МегаХаус: Гламур, Амур и... накладные ногти

Самый “клумбный” концерт “Мумий Тролля”

4 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 793
  Огромные серебряные брошки-“бабочки” на гигантских размеров сцене и золотая бахрома на “императорских” дизайнерских костюмах, парча и бархат, блеск и глянец... Одним словом, сплошная лепота — вот атмосфера эксклюзивного концерта, которым группа “Мумий Тролль” презентовала в первый день осени свой новый альбом “Меамуры”. “Великий концептуалист” (как обозвал после просмотра фееричного зрелища Илью Лагутенко прямолинейный русско-роковый продюсер Дмитрий Гройсман) решил сразить всех наповал невиданным доселе рокапопс-перфомансом с шикарным антуражем. На воплощение “пышнотелого” замысла были брошены увесистые спонсорские средства: дабы и сцена построилась самая-пресамая, и дизайн навернулся вычурно-впечатляющий, и экзотические гости чтоб гремели на разогреве у “троллей”, и даже... чтоб кремлевские стены и башни обступали в виде естественной концертной декорации. Но вот с последним, впрочем, не склалось: вместо уже заявленного как пафосное место действия Васильевского спуска пришлось (из-за чиновничьих козней) разворачивать рокапопс-праздник всего лишь на цветастой лужниковской клумбе. Но — все равно: богато, респектабельно получилось!

Лепота и японцы

     “Имидж — ничто!” — девиз уж точно не Лагутенко и компании. Кажется, никто нынче в отечественном шоу-бизе (ну не считая попс-продукты типа Витаса) не озабочен так вопросом имиджа артиста, как новый менеджмент “Мумий Тролля”. Старания даром не проходят, широкая общественность уже отметила: клипы у группы стали настырно-яркими (раз кровь — то ядовито-красная, раз глаза — то настойчиво голубые), публичные акции — частыми и социально-положительными (раз уж борьба — так с угрозой СПИДа, а коли защита — так редких видов фауны и вымирающих тропических лесов). В общем, статус русского Боно для кое-кого уже не за горами. Корона же “императора рокапопса” — уже давно свисает на затылке. И этот концерт-презентация выглядел в принципе как хорошая репетиция официальной коронации. Четвертый альбом “Меамуры” — безусловно, поворотный в судьбе “Мумий Тролля”, знаменующий смену жизненных этапов и, возможно, музыкальных ориентиров. И его явление народу обязано было сопровождаться (в соответствии с вышеописанной нью-заботой об ИМИДЖЕ) сумасшедшим грохотом и плотной струею пыли в глаза.
     Концептуальность зрелища разрабатывалась лично маэстро Ильею. Склонность товарища к япономании повлияла на выбор разогревающего коллектива. Японский рок ведь — нечто малопонятное, но изощренно-вычурное, как раз покрытое блестками, перьями и липкой перламутровой пудрой. Лагутенко, пользуясь образовавшимися связями в японском шоу-бизе, прослушал с десяток экзотических восточных групп и указал на “Dasein”, молодую токийскую команду, играющую ХАРПЕР-БИТ-РОК (ни дать ни взять — рокапопс по-японски).
     Разодетые в парчовые комбинезоны токийцы, высадившись в Москве, вообще впервые, оказывается, попали в Европу. И потому — смотрели на все внезапно округлившимися глазами. Больше всего их потрясла гигантских размеров сцена, построенная для концерта в Лужниках. И они два дня с нее практически не слезали: скрупулезно готовились к выступлению, проверяли аппаратуру, репетировали прыжки и ужимки. (“Мегахаус” попробовал было культурно развлечь японских артистов, затащив их в ночной стриптиз-клуб. Но там восточные утомленные люди благополучно заснули прямо за столами, не пригубив и глотка алкоголя и даже не взглянув на яростную обнаженку. Сублиматоры, блин!)
     Экзотический ХАРПЕР-БИТ-РОК оказался живенькой смесью простоватых мелодий и полуметаллических гитарных запилов. Как и предполагалось, японские солисты-гитаристы энергично трясли разноцветными причесонами, танцевали, обмахиваясь веерами, рок-кокетничали, но явно не в полную силу...
     — В Японии мы никогда не выступали перед такой большой аудиторией (а в Лужниках собралось тысячи четыре зрителей. — К.Д.). Поэтому мы смущались, и это, кажется, было заметно со стороны, — пооткровенничал “Dasein” с “Мегахаусом” после выступления. “Мегахаус” же не преминул порасспрашивать о разновсяческом экзотических артистов.
     — Говорят, в Японии производство рок-звезд поставлено на конвейер, как сборка телевизоров. Но звезды получаются сиюминутные...
     — Да, в Японии очень много групп, они появляются одна за другой. И очень жесткая раскрутка, жестокий менеджмент, тяжелейшая конкуренция! Долго оставаться на плаву очень сложно. Но
     в японском роке очень много всяких ответвлений. И акустический рок, и панк, хард-рок, хип-хоп опять же... Придуманный же нами ХАРПЕР-БИТ-РОК — уникальный стиль и наше главное оружие в борьбе с конкурентами...
     — Опять же говорят, в японской музыке главное — внешний антураж. Настоящие рок-звезды обязательно должны ходить в мишуре, в розовых перьях, в парчовых халатах! А вы какие-то относительно спокойные...
     — Ну почему же — у нас красивая одежда, веера, накладные ногти у солиста...
     — В Японии действительно к рок-звездам относятся как к живым божествам: буквально носят на руках?
     — На концертах мы чувствуем, что мы — лучшая группа в мире. К нам так относятся... Нам же важно дать понять слушателям: мы такие же, как вы, также страдаем и мучаемся, переживаем проблемы и радости.
     — Но а в России вас что удивило?
     — Понимаете, для многих японцев поездка в Россию сродни путешествию на Луну. Но здесь, оказывается, очень теплые люди... Допустим, мы пошли обедать, и в ресторане наш солист забыл сумку. В другой стране она наверняка бы пропала. В Москве же за нами побежали, все вернули и сказали: “Будьте осторожнее!” Хорошие люди.
     — Да, повезло... Обычно и у нас не возвращают. А кто, допустим, из западных артистов — для вас кумир?
     — “Бон Джови”. Мы любим красивую мелодику и совсем не обижаемся, когда нас называют попсой.
     — Вы что-то слышали в Японии о “Мумий Тролле”? Он ведь где-то у вас гастролировал...
     — Честно сказать, мы ничего о “Мумий Тролле” не знали... Но когда послушали его пластинки и увидели его живьем — поняли: удивительная, необыкновенная СУПЕРГРУППА. И этот стиль “рокапопс” универсален, очень романтичен и мелодичен. А у лидера Ильи — гениальный перфоманс. Не зря его так принимают молоденькие девушки! Мы гарантируем — “Мумий Тролль” будет когда-нибудь популярным в Японии...
    
