Министр с видом на урожай

Николай Савенко: “Можайский район по своим лугам не уступает прериям центральной Франции...”

5 августа 2002 в 00:00, просмотров: 418
  О погоде “дорогие россияне” поговорить-таки любят. Даже когда нам с вами не холодно и не жарко, количество осадков в норме, а атмосферное давление нормальнее и не бывает, при сводках Гидрометцентра мы все равно припадаем к “ящику”: что день грядущий нам готовит?..
     Нынешняя небывалая жара и подавно дает нам пищу для размышлений. Пожарные говорят о торфяных пожарах и о том, что огонь может добраться до Москвы. Крестьян волнует засуха, безводье и риск, что мы останемся без хлеба нашего насущного. Веселенькая перспектива: пепелище и продовольственные карточки...
     На вопросы “МК” отвечает министр сельского хозяйства и продовольствия Московской области Николай САВЕНКО.

     — Николай Александрович, каковы ваши виды на урожай?
     — Этот год является для нас действительно крайне неблагоприятным. Зимой не было снега, летом — дождей... Трудно развиваться растениям, особенно на багарных плантациях, то есть на тех, где отсутствует полив. Там температура на поверхности почвы достигает 50 градусов. Хорошо, что еще осенью мы увеличили посевы озимых культур на 2 тыс. га. Думается, это нас спасет. По ним у нас неплохая урожайность, на уровне 23 центнера с гектара. Хоть здесь, в уборке, погода благоприятствует: зерно идет сухое, практически не нужны затраты на дополнительную просушку.
     — Сколько комбайнер получает за день?
     — 1000—1300 рублей. Это основная “ударная сила” — остальные, конечно, зарабатывают меньше. По нашему балансу этой осенью мы должны получить 370 тыс. т зерна, в прошлом году — 325 тыс. т.
     — Постойте! В связи с засухой прогнозы у аграриев самые мрачные. А по-вашему получается, что мы не только выполним, но и перевыполним?..
     — Благодаря увеличению зернового клина за счет озимых культур. С яровыми у нас дела похуже...
     — Это фуражное зерно?
     — В основном. Но в нынешнем году будет и продовольственное — его планируем продать около 50 тыс. т.
     — А разве из подмосковного зерна пекут хлеб?
     — Конечно. Выведены новые сорта, особенно устойчивый Московский-39, с высоким процентом клейковины. Он имеет хорошие хлебопекарные качества. Беда в другом — в низкой закупочной цене. Ячмень в этом году 1580 руб. за тонну, фуражная пшеница — 1600 руб., продовольственная — 1700 руб. тонна. В целом стоимость зерна нового урожая по России планируется на 25—30% ниже, чем прошлогоднего.
     Хотя цены на бензин с января скакнули с 5,80 руб. за литр до 9,4. Дизтопливо — с 6,8 руб. — до 8,1. Растут средства защиты растений, минеральные удобрения...
     — Но почему? Ведь обычная логика подсказывает, что это ненормально?
     — Во-первых, в России 15—17 млн. тонн осталось переходящего запаса хлеба. И прогнозируется еще около 75 млн. тонн нового урожая. Поскольку темпы в животноводстве утрачены, то зерно остается как бы невостребованным. Мы же, в свою очередь, зависим от зернового рынка России. А его формируют Краснодар, Ставрополье, Ростов, Оренбург.
     — А сколько зерно может храниться, сохраняя съедобные качества?
     — Отвечу словами одного из гоголевских персонажей: достаточное количество времени. Суть не в физических объемах хранения, а в экономике производства зерна. Если мы будем его держать в закромах Родины год или два, получим замораживание финансовых средств. То, чего нельзя допускать, поскольку затраты наши ведутся за счет кредитных ресурсов банков. А они рассчитаны на год.
     Хранить пшеницу годами и ждать чего-то хорошего не приходится.
     — А в Подмосковье есть какой-нибудь переходящий запас?
     — Конечно, у наших хлебопеков он составляет два месяца. Это, кстати, тоже сдерживающий фактор в формировании цен.
     — Может, тогда не сеять зерновые в Подмосковье? Перейти на другие культуры, экзотические и выгодные?
     — Найти бы такие культуры, которые заменили зерно! Практически мы имеем то, что имеем. Есть наука о севооборотах: заниматься какой-то монокультурой чревато потерей урожая.
     — Но нет и худа без добра. Значит, цены на хлеб снизятся?!
     — Вряд ли. Но это вопрос к предприятиям мукомольной и хлебопекарной промышленности.

