САМОЕ НЕОБЫЧНОЕ МЕСТО ДЛЯ СЕКСА

3 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 437

После кассового триумфа в Питере скандальный фильм Жака Ноло “Киска с двумя головами” о завсегдатаях французского порнокинотеатра покажут наконец в Москве. Не волнуйтесь, вкусы и нравы местной публики не будут сильно развращены. Запланировано всего шесть очень поздних сеансов в Доме кино — вот и весь прокат. Даже при сплошных аншлагах “Киску” в Москве увидят максимум 6000 человек, то есть примерно каждый пятисотый читатель “МК-Воскресенья”. Впрочем, и эти сеансы еще могут отменить. Почему вокруг фильма, совершенно нормально прошедшего в Питере, сложилась такая напряженная ситуация в Москве?

В толстых журналах о вкусной и богатой жизни звездам и моделям любят задавать вопрос о самом необычном месте, в котором тем довелось заняться любовью. И ни разу не было в этом списке порнозала. С одной стороны, ничего странного тут нет: секс в порнокинотеатре — вещь нередкая. С другой — у нас-то в стране таких мест не было никогда. Таков закон снобизма: говорить о том, чего у нас не было, как о пройденном этапе. Были видеосалоны с сеансами “тяжелой эротики”, до них — нелегальные квартирные показы. С кинотеатрами их роднит коллективное приобщение к порнографии, наложившее, хотим мы в этом сознаваться или нет, отпечаток на сексуальность нескольких поколений. Отчего я рекомендую “Киску” тем, кто заболел ностальгией по 80-м задолго до того, как она вошла в моду. Важна именно мода на 80-е, а не на порнореализм, которой “Киска” якобы следует. У нас Жака Ноло обвинили в том, что он пришел слишком поздно — мода на порно проходит, уже сняты и забыты “Народ против Ларри Флинта”, “Ночи в стиле буги”, “Интимные сцены”. Но все наоборот, Ноло пришел слишком рано: он не спекулирует на теме, как то свойственно любой моде. Ноло заговорил о порно всерьез, почему его фильм до сих пор и приглашают на европейские фестивали всех уровней, включая Каннский.

Что значит всерьез? Ноло впервые взял точный угол зрения на проблему. Он говорит о зрителях, тогда как его модные предшественники всегда делали фильмы о создателях порно. Почему зрители важнее? Потому что именно они попадают в странную ситуацию: цель порно — возбудить, а ситуация просмотра в общественном месте требует от зрителя не выходить за рамки приличий. Вся философия потребления и соблазна, вся двусмысленность нашего образа жизни видна тут как на ладони. А если делать фильм о создателях порно, то он автоматически попадет в разряд “фильма о фильме”, и тогда о порнографии придется рассуждать в категориях творчества, которые не улавливают специфики порнографии. К тому же режиссер фильма о порностудии неизбежно занимает позицию сноба. Ведь он снимает настоящее кино, а его герои — низкосортную халтуру. Он снисходит до этих сирых и убогих, и за такой гуманизм заслуживает всяческих похвал. У Ноло все иначе: он никого не оправдывает, потому что знает, что никому никакие оправдания на фиг не нужны. Порно имеет дело с мощными потоками энергии внутри нас, не имеющими к гуманизму никакого отношения. Система прекрасно это знает и потому накладывает на потоки энергии жесткие ограничения, которых мы предпочитаем не замечать. Неприятно осознавать, что тебя дрессируют в самых интимных вопросах. От такого знания хочется отвернуться, но в порнозале самоослепление невозможно. Гадко не то, что в “Киске” нам показывают мастурбирующих трансвеститов. Гадко то, что у секс-дисциплины в нашем обществе настолько бесчеловечный оскал. Узнать об этом больно, понять — необходимо.

Легко понять, почему такие фильмы не хотят показывать. Мы привыкли получать скандальные фильмы в обертке призов международных фестивалей. За нас уже решили, что фильм безупречен. Никто не рискует: ни зритель, ни прокатчик, ни кинокритик. Нужно просто прийти и расписаться в наличии у себя утонченного вкуса. Во Франции “Киску” покажут только в конце ноября. Не зная зарубежной реакции, крутить ее здесь опасно, а в Питере оценить уровень могут самостоятельно, без подсказки. “Лолиту” Набокова тоже ведь не хотели поначалу печатать не из-за порнографии. Наоборот, автору сказали, что она недостаточно порочна. Вот если бы Гумберт клеился к мальчику, книгу бы напечатали сразу. Те же претензии к “Киске”: больше разврата. Вот пригласили Юппер в “Пианистку” нюхать сперму, и народ к ней потянулся. Надо было Делона заставить делать минет Бельмондо, тогда бы мсье Ноло было за что благодарить, и от страшных мыслей можно было бы отмахнуться.




Партнеры