     Пока же — Лужники, четыре тысячи зрителей со спонсорскими (халявно розданными) праздничными шариками в руках... Внезапный облом с презентацией на Васильевском спуске (кстати, причины запрета там “троллевского” концерта как-то подозрительно мутны: то ли патриарх сказал опять — чур его, рок-бесовство на фоне куполов Василия Блаженного; то ли градостроители охнули — от этих плясок под Красной площадью скоро просядет грунт; есть еще версия — некие власти предержащие намеренно строят козни продвинутым рокапопс-героям; хотя возможен и прозаический вариант — просто не поделились рокапопсеры вовремя с кем надо частью спонсорских щедрот)... Спешно переделанные афиши... Двести рублей — вход в Лужники, хотя вроде бы говорили — концерт бесплатный... Аншлага в связи с такими заморочками не собрали. А жаль: богатое убранство сцены, шик, блеск, перфоманс были рассчитаны на потрясение широких масс (и на глянцевую картинку, конечно, последующей МТVшной телеверсии). Но все равно — получилось красиво: три проекционных экрана (повесили бы еще пять, и было бы — прямо как в туре у “U2”), дизайнерские маечки с золотой бахромой (“Порезана портьера Большого театра?” — язвили некоторые остряки) на загорелых телах музыкантов, серебряные “коконы”-светильники на сцене, брошки-бабочки, вензелечки-завиточки, бутоны-лепестки (многометровые декорации)... Разинутые рты на V.I.P.-трибуне: кудрявый Цалер вертится с гитарой волчком на сцене, и Лагутенко, красивый прямо как Нарцисс, неистово шаманит... И дорогущую клумбу, опять же, не потоптали (хорошо, что без аншлага-то), не придется выплачивать Лужникам многотысячедолларовую сатисфакцию... И закончилось все часовой канонадой из заграничных фейерверков — ну очень празднично! Короче,
     “шоколадно”, гламурно, глянцево
     представили пластинку. Ну в полном соответствии с выстраиваемым нью-имиджем АРТИСТА!

