Слуга двух господ

Баба-Яга против Россибелии

14 августа 2002 в 00:00, просмотров: 184
  Иван Макушок — необычный персонаж нашего политического Олимпа. Он всегда в тени “первых лиц”, с которыми сотрудничает, и лишь в случае с Павлом Бородиным внезапно приобрел известность в качестве пресс-секретаря после ареста Бородина в США.
     С одной стороны, он классический пиарщик. С другой, слишком проникается харизмой и идеями тех людей, с которыми работает. А политических лидеров он выбирает себе ох каких непростых — от Руцкого и Зюганова до Бородина. Любитель решать сложные политические задачи, сейчас он продвигает в жизнь идею Союза Белоруссии и России вместе с командой Павла Бородина.
    
     — Иван, вас искренне занимает проблема объединения России и Белоруссии? Скажите как на духу.

     — Еще как занимает. В Минске живут мои родственники. А дед — один из основателей Минского университета. В начале войны они покинули горящий город с моим 16-летним отцом. В 43-м отец ушел на фронт и вернулся в Минск уже из Берлина. Я в детстве часто бывал в Минске, и распад СССР — это удар по моей семье. А еще я считаю своими Грузию, Армению и Украину.
     — По силам ли нынешним политикам восстановить Союз?
     — Если бы даже они этого не хотели, они не могут идти против народа, который не может жить на развалинах, не видя будущего. А будущее, вне всякого сомнения, — это объединение.
     — Как вы стали пресс-секретарем Бородина? До того, кажется, работали у Зюганова.
     — Да, у Зюганова я отвечал за информационное и имиджевое обеспечение. Руководил агентством, которое занималось почти тем же, чем сейчас союзное информационное агентство. Был его доверенным лицом на президентских выборах 1996 и 2000 годов.
     — Почему же вы ушли от Зюганова? Не сработались или разошлись во взглядах?
     — У нас схожие взгляды. Характеры разные. Он умеет ждать.
     — Вы считаете, что коммунистические идеи могут сделать страну сильной? История ведь рассудила наоборот!
     — Во времена Советского Союза было гораздо больше хорошего, чем плохого. Сейчас все не так.
     — Тем не менее вы ушли работать к Бородину. Как вы стали его пресс-секретарем?
     — Это было связано с печальными событиями, с его задержанием в Соединенных Штатах.
     — То есть пришли на помощь другу в трудную минуту?
     — Надо же было кому-то комментировать ситуацию. Тогда ведь все были очень напуганы, не знали, как относиться к происходящему, не понимали, что вообще происходит...
     — Бородина всегда окружало огромное количество людей...
     — ...зачастую корыстных.
     — Работа с Бородиным для вас стала звездным часом?
     — Почему бы и нет? С Бородиным все хотят работать. Он не только говорит — он делает. Все знают, что если Бородин занялся союзным государством, то оно будет построено! Так было всегда. Это знают и в Якутске, и в Кремле. Это не дифирамбы.
     — Но вы понимаете, что очень многие люди были и остаются настроенными против Бородина.
     — Самодостаточные и яркие личности раздражают серых мышек российской политики. А простые люди о нем мало знали. И только как о человеке, который работает с Ельциным. Негативное отношение к Ельцину, которое сохранилось и сейчас, спроецировалось и на Бородина. Но надо знать, что рядом с Борисом Николаевичем наряду с “мародерами империи” были люди, которые строили и что-то делали.
     — Вы считаете, что удалось изменить отношение общества к Бородину в лучшую сторону?
     — К Павлу Павловичу никогда плохо не относились. В начале акции “Родина — за Бородина” я в день общался с десятком самых влиятельных политиков. Моей целью было собрать известных людей, которые бы его поддержали. И они нашлись — от крайне правых, таких, как Александр Яковлев, до крайне левых, как Александр Проханов, главный редактор газеты “Завтра”, и Василий Шандыбин. Потом мы сели в поезд и поехали по стране. Наш вагон был весь увешан плакатами в защиту Бородина. На остановках приходило много людей, чтобы поставить подпись в защиту Пал Палыча. Мы не покупали подписи, как некоторые, — люди приходили сами. Мы организовали пикеты около посольства Швейцарии и Америки. Пал Палыч — большой поклонник футбола, сам играет два раза в неделю. И его поддержали футболисты вместе с Олегом Романцевым.
     — Нужно ли было все это — ведь судьба Бородина решалась в высоких кабинетах?
     — Это нужно было прежде всего ему самому. Поддержка страны очень много значила для него. Информацию он получал только по телефону. С ним я разговаривал почти каждый день (он имел возможность звонить из тюрьмы) — это было очень важно. Трудно объяснить, как ему было тяжело.
     — Но почему вы не говорите о том, что его фактически предали многие старые знакомые?
     — Не многие. Некоторые, к сожалению, ждали, какая будет “указивка” сверху. Поддерживать, помогать не спешили даже те, кто был ему наиболее обязан. А Пал Палыч их всех простил. Но удивительно: те, от кого мы не ждали помощи, — очень помогли.
     — Как, по-вашему, Путин отнесся к задержанию Бородина?
     — Он очень хотел, чтобы все как можно скорее разрешилось. К счастью, своих граждан президент не сдает.
