Статус есть, а вто нет

1 августа 2002 в 00:00, просмотров: 217

Что ждет Россию в результате обретения рыночного статуса и в связи со вступлением в ВТО?
Рыночный статус дан американцами и европейцами устами председателя Еврокомиссии Романо Проди. Членство во Всемирной торговой организации становится все более реальным. Это не символ, это не жест доброй воли, это реальные деньги, которые наших экспортеров теперь спасут от, как мы считаем, предвзятого антидемпинга, имевшего место в последние годы. Это долгожданный результат, мы шли к нему лет восемь. Он достигнут усилиями специалистов Минэкономразвития, МИДа и других ведомств. И будь моя воля, я бы всем им объявил благодарность приказом Верховного главнокомандующего. Выдал бы премию в размере месячного оклада. И вывел на телеэкран, чтобы Россия видела тех, кто дал этот, по-настоящему реальный, хороший результат. Они сделали все что смогли.
Но они смогли не все. По объективным причинам. Если Соединенные Штаты приняли окончательное решение, то в Европейском союзе его еще нет. Там на осень по этому поводу намечается голосование стран. И если на сегодня расклад голосов, бесспорно, в нашу пользу, то я не убежден, что так же будет и осенью. Иными словами, проголосует ли Европа за наш рыночный статус или нет – вопрос открытый. Потому что ведущие европейские страны постоянно настаивают на том, что Россия должна чуть ли не к осени обеспечить пресловутое выравнивание внутренних и европейских цен на энергоресурсы.
Думаю, это связано с тем, что заявление руководства Евросоюза в Москве было приятной неожиданностью не только для нас, но также и для некоторых стран Европы, и сейчас они корректируют свою позицию.
Бесспорно, в регулировании энергорынков России предстоит сделать очень много, и наши партнеры правы. Понятно, что нужно уходить от перекрестного субсидирования. Понятно, что цены будут расти, но выравнивание, на мой взгляд, неприемлемо. И от этогого требования следует отбиваться по целому ряду причин. Назову, по крайней мере, две из них.
Причина первая. Ни в регламенте Евросоюза, ни в правилах ВТО нет никаких «выравниваний», ни от кого больше этого не требуют. И, в общем, непонятно, почему это стало таким фактором давления.
Но есть более прозаическая, простая причина. В России есть Сибирь, в Европе – нет. В России есть сибирские реки, в Европе их нет. В России есть сибирские гидростанции, в Европе их нет. На этих гидростанциях делают дешевое электричество, чего никогда не будет в Европе. Это естественное преимущество России, оно будет всегда, независимо от того, занимается государство тарифами или здесь вообще свободный рынок. Электричество здесь всегда будет дешевле. Россия не виновата, что она так богата. Бессмысленно пытаться ее за это наказать. Хотя я не исключаю, что кому-то хочется накрутить затраты и с ними, в ослабленном виде, пустить на рынок. Я имею в виду рынок после вступления в ВТО.
В этой ситуации свою позицию нужно отстаивать, нельзя идти на компромисс. Впрочем, Президент России и премьер-министр, кажется, держат позицию очень твердо.
Однако вернусь к новому статусу страны. Новый статус – это новая жизнь. Прежде всего для российской промышленности и экспортеров. Поэтому, может быть, имеет смысл провести в каждом федеральном округе что-то вроде совещания, объяснить народу, что теперь будет, рассказать, как себя вести, оказать правовую поддержку, если понадобится.
Рыночный статус означает, что если предприниматель «попал на антидемпинг», теперь это его личное дело. И ходить в Белый дом, я имею в виду наш Белый дом, жаловаться, говорить о каких-то соглашениях с кем-то, постановлениях 1999 года и прочих обстоятельствах смысла не имеет. Страна с рыночным статусом уже не может подписывать соглашения по каким-то квотам и так далее.
Но наиболее важная проблема состоит в другом: Россия обрела статус и не получила членства в ВТО. Мы слышим о том, что процесс идет хорошо, мы все радуемся этому. Но, наверное, не менее полутора–двух лет ситуация будет именно такой, невнятной: статус есть, а ВТО нет. Ответственность страны с рыночной экономикой есть, а прав члена ВТО нет. Я имею в виду, по крайней мере, два права, которые мы не получим до тех пор, пока не вступим в ВТО.
Первое из них самое простейшее – право пожаловаться в ВТО, когда тебя обидели. Мы не можем жаловаться туда, куда мы не входим.
Второе. Если в какой-то стране компания, недовольная нашим экспортом, хочет применить закон об экспортных субсидиях или любые другие формы, позволяющие отбиться от конкурента, ей не надо доказывать понесенный ущерб. Ей надо только доказать факт субсидии. Ущерб тут доказать трудно, факт субсидии, как в случае с энергоносителями, гораздо проще.
Оба регламента (о защитных мерах в Евросоюзе и об экспортных субсидиях Евросоюза) остаются в силе. Такой же закон есть и в Соединенных Штатах. Поэтому эти полтора–два года могут быть непростыми. Не исключено применение обоих законов компенсационной пошлины и многого другого.
Что делать? Знаменитый вопрос. Первое, что приходит в голову сразу, – как можно быстрее вступать в это ВТО. Тогда хотя бы мы будем иметь права, положенные члену ВТО, что позволит нам как-то отбиваться. Но искусственно ускорять вряд ли стоит. Правильно другое: вступить в переговоры и с Евросоюзом, и с Америкой, имея в виду конкретные цели: добиться, чтобы в ближайшие полтора–два года до вступления в ВТО с нами обращались так, как будто мы уже члены ВТО. Это будет справедливым, по-настоящему добрым решением.
Правда, шансы на успех в таких переговорах невелики. Известно, что они ведутся. И здесь нельзя идти ни на какие компромиссы, ни на какие частичные изъятия статуса России. Как в том анекдоте: умерла – так умерла. Иначе мы так с ущербным статусом и войдем в ВТО, что для нас будет равнозначно возобновлению массовых антидемпинговых процедур, кажущихся нам предвзятыми.
Да, вроде бы Запад отнесся к нам позитивно, дал статус, принимает в ВТО, а я – о каких-то подвохах, кознях. Просто России никогда не делали подарков. После Второй мировой войны и Россия, и Европа были разрушены. Мы получили «холодную войну», а она план Маршалла. Вся наша история последних лет говорит о том, что если обретаешь хорошее, готовься и ко всему остальному. Готовься с холодным разумом, спокойно и прогнозируя все возможное. Тогда будет проще жить на свете.



Партнеры