Пятна на Солнце

Чтобы было меньше пятен на Земле, надо сначала почистить бюрократию

29 августа 2002 в 00:00, просмотров: 503
 
1. Где искать виновных

     Лето в Москве заканчивается. Можно подводить его итоги. Город захлестывали волны гари и дыма.
     В Западной Европе тоже катастрофа. Но какая разная реакция! Там собирались лидеры стран и обсуждали способы преодоления последствий бедствий и, главное, пути их предотвращения. Депутаты прервали свои каникулы, чтобы быть рядом со своими избирателями. Лидеры партий тоже в гуще событий. Вырабатывая свои, партийные варианты. Ученые и научные центры до сих пор работают на полную мощность: анализируют, выдвигают версии, предлагают...
     А у нас? Президент ездил в район бедствий. Эта поездка, судя по всему, смыла с экранов телевизоров все местное начальство, да и не только местное. С одной стороны, стало очевидно, что президент не допустит традиционной схемы, когда просьбы о помощи удовлетворяются без расследования причин катастрофы. Когда даже не ставится вопрос о своевременном непринятии мер по если не предотвращению, то хотя бы по уменьшению опасных последствий наводнений. Стало очевидно и другое: полученные деньги не удастся ни разбазарить, ни тем более разворовать. Придется передавать их пострадавшим. А это ведь уже работа...
     В общем, и наши депутаты, и лидеры партий, и министры почуяли, что “добычи” не будет, и поэтому лучше продолжать отдыхать вместе с семьями вдали от пожаров и наводнений, в чужих краях.
     Самое большее, на что решились, — объявлять в сводке погоды по Москве об опасности увеличения в городе дыма и гари. А объяснение одно: российская стихия.
     Этой стихией в прошлом не раз власти России и СССР объясняли беды страны. И даже Гитлер свое поражение под Москвой в 1941 году списывал на ту же стихию: морозы.
     Вот и теперь: во всем виновата стихия.
     Недавно по телевизору на вопросы отвечал один из руководителей Московской области. На все попытки журналиста узнать, что же можно сделать с пожарами, следовали разные ответы, но смысл был один: ничего. Торфяники самовозгораются... Лесная подстилка пересохла от жары...
     Начинает вырисовываться новая российская модель объяснения катастроф. “Курск” затонул — нет виноватых. Пропали миллиарды с огромным трудом найденных в стране на его постройку денег. Погибли вообще невосполнимые десятки ее граждан. А вот виновных нет. Самолет “Ильюшин” упал — опять виноватых нет.
     И тем более — нельзя кого-то винить за жару и пожары, за град и дожди?
     Я давно заметил, что если официально заявляют об отсутствии виновного, то это означает только одно: стрелочника найти не удалось, а отдать начальство на публичную разборку недопустимо. Ведь, как говорится, жена Цезаря должна быть вне подозрений. Остается одно объяснения на все про все: пятна на Солнце.
     Конечно, и пятна надо изучать. Но эти пятна на Солнце не в нашей власти. А вот пятна на Земле можно и нужно устранять своими силами.

2. Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?

