильнейших на Открытом чемпионате России.
     — Напротив. Я поняла, что играю ненамного хуже такой крутой гольфистки, и почувствовала себя значительно уверенней.
     — Как ты вообще попала в гольф?
     — У меня папа и мама в “Москоу Кантри Клабе” работают. Мама — оператором, папа — слесарем-механиком. А живем мы совсем рядом, в Нахабине. Ну и когда детская гольф-секция (естественно, бесплатная) только открылась — мне тогда лет одиннадцать было, — знакомый мальчишка прибежал в гости и рассказал, что собирается туда пойти. Мне тоже захотелось попробовать — я и до этого с ума сходила от гольфа. Когда его показывали по телевизору, смотрела не отрываясь. А теперь хочу зарабатывать клюшкой на жизнь. В конце концов — зря я, что ли, столько времени на поле провожу! Мне уже почти восемнадцать. Пора кормить родителей...
    


    Партнеры