Маугли-убийца

Темнокожий мальчик устал ненавидеть весь мир

24 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 408
  Москва сотрясалась от увеселительных зрелищ. Заканчивался первый день празднования Дня города-2002...
     А в ночь с 31 августа на 1 сентября недалеко от метро “Ясенево” случайные прохожие обнаружили труп молодого парня под два метра ростом. Документы были при нем, поэтому личность установили быстро. Станислав Сухобрус, москвич, 19 лет.
  
  
     Ясенево в тот вечер словно вымерло — вся молодежь отправилась в центр.
     — Мам, меня ждут, — сказал Стас. — Приду часам к двенадцати.
     Ирина Ильинична на прощание поцеловала сына. Студент Института геодезии и картографии, он с отличием закончил второй курс. И как только времени на все хватало? Спорт, походы, друзья, любимая девушка... Планы на будущее грандиозные: собирался в Америку на стажировку.
     Мать выглянула в окно. Сына ждала подруга.
     По телевизору шел концерт на Воробьевых горах. Семья устроилась на диване: может, Стасика покажут?
     Но живым увидеть парня родным было уже не суждено.
     ...Литовский бульвар, несмотря на позднее время, был запружен людьми. На ступеньках супермаркета лежал парень в окровавленной рубашке. “Скорая” уехала пустой. Значит — все...
     — Сильный точный удар ножом, — осмотрев тело, вздохнул эксперт. — Прямо в сердце попал. Человек с опытом.
     Ножа найти так и не удалось. Свидетельские показания тоже мало чем помогли. Немногочисленные очевидцы запомнили только, что убийца был небольшого роста. Кажется, смуглый — в темноте-то не особенно разглядишь.
     В пять утра в квартире Сухобрусов раздался звонок. Ирина Ильинична подняла трубку.
     Незнакомый голос буднично произнес: “Вашего сына убили...”
     — Вы что-то путаете. У моего сына никогда не было врагов, он никогда не дрался, — только и смогла выговорить Ирина Ильинична.
     Несмотря на двухметровый рост и хорошую физическую подготовку, Стасик действительно был человеком бесконфликтным.
* * *
     — Смотри-ка, пьяный, что ли? — в то же утро, 1 сентября, начальник охраны клуба “Б-52” увидел парня, который проходил неподалеку.
     Парень шел медленно, разговаривая сам с собой. Он то ли всхлипывал, то ли смеялся.
     Охранник его окликнул — мальчишка обернулся. Вся грудь пацана была в крови. Память подсказала охраннику: этот тот самый парнишка, которого он недавно выгнал из клуба.
     ...Накануне в их клубе проходил традиционный “черный день”. Со всей Москвы съехались темнокожие ребята со своими подружками. Пускали только по клубным картам. Фэйс-контроль и все такое.
     Поэтому когда подошла компания пьяных темнокожих подростков, охранник вежливо попросил их уйти. И тут на него неожиданно бросился с кулаками самый маленький из них: “Дерьмо! Сегодня мой день!” Понятно, что в клуб он не попал.
     И вот теперь перед охранником стоял тот самый наглец. Правда, испуганный и весь в крови.
     — Пойдем со мной, — сжалился охранник. — Кажется, у кого-то из наших есть аптечка.
     Парень покорно пошел за мужчиной. Но до клуба они дойти не успели: на дороге их перехватил милицейский патруль.
     Молоденький сержант прищурился. Вообще-то приметы убийцы, которого искал весь район, совершенно не относились к темнокожему парню. Этот — маленький, щуплый, не то что убить, пальцем двухметрового амбала не смог бы тронуть.
     — Что случилось, парень? — на всякий случай спросил милиционер мальчугана, бредущего с охранником клуба.
     И услышал в ответ:
     — Я убил кого-то… Только маме не говорите!
* * *
     Когда 14-летнего Егора Румянцева с позором выгнали из клуба, он с товарищами отправился к ближайшему магазину, “залить обиду”. Спиртного не хватило, остальные понеслись за дополнительной порцией, а изрядно подвыпившего Егора оставили возле магазина одного. Он подошел к кавказцу — торговцу арбузами, стал изливать душу. Парень, что называется, был на взводе.
     — Знал бы ты, как я их ненавижу! — выкрикнул Егор в последний раз и замолчал.
     В их сторону шла компания ребят. Выделялся один — высокий, широкоплечий. Это и был Стас Сухобрус.
     — Сюда иди! — вдруг рявкнул Румянцев. — А то хуже будет.
     Глядя на чернокожего кучерявого подростка, который почему-то отдавал им приказы, ребята рассмеялись.
     — Домой иди, Маугли, — неудачно пошутил кто-то.
     В этот момент Сухобрус и Румянцев поравнялись...
     Из показаний Румянцева:
     “Помню, как он меня обозвал. Их было то ли трое, то ли четверо. Сначала я хотел убежать, но потом вспомнил, что были бы здесь друзья, они бы засмеяли меня. Мне показалось, что самый большой из них занес руку. Он хотел меня ударить. Я испугался, вытащил нож, ударил его, на меня брызнула кровь... Больше я ничего не помню”.
* * *
     96-я школа-интернат, где учился Егор Румянцев, до сих пор гудит.
     — Егор всегда спокойный был, — рассказывает одна из учительниц. — Ума не приложу, что могло с ним произойти.
     Одноклассники Румянцева оказались куда более категоричными.
     — Я знал, что этим все закончится, — лучший друг Егора, Руслан, с досады кидает на пол учебники. — В последнее время он с дурной компанией связался. А я ведь ему говорил...
     Естественно, всех теперь занимает вопрос: почему? Что случилось с послушным курчавым ангелочком?
     Мама Егора уверена: это случилось с сыном не вдруг. А еще 14 лет назад, когда темнокожий малыш только появился на свет.
     В детском саду его привязывали веревкой к забору и кидались песком. Развлечение называлось “расстрел врага”. В школе Егор учился на “отлично”, но одноклассники не давали ему прохода, избивали почти каждый день. После очередной драки мальчишка даже начал заикаться. Трижды он пытался покончить с собой, и каждый раз его спасали. С ним работали психиатры, психологи — и все без толку.
     Чтобы спасти парня, его перевели в интернат для детей с дефектами речи. Там ему, как говорят, стало легче дышать. Но изолировать Егора от внешнего мира полностью было невозможно. Куда бы он ни зашел, по какой дороге ни бежал, рядом всегда оказывались сверстники, насмешливые и жестокие.
     Через полтора года новичок перестал появляться на занятиях в интернате. Опять попал в беду. Егор “сел на иглу”.
     Потом полгода пролежал в больнице. А когда вышел, очень изменился. Лютой ненавистью возненавидел всех белых людей.
     — Так пальцем никого не трогал, — рассказывают одноклассники. — Но если “черножопым” или по-другому кто назовет, зверем становился.
     Егор Румянцев полностью признал свою вину. Но объясняет ли это причину убийства? Да и сам Егор вряд ли до конца может себе объяснить, за что он лишил жизни случайного прохожего.
     Его таким вырастили. Маленький негр — плоть от плоти общества, которое ненавидит чужих. Всех, кто на него не похож.
    


Партнеры