ПРОВЕРЬ СВОИ КИШКИ НА ПРОЧНОСТЬ

10 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 328

Французский актер и режиссер Жак Ноло известен у нас в стране по главной роли в комедии Пьера Ришара “Мечтать не вредно” (1990), а искушенным киноманам — по фильму Франсуа Озона “Под песком” и многолетнему соавторству с мэтром французского интеллектуального кино Андре Тешине. “Киска с двумя головами” — вторая работа Ноло-режиссера, в России он выходит в линии “МК-Другое кино”.

Первый фильм “Внутренняя территория” объехал самые престижные фестивали мира (в Торонто попал в секцию “Открытие года”), получил призы в Венеции, Монреале и Каннах, был номинирован на “Сезара” за лучшую режиссуру. Мировая премьера “Киски” состоялась на недавно прошедшем Каннском фестивале в программе “Особый взгляд”, причем финал показа был ознаменован зрительскими аплодисментами, что в Каннах далеко не норма. Но даже обилие призов и солидная репутация среди знатоков не спасли Ноло от нападок. Дело в том, что “Киска с двумя головами” рискнула затронуть скандальную тему — поведение зрителей на порносеансах. Официально тему никто не запрещал, но негласные табу бывают сильнее самых жестких ограничений. В Москве кинотеатры бойкотировали фильм, поэтому российская премьера состоялась в Питере. После всего шести сеансов (3, 4, 6, 7, 8, 9 ноября) в московском Доме кино фильм отправляется на гастроли по регионам. В свою очередь, господин Ноло согласился прокомментировать ситуацию с прокатом “Киски” специально для “МК-Воскресенье”.

— В России против распространения всех видов непристойностей сейчас активно борется движение “Идущие вместе”, в Америке активизировалось некое общество “Чистка фильмов”, которое занимается вырезкой сцен, содержащих насилие, секс и богохульство. Есть ли нечто подобное во Франции?

— Нет. У нас существуют ограничения “детям до 16” и “детям до 18” — этого достаточно. Кстати, мой фильм запрещен к показу только до 16-летнего возраста. После истории с “Трахни меня” общественное мнение стало настаивать на возвращении цензуры. Также сейчас ведутся разговоры о запрещении показа порнографических фильмов по телевидению.

— Насколько нам известно, фильм “Трахни меня” был запрещен к демонстрации во Франции. К “Киске” отношение более лояльное. Можно ли проводить параллели между этими картинами?

— Нет. Я не видел “Трахни меня”, но могу предположить, что там действительно были слишком откровенные порносцены, которых в моем фильме нет. Я пытался избежать съемок “дешевой” порнографии.

— Существовало ли некое противодействие тому, чтобы “Киска” попала в Канны?

— Все было наоборот. Отборщики сами нашли “Киску” и выбрали ее для показа в одной из самых престижных программ — “Особый взгляд”, — за что я им очень благодарен. Этот шаг, на мой взгляд, является признанием некоей художественной свободы. Хотя во Франции были некоторые прокатчики, которые во время рабочего просмотра ушли из зала и далее отказались показывать фильм в своих кинотеатрах.

— Повлиял ли факт участия фильма в Каннской программе на прокатную судьбу фильма?

— Да, конечно. Критики в Каннах очень хорошо отозвались о фильме, так что теперь его