“Меамуры”

     Теперь вот главное — подшоколадная начинка, заглазуренный, понимаешь, ингредиент. Эту пластинку долгожданной-то (как “Точно. Ртуть. Алоэ”) не назовешь; “тролли” делали ее как-то неслышно, исподволь — в паузах между рок-фестивалями и выступлениями на частных хэппенингах нефтяных магнатов... Ну то бишь — не запирались (громогласно) на год в английской студии, не шибко пиарили “предстоящее концептуальное нечто”.
     Возможно, Илья заранее понимал, что четвертый альбом — сильнейшим в дискографии группы вряд ли будет назван. Тем не менее “Меамуры” действительно самый концептуальный альбом “Мумий тролля”. И — соответственно — самый трудноперевариваемый для широких масс. Тут есть приглушенность, джаз-роковость, простор для будущих перфомансов и спецэффектов... Вот тут — слегка посвечивают очки Эрика Клэптона, вот здесь — сильно (и очень модно) потягивает саунд-ароматом 80-х... Есть тут — вязкий розовый гламур (начиная с утонченно-вывернутого названия пластинки и разукрашенной брошками-завитушками обложки). Нету — хитов...
     Единственный боевик “Это По Любви” как-то несдержанно, транжиристо и неприцельно выпущен первым же почти холостым снарядом-синглом (хотя ведь должен как главный козырь диска быть припасен чуть на потом). К тому же — зачем-то превращен из романтической баллады в пропагандистский ролик АнтиСПИД-Фонда. Впрочем, это все — субъективное мнение болезненно переживающего за “троллей” “Мегахауса”. Сама же группа, возможно, в таком развитии событий видит концептуальный, вполне стратегический план.
     И следующий вот ход возможного концепта: “Морская капуста” — опять не хит, но жесткое солирование кудрявого Цалера, премьер-гитариста и маршала аранжировки при дворе “императора”. По ощущению прозорливых наблюдателей: Юра Цалер, молчаливый любитель арт-рока и холодноватых приджазованностей, играя тотально-значимую роль для группы, все большее влияние оказывает на вкусы и музпристрастия Ильи... М-да...
     Еще в четвертом альбоме имеются:
     — “Глубже” — ироничная романтика со странными ассоциациями (“Уже не больно, и ты довольна. А мне б поглубже”. Совет буйнофантазирующему менеджменту: только не снимайте на это рекламных роликов про безопасную дефлорацию);
     — “Доброе утро, планета!” — радостный гимн счастливой развязки необдуманно ранних бракосочетаний и большой народный хит, по мнению, кажется, “Нашего Радио”. Что, в свою очередь, для “Мегахауса” — сомнительно...
     “Мегахаусовский” фаворит в “Меамурах” — песня №8: “Стекла”. Вот они — трогательные, поп-роковые 80-е и легкое ощущение светлой грусти;
     Попробуй не смотреть с укором на меня.
     Не расплавлюсь я.
     Ведь я хороший. И день хороший.
     И жить нам в нем придется долго...

     Ну да, лирика для повидавших виды тридцатилетних. Как уже, помнится, где-то отмечалось: “Меамуры” — пластинка не столько для 15-летних девочек, сколько для их неутомленных жизнью мам. “Влюбляться в моде снова. Сразу, скоро” — мелодичные “Обещания”, полуторагодичной давности шлягер, англоязычной версией которого “тролли” удивили всех на “Евровидении”, замыкает альбом. “Обещания” дернули в пластинку, кажется, в последний момент — для УСИЛЕНИЯ (поменяв на них ну совсем скучную песню “Странники”). А абсолютно бронебойный, оглушительный, эмоционально-жесткий хит “Просто рок” остался за бортом. Неисповедимы концепты “Мумий троллевские”...
     — Илья Игоревич, а почему на презентации сыграли “Просто рок”, а в альбом такую супервещь не взяли?
     — Зачем? Она будет на следующей пластинке. А на этой — и так много хороших песен.
     — Ты, я слышала, что-то “гнал” про сознательно созданную атмосферу позитива?
     — Конечно, хотелось пластинки легкой, с ощущением полета...
     — Но без хитов при этом! Не видно что-то в альбоме “Песни года”!
     — Знаешь, это самая органичная пластинка “Мумий тролля” из всех. А сегодня был лучший концерт за последние десять лет.
     — Но коммерческого успеха у такого альбома может и не быть?
     — Главное, чтоб он просто понравился людям, не важно — какому количеству.
     — Есть ощущение, что “Меамуры” — хроника перипетий семейной жизни...
     — Почему именно семейной? Это про всех про нас и про то, что с нами бывает... Про любовь!
     Конечно! Про что же еще песни пишутся!
    





Партнеры