“Лихие приставы” проиграли

Суд признал: публикация “МК” верна на все сто

25 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 234
  “МК” выиграл очередной судебный процесс о защите чести, достоинства и деловой репутации. Кто на нас обиделся? Судебные приставы.
     Еще зимой мы рассказали о безобразной истории, случившейся у молодой женщины по имени Елена с двумя судебными приставами-исполнителями из 1-го межрайонного отдела службы судебных приставов по ЦАО Москвы (Р. Мохель, “Судебный приступ”, “МК” от 20.02.2002 г.).
     Предыстория такая. Бывший Еленин муж подал в суд иск на раздел имущества, суд выдал исполнительный лист на арест и опись мебели, бывший муж в сопровождении приставов явился в квартиру. А дальше началось форменное безумие. Достаточно вспомнить подзаголовок: “Беременную женщину лишили последней кровати”.
     Герои очерка, приставы Александр Мязин и Инна Чванова, на автора, понятно, обиделись. И обратились в Пресненский суд.
     В статье я написала о трагедии Елены — через некоторое время после “судебного приступа” у нее случились преждевременные роды. Мязин и Чванова возмутились: при чем тут мы? Ведь родила-то Елена не на следующий день.
     А просто-напросто врачи бились целых три недели, чтобы оттянуть, насколько возможно, срок родов. Увы, ребенок Елены родился с отеком мозга. Врачи подтвердили: роды до срока и тяжелое состояние младенца вызваны стрессовым состоянием мамы.
     Даже когда хозяйку квартиры поздним вечером увезли в больницу, судебные приставы не покинули поле боя и не приостановили “исполнительские действия”.
     С делом о приставском достоинстве судья Игорь Тюленев разбирался два дня — таким оно оказалось запутанным. Ведь приставы наотрез отрицали свое участие в вывозе вещей беременной женщины (понятно, что без их поддержки провернуть такое дельце не удалось бы). Пока к концу второго дня адвокат “МК” Андрей Муратов не припер к стенке пристава Ирину Чванову. Он попросил даму припомнить, сколько времени они с Мязиным провели в квартире? Та и ответила: пришли в 9.00, а ушли... мм-м... затемно. Стали выяснять у свидетелей: во сколько это — “затемно”? Оказалось, около 10 вечера. Тут уж развел руками даже привычный ко всему судья: что представители закона могли делать в квартире от утренней зорьки до вечерней? Чтобы переписать диваны с козетками, нужен всего час-другой...
     Еще обиженные судебные приставы уверяли, что злобная корреспондентка “МК” пересказала события искаженно. Ну, например, драка между хозяйкой квартиры Еленой и ее бывшим мужем описана в корне неправильно. О пропавшей во время шабаша папке с документами приставы понятия не имеют. И уж тем более “ни о каком изъятии предметов домашней обстановки не могло быть и речи”. Поздравляем соврамши! Вынесли все, даже кровать, — это подтвердилось на процессе.
     В итоге Пресненский суд решил, что приставы нарушили нормы морали и этики (что и утверждалось в публикации). И отказал в иске о защите их чести, достоинства и деловой репутации.
     Всех поразило вызывающее поведение Мязина и Чвановой. Они то и дело прерывали адвоката, а когда в зале объявляли: “Встать, суд идет!” — преспокойно оставались сидеть. Так что судье Тюленеву даже пришлось несколько раз объявлять служителям закона замечания за нарушение регламента и некорректное поведение.
    


Партнеры