     — После той истории ваши видимые достижения в команде Бородина — это союзный гимн, информационное агентство. Что дальше?
     — История с гимном еще не закончена. Всего нам поступило около ста вариантов. В октябре будет заседать комиссия. Сейчас нам пришли варианты союзного гимна от тех авторов, которые написали гимн Белоруссии, принятый у них месяц назад. Кроме того, надеюсь, что в союзное государство будут вступать еще и другие страны. В тексте гимна это будет непременно учтено.
     — Гимн — это важно, но под Союз все время “копают” люди, преследующие шкурные интересы.
     — Для этого создан совет по информационной политике. Туда входят Геннадий Селезнев, Михаил Подгайный, Павел Якубович, Павел Гусев, Аркадий Вольский, Олег Добродеев, Никита Михалков, Константин Эрнст. Совет нужен, чтобы убрать негативный скандальный фон вокруг идеи создания союзного государства. Ведь чего только не говорят и не пишут! То выставляют Лукашенко чуть ли не фашистом, то пишут, что Белоруссия разорит Россию.
     — Но ведь может разорить?
     — Когда спрашивают, выгодно ли для России объединяться с Белоруссией, я всегда отвечаю: а выгодно ли рожать детей? Выгодна ли семья? Семья создается не для того, чтобы зарабатывать деньги. Значит, и объединяемся мы с Белоруссией не для того, чтобы тут же разбогатеть. Хотя экономика двух стран только выигрывает от этого объединения.
     — Тоже считаете, что Запад активно противится будущему Союзу?
     — Разделяй и властвуй — это вечный закон политики. Если разделить, а еще лучше — стравить братские народы, то потом легко договориться и с одним, и с другим. За рубежом нет такой силы, которая была бы заинтересована в усилении позиции России. А объединение с бывшими союзными республиками — это усиление. Я в этом абсолютно уверен.
     — Кто, по-вашему, отец идеи нового объединения России и Белоруссии?
     — Это была идея еще Ельцина, который понимал, что нельзя уходить с политической сцены разрушителем.
     — Недавно Ельцин ездил в Минск. Он, возможно, станет главой Союза?
     — Это не в моей компетенции.
     — Встречались с Лукашенко? С ним можно работать?
     — Он, может, с журналистами не совсем... Но Лукашенко — очень волевой, сильный человек. В Белоруссии работают все производства, они не разбазарены, не проданы, не вывезены за границу, на них не куплены виллы, пароходы, самолеты, а уровень жизни там не ниже, чем в России.
     — Почему же пресса не перестает писать, что Путин и Лукашенко плохо находят общий язык? Может быть, в этом есть недоработка Бородина и ваша?
     — Постоянный комитет — слуга двух господ, и России, и Белоруссии, потому что работает на общий результат. Что касается взаимоотношений двух президентов, я не могу сказать, что есть какие-то большие сложности и непонимание между ними. Последняя их встреча продолжалась около девяти часов. Прессе о ее характере почти ничего не было известно. Тем не менее тут же начинаются какие-то догадки и крики о непонимании, несогласии. Кто-то в этом как-то заинтересован.
     — То есть, по-вашему, какие-то силы сознательно и целенаправленно ведут пропаганду против Союза?
     — Есть люди, которые готовы все что угодно говорить, лишь бы привлечь к себе внимание журналистов. Если все хотят объединяться, то эти будут против. В 80-м накануне Олимпиады в Москве был такой мультфильм “А Баба-Яга против”. Олимпийский Мишка там шел из леса открывать Олимпиаду. Все зверюшки ему помогали, потому что понимали, что Олимпиада — это прекрасно. И только Баба-Яга была против и всячески препятствовала хорошему парню — Мишке... Это непонятный, какой-то деструктивный нигилизм, который в случае с Союзом подогревается и, наверное, оплачивается с Запада.
     — Америка в свое время поднялась благодаря автомобильной промышленности. Насколько мне известно, у Союза есть подобный по значимости проект...
     — Мы разрабатываем идею транспортного коридора — кратчайший путь от Приморья до Европы. Это будет железная дорога и прочие коммуникации. Строиться она будет очень быстро и не за счет наших средств, а за счет инвестиций. Это одна из самых грандиозных идей, которыми занят Бородин. Связь с Европой удобнее всего через Белоруссию.
     — У этой и любой затеи должно быть свое пропагандистское обеспечение. Как дела с печатными изданиями и телеканалами?
     — О телеканале говорить рано. Мы надеялись на то, что нам выделят частоту для вещания, — но пока напрасно. Из газет мы тесно сотрудничаем с “Российской газетой” и “Советской Белоруссией”. Это крупнейшее издание в Белоруссии. У нас есть телевизионная программа “Москва — Минск” и планы создания новой телевизионной передачи. Ее рабочее название “Содружество”.
     — Но это все, можно сказать, официоз. С помощью какой пропаганды идея родства России и Белоруссии может захватить массы?
     — Конечно, с помощью телевидения. На РТР и ОРТ будут размещены блоки союзной социальной рекламы. Хотим сделать многосерийный художественный фильм о простом белорусском парне, который сначала стал хоккеистом российской сборной, потом уехал играть в НХЛ, а затем вернулся уже тренером в Россию готовить сборную Союза. Там и гимн пригодится.
    


Партнеры