Кровь. Видео. Наличка.

14 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 232
  Весь мир, сотрясаемый терактами и природными трагедиями, охватила мания “домашнего стрингерства”. Любитель с видеокамерой наперевес все чаще мелькает среди классических зевак на взрывах и пожарищах. Не переводятся любители, неотрывно снимающие домашней камерой народные мероприятия и затратные шоу с участием спецтехники — а вдруг да что-нибудь случится?.. Мания в одночасье озолотиться всерьез охватила многих владельцев бытовых видеокамер.
    
     стала исключением и “американская трагедия”. Заснять, как первый самолет врезается в башню, удалось французскому туристу, который нажал на кнопку записи за 5 секунд до момента столкновения самолета с башней... Это тот самый, обошедший потом все телеэкраны мира “нижний ракурс”. Верхний обзор трагедии давали web-камеры, снимающие ВТЦ (WTC) 24 часа в сутки с соседних зданий. Именно эти видеоматериалы и многочисленные фотографии (накануне в башнях проходил всемирный фотоконгресс, и мастера объектива из разных стран, находившиеся в поле зрения, тут же высыпали на улицу) уже через неделю после атаки на небоскребы продавались на интернет-аукционах за 20 тысяч долларов за одну видео- или фотопленку. (Кстати, обломки поверженных “близнецов”, которые шли “с молотка”, давали до 300 тысяч долларов за штуку.) Как говорят профессиональные стрингеры, верхней планки стоимости для таких кадров нет. Миллиард никто не заплатит, но цена уникальной пленки может доходить до миллиона долларов. Если телекомпания не уверена в эксклюзивности кадров, цена сразу падает до 40—50 тысяч долларов. Однако прошлогодний теракт в Нью-Йорке из-за своей нечеловеческой жестокости стал исключением в этом ряду: многие очевидцы были настолько потрясены, что отдавали телеканалам любительские съемки бесплатно.
     Через 18 минут, во время атаки второго самолета, у WTC находилось 3 съемочные группы CNN. Сигнал с их цифровых камер исходником поступал в штаб-квартиру телекомпании Тернера в Атланте, где монтировался в течение 10—15 минут и по спутнику транслировался по всему миру. Информационным конкурентам самого быстрого за счет техоснащения канала в мире оставалось скупать на местах нечаянно отснятое туристами и обывателями видео да интервьюировать очевидцев, пожарных и полицейских. На основании таких видеодокументов, отснятых и скупленных телекомпанией BNM, Роберт де Ниро снял фильм “Голоса из эпицентра”, переименованный на “России” в “11 сентября” и показанный здесь в годовщину трагедии.
     Практика использования телекомпаниями любительских съемок широко применяется во всем мире. Один из самых известных прецедентов — съемки покушения и убийства 22 ноября 1963 года президента США Джона Кеннеди. Этот случай телевизионщики называют классическим. Тогда пленка “ушла” за восемьсот пятьдесят тысяч долларов. По нынешним расценкам это около пяти миллионов. Другой известный случай — съемки покушения и убийства премьер-министра Израиля Ицхака Рабина. В течение двух дней телекомпании давали в эфир только общий план, на котором практически ничего нельзя было разобрать. Все это время одна из телекомпаний торговалась с человеком, в распоряжении которого были кадры с крупным планом произошедшего. Сумма, выплаченная за пленку, осталась тайной. Скорее всего покупку спонсировал “Моссад”. Еще один свежий пример использования любительской съемки на телевидении — кадры горящего на взлете “Конкорда”, сделанные испанскими “дальнобойщиками” из кабины грузовика. Тогда французское телевидение заплатило испанцам пятьдесят тысяч “зеленых”.
     Наши телекомпании тоже часто прибегают к помощи сторонних операторов. Журналисты, работавшие в Чечне, рассказали, что во время первой кампании на грозненском рынке можно было купить съемки боевых действий обеих сторон за 100—150 долларов. Те, кто не хотел лезть на передовую, а также некоторые западные компании покупали эти пленки и выдавали их за свои собственные. Страшный “рекорд” такого рода съемок принадлежит записи, сделанной оператором, снимавшим атаку федералов. Когда его убило, камера продолжала работать. Смертельные кадры потом продавали по цене от двух тысяч долларов за кассету. Другой пример — покупка съемочной группой Российского телевидения у спасателей МЧС пленки, отснятой на месте взрыва на Пушкинской площади в Москве. Кассету сторговали за восемьсот долларов на условиях эксклюзивности. Тем не менее эти же кадры тут же попали на ОРТ. Спасатели еще раз продали кадры немецкой телекомпании, а те в свою очередь запустили съемки на спутник и видеообмен, откуда оэртэшники получили их совершенно бесплатно.
     Как ни цинично это звучит, стоимость редких кадров тем выше, чем больше крови и жути на них запечатлено. И пока в мире взрывают дома и убивают политиков, бизнес на продаже “эксклюзива” будет процветать. Пока вы читаете эти строки, включены тысячи видеокамер во всем мире, которые жаждут крови.
    


Партнеры