* * *

     — А какие прогнозы по овощам?
     — Недавно я проехал две поймы: Ступинскую и Озерскую. Там состояние посадок хорошее. Идет постоянный полив плантаций, боремся с фитофторой, колорадским жуком. Хуже с посевами столовой свеклы и лука. Тут жара влияет более значительно.
     Но договоры с Москвой будут выполнены. По овощам мы являемся основным поставщиком столицы. И ценовая политика будет во многом определяться нашими договоренностями. Соседи это понимают, и, думаю, мы сумеем договориться.
     — Уже очевидно, что идет глобальное потепление климата, будущее лето будет жарче нынешнего и т.д. и т.п. Какая-то программа есть в вашем министерстве по тотальной мелиорации земель?
     — Говорить о том, что миллион гектаров подмосковной пашни будет поливным, я не берусь. Ну а те 10 тыс. га активной поймы, на которых сейчас выращивается основное количество овощей для Московского региона, поддерживаются в работоспособном состоянии. Ремонтируются насосные станции, закупается поливная техника.
     С багарными почвами труднее. На некоторых руководители хозяйств пытаются сами организовывать водоемы местного значения. Используют особенности пересеченного рельефа, закрывают плотинами овраги. Но это, конечно, единичные случаи.
     В целом идет восстановление села. Только очень медленно. Вот графики наших показателей по годам. 99-й год — разрыв между себестоимостью продукции и ценой реализации весьма ощутимый, товар давал прибыль. В 2001 г. этот разрыв был уже минимальным, хотя и с плюсом для крестьян. В этом году по некоторым культурам себестоимость будет выше цены реализации. Как можно идти вперед на убыточной основе? Одна электроэнергия как подорожала!..
     Идем дальше. Говядина всегда у нас была убыточной. По-другому и быть не может. Мясо мы получаем от выбраковки основного стада. Нельзя требовать мяса от коровы, которая 5—6 лет давала по 5 тонн молока ежегодно. На такой “раме” нарастить мясо очень трудно.
     — Вы не пытались заняться мясным скотоводством? Вот тогда бы и говядина была выгодной!
     — Изучив опыт Франции, мы пришли к выводу, что такая задача нам по силам. Например, Можайский район по своим лугам и пастбищам не уступает прериям центрального массива Франции.
     Нужны стартовые финансовые возможности. Купить молодняк. Потом его необходимо четыре года выращивать. Затем уже через 9 месяцев получить приплод. А уже затем, через 18—20 месяцев, его реализовать и получить отдачу.
     Но экономический эффект, как видите, наступит только через 5—6 лет. Как прожить это время? Никто на такой срок кредиты не даст.
     И все-таки у нас проекты на сей счет имеются. Два хозяйства совместно с бельгийской фирмой готовятся начать репродукцию мясного скота.
     — Реально, что Подмосковье когда-нибудь выйдет на рубежи 90-го года? Помнится, тогда мы больше всего сеяли, доили и убирали...
     — Говорить об абсолютных объемах и стремиться к тому уровню просто глупо. Нужно идти к эффективности производства. В лучшие годы советской власти мы производили по 360 литров молока на человека — выдерживалась физиологическая норма. Сегодня производим по 260. Но мы можем дать и больше, есть такое настроение. Платите за продукцию — и мы будем вкладывать средства в развитие, технику покупать, переоснащаться. Не платят!
     Нужно сначала навести порядок во внутреннем рынке питания. Есть такая категория — квота, каждый производитель имеет по ней гарантии.
     У нас ничего подобного и в помине нет. Почему в хозяйствах закупочные цены на молоко упали? Потому что за первое полугодие Россия произвела на 700 тыс. тонн молока больше, чем ожидалось. А оно в основном произведено в Центральной части России, и больше того — в Центральном федеральном округе: Белгородчина, Смоленщина, Брянщина. А поскольку там удельный вес частного скота очень большой, то люди покупают молоко у частника. И все это добро хлынуло в Москву. Наше молоко сегодня 4,4 руб. за литр, а в Рязани — по 2,5.
     Известный белгородский предприниматель Федор Иванович Клюка, который взял 320 тыс. га и вложил в них средства, теперь не знает, куда ему ежедневно девать 300 тонн молока. Собирается сокращать поголовье. Этого бы не случилось, если б у каждого общественного товаропроизводителя и фермера была квота. И он знал бы свой маневр.
     Но даже в это по всем статьям чрезвычайно жаркое лето мы без урожая не останемся...

     В Коломенском районе оптимизма не теряют: картофель и прочие овощи, несмотря на превратности природы, уродились неплохие. Правда, из-за того, что цены на рынке очень низкие, коломенские хозяева не спешат выкапывать “второй хлеб”. Выжидают, пока стоимость станет приемлемой. А вот с кормами, как и у соседей, — беда. Трава сгорела, но та, что осталась, хорошего качества. Несмотря на то что поливали даже пастбища, в некоторых хозяйствах уже начали скармливать рогатому скоту то сено, что заготовили на зиму.

     Начальник сельхозуправления Озерского района А.Барсуков считает, что виды на урожай зерна здесь неутешительные. Хорошо, если озимых соберут по 20 центнеров с гектара. Убранные яровые вообще сразу отправлены в яму. И пшеница не ахти какая, и с кормами в этом году большие проблемы — трава на легких почвах сгорела. Скорее всего, яровые пойдут на корм озерскому скоту.
     Зато предполагаемый урожай овощей специалистов радует, в картошке-морковке недостатка не будет. Если сравнивать с прошлым годом, овощей будет больше на 5 тысяч тонн. Связано это прежде всего с увеличением посадочных площадей. Но все равно приятно.

     Луховицкие аграрии испытывают чувство обоснованного раздражения: третий год в районе свирепствует засуха. И если у соседей хоть какой-то дождик периодически появляется, то здесь — пустыня Сахара. Зерновые засажены напополам озимой и яровой пшеницей. И если первая половина местное сельхозуправление радует — убрано 20% и урожайность 27,2 центнера с гектара (что больше, чем в прошлом году, на 5 ц), то яровые выглядят настолько дурно, что и убирать страшно. Колоски тощие, того гляди рассыплются. Прохладный май сделал свое черное дело, и скорее всего часть яровой пшеницы отправится на корм скоту.
    



Партнеры