     Давайте составим плакат из портретов тех, кто внес свой вклад в то, чтобы дым душил москвичей, в особенности маленьких детей и стариков, не имеющих возможности — в отличие от лиц на портретах — уехать из Москвы. Плакат размножим в миллионах экземпляров. И вывесим в подъездах всех московских домов, на всех вокзалах, во всех вагонах метро и электричек. Кто же попадет на плакат?
     Вот недавно Верховный суд отменил введенную в Москве плату за загрязнение окружающей среды как незаконную. Большинство московских предприятий все же решили продолжать вносить эту плату (так как понимают, что если их заставят возмещать фактический ущерб от загрязнения, то сумма их затрат окажется выше этой установленной им платы). Но тут в дело включились налоговые органы и решили начислять на эти платежи налог на прибыль.
     Нетрудно сообразить, что гарь и дым от лесных пожаров действует гораздо сильнее в более загрязненной среде. Так что в список “пятен на Земле”, внесших свой вклад в ситуацию с задыхающимися москвичами, надо смело вносить и Верховный суд, и налоговые органы. А на плакат поместить портреты их руководителей.
     Или возьмем наши аэропорты. Их городу не отдают. И понятно почему: город может ввести те стандарты на выброс вредных веществ у самолетов, которые есть во всех европейских странах. А наши производители лайнеров, наши авиакомпании и аэропорты руководствуются не европейскими, а своими нормами — по уровню значительно более “либеральными”. Вот вам еще одна группа кандидатов для плаката “Пятна на Земле”.
     Но, пожалуй, самые “заслуженные” герои этого плаката — наша автопромышленность. И те, кто героически все последние годы защищает “отечественных производителей” машин в парламенте, в правительстве, в других органах. Стандарты загрязнения воздуха для наших автомобилей далеки от тех, что допускают страны Европы и США.
     Если бы московские власти запретили эксплуатацию в городе автомобилей, загрязняющих среду больше, чем допускают мерки европейских городов, — то эффект от дыма лесных пожаров и торфяников был бы совсем иным. Если бы вместо отечественных “везувиев” (как назвал наши автомобили один автор) на улицах Москвы появился бы миллион-два пусть “бывших в употреблении”, пусть “устаревших” иностранных моделей (по цене в одну-две тысячи долларов), то ситуация изменилась бы. Но у нас борются за вздутие пошлин и на новые, и на старые иномарки. Вот портреты всех, кто защищал право “своих” автомобилей загрязнять воздух Москвы, тоже должны занять место на плакате.
     Впрочем, и городской автоинспекции, и другим городским службам, годами не способным как-то радикально изменить ситуацию с “пробками” на улицах, тоже плаката не миновать. Ведь если 10 километров городской улицы автомобиль преодолевает не с обычной скоростью 50 км/час, а только со скоростью 10, то это значит, что в 5 раз больше “наглотаются” и водители, и пассажиры, и все горожане.
     Помню, руководство города как-то заставило ГАИ в часы пик переставлять тумбы и расширять на пару часов на одну-две полосы утром путь в город, а вечером — из него. Но даже эта самая элементарная мера вскоре была отменена — видимо, из-за того, что обременяла кого-то лишней работой.
     Конечно, все герои нашего плаката не поджигали леса и не гнали дым в город. Но их “вклад” в то, чтобы дым стал неизмеримо более губительным, — очевиден.

3. Всеобщее глобальное потепление

     Но ведь и после “отмывания” указанных и еще многих аналогичных им рукотворных “пятен” никто не отменит ни многодневной жары, ни многодневных ливней?
     В школе, где я учился, висел плакат: “И засуху победим!”. На нем товарищ Сталин на карте страны лично намечал сотни километров лесных полос, которые следует посадить, защищая целые регионы от суховеев. И я — как и мои сверстники — осенью день за днем ходил и собирал с деревьев семена для этих самых лесополос и сдавал их в специальные приемные пункты.
     И хотя потом я узнал, что эта программа во многом была показухой, что две трети собираемых нами семян сгнивало на каких-то складах и еще бог знает сколько засевалось шаляй-валяй — для отчета и галочки, — для меня активная наступательная идеология той программы гораздо ближе и понятнее, чем разводящий руками и сваливающий все на небо тот самый нынешний российский бюрократ, который выступал по телевизору.
     Кстати, он не столь уж пассивен. Когда надо угодить начальству и обеспечить чистое небо ради какого-то праздника — он не жалеет ни сил, ни средств, рассеивая тучи на подступах к городу.
     И в отношении пожаров, торфяников мы не столь уж беспомощны. Помню, еще в Моссовете меня буквально заставил какой-то депутат встретиться с группой специалистов из “непризнаваемых” и “гонимых”. Там я услышал, что торфяники действительно самовозгораются, но происходит это потому, что в ходе великих мелиорационных осушительных работ брежневских времен вода в почвах Центральной России понизилась на метр — вековые торфяники за ряд лет высохли и автоматически обречены на самовозгорание. И для борьбы с пожарами, и для восстановления всей экологии центральных областей надо вернуть воду и восстановить болота. И как делать это, тоже предлагалось: провести мощные трубопроводы из водохранилищ, чтобы весной вода по ним автоматически текла в более низкие, прежде болотистые районы. Мы в то время находились в состоянии острой войны с Кремлем, и я подумал, какой вой подымет вся пропаганда: демократы тянут страну в болото!.. И сказал, что к этому вопросу вернемся, но позднее.
     Я не специалист, но думаю, что что-то глобальное обязательно необходимо. Раз уж мы сами сотворили среду для пожаров, нам ее и изменять.
     Если перспектива города связана действительно с потеплением климата, то надо иметь программу кондиционирования. Ведь сегодня каждый кондиционер надо буквально “врубать” в полностью чуждые ему дома: долбить стены, уродовать фасады домов и т.д. А вот в США дома заранее проектируются с системами кондиционирования. Если вы посмотрите на Нью-Йорк с какого-нибудь небоскреба, то почти на всех крышах домов висят мощные кондиционеры (возле окон там никто не вешает).
     Жильцы нескольких квартир одного дома рассказывали мне такую историю. Они решили отказаться и от газа, и от централизованного отопления, и от горячей воды. Зачем платить за согревание всех комнат квартиры сотни рублей в месяц и за горячую воду — круглосуточно?
     Но что тут поднялось! Инспекция за инспекцией. Отдельным владельцам категорически отказали: пусть весь дом решает. Пришлось объяснять преимущества всем квартирам и добились-таки своего: отключили и радикально уменьшили суммы, выплачиваемые за квартиры.
     Но ведь, по большому счету, это интерес города: постепенно закрыть теплоцентрали, убрать трубы, сократить городские расходы и улучшить городскую среду, очистить городской воздух.
     Мы не можем управлять пятнами на Солнце и регулировать потоки его энергии. Но мы обязаны сделать все возможное, чтобы условия жизни и на планете, и в стране, и в нашем городе оставались наиболее благоприятными для нас и наших детей.
     Если призвать науку, мобилизовать лучшие умы, изучить мировой опыт и мировые достижения, то, думаю, на данном этапе развития воздух в Москве можно сохранить чистым.

4. Что делать, если не работают те, кому положено?

     Конечно же, должна работать власть. Она ведь и существует только для того, чтобы решать общие для всех граждан проблемы.
     Ну, а если она действует неэффективно, а то и вовсе бездействует, то сейчас не тоталитарный социализм. Есть демократия, и она, к счастью, дает нам достаточно инструментов для приведения власти “в чувство”.
     Хорошо известны судебные процессы, в результате которых граждане США отобрали миллиарды долларов у табачных компаний. Недавно одна стюардесса, здоровье которой, как признал суд, оказалось расстроенным из-за табачного дыма в самолетах, выиграла процесс против авиакомпании, где она работала (компания разрешала курение в самолетах).
     Вот и я думаю: а почему бы группе московских пенсионеров с болезнями, связанными с загрязнением московского воздуха выбросами автомобилей сверх реальных в мире норм, не подать в суд на наши автозаводы? И на власти, разрешающие эксплуатировать их продукцию на улицах Москвы? И выиграть суд — если не в Москве, то в Европе. Тогда штрафы в пользу пенсионеров сделают то, чего не удается добиться многие годы: пошлины на ввоз любых иномарок сведутся к обычным мировым стандартам.
     Граждане могут заставить депутатов принять закон о страховании от загрязненного сверх нормы воздуха. Выплачивая страховки, государство быстро найдет и виновных в пожарах, и пути преодоления задымления.
     Или, скажем, во время выборов против фамилий каждого кандидата обязательно помещать сведения о том, сидел ли он и его семья этим летом в московской квартире или нашел способ избежать участи большинства своих избирателей. Информация, более полезная избирателю, чем данные о недвижимости кандидата в депутаты. И такие же сведения — о всех тех, кто возглавляет список партий на выборах.
     Я специально говорю именно о депутатах. Ведь они — те самые крайние в механизме власти, которые постоянно взаимодействуют с избирателями и в наибольшей степени зависят от них, от их голосов. А сами депутаты уже доберутся до исполнительной власти, до администрации. И тогда вопрос об отказе от централизованного отопления в своей квартире можно будет решить простым заявлением за один день.
     Стихия в последние годы у нас все более наглеет. Но мировой и отечественный опыт показывают, что стихия больше всего бушует там, где больше всего бездействуют власти. А ведь есть еще опыт “Медного всадника” Пушкина, когда император, видя бедствия наводнения и сказав: “С божией стихией Царям не совладеть”, — тем не менее приказал — и “из конца в конец по ближним улицам и дольним, в опасный путь средь бурных вод его пустились генералы спасать и страхом обуеный, и дома тонущий народ”.
     Когда произошла авария в Чернобыле, то высшее киевское начальство бросилось не на борьбу с аварией, а вывозить свои семьи из города. И это стало важной характеристикой сути тогдашней партийно-советской элиты. А сегодня такими же показателями могли бы быть сведения о том, где были и что делали во время задымления Москвы те, кто претендует на власть. И главное — что они собираются делать в будущем? Ждать у моря погоды (и в переносном, и в прямом смысле слова)? Или начать разрабатывать и, главное, реализовывать комплексную программу мер по защите здоровья граждан своего города?
    



Партнеры