У Путина запал не пропал

Президент нашел слабое место в дипломатии

13 июля 2002 в 00:00, просмотров: 275
  Было в партийно-пионерские времена такое мероприятие — “слет”. В этот полузабытый термин наш МИД решил вдохнуть новую жизнь. В высотке на Смоленской площади, состоялось “совещание”, а в буквальном смысле — слет российских послов, которые прилетели, оставив на время свои насиженные места в дальних странах, чтобы предстать перед президентом Владимиром Путиным, а также главой собственного ведомства Игорем Ивановым.
  
   Такая встреча высших дипломатических чиновников проводится впервые за 16 лет. В остальном мероприятие выглядело чисто деловым и очень внушительным — действующий посольский корпус представляли более 500 человек. Из старой гвардии присутствовали, в частности, бывший посол России в США Анатолий Добрынин (в зале) и Евгений Примаков (в президиуме). Одна характерная деталь бросалась в глаза — наша дипломатия была представлена исключительно сильным полом, если не считать почетного гостя — Валентины Терешковой. Этот явный патриархат не преминул отметить в своем выступлении президент Путин. По его мнению, слабый пол мог бы усилить внешнюю политику России, и МИДу это следует учесть в кадровой политике.
     Путин, хотя и говорил по бумажке, но то и дело вставлял неформальные ремарки. Если свести все выступление к общему знаменателю, на внешней арене Россия “вышла из периода длительной конфронтации, и сегодня в ней видят предсказуемого, действительно надежного делового и, хотелось бы подчеркнуть, равноправного партнера”.
     В целом президентская речь оказалась краткими “июльскими тезисами”, где было понемногу роздано “всем сестрам по серьгам”: и взаимоотношениям с Европой, включая яблоко раздора — Калининградскую проблему, и партнерам по СНГ, для которых главное в связях с Россией сегодня — “прагматизм”. Конечно, досталось и терроризму как врагу №1, с которого нельзя спускать глаз.
     Взявший первым из коллег по посольскому цеху ответное слово российский посол на Украине Виктор Черномырдин усердно призывал к усилению российско-украинской дружбы. Причем чересчур усердно — когда неосторожно назвал украинцев “теми же русскими”, президент мягко, но твердо, как говаривали в партийные времена, поставил ему на вид. А в завершение — и всему МИДу, который, по его мнению, недостаточно открыт для прессы. При этом многие действительно ценные для страны дипломатические акции и начинания не находят понимания у населения.
    


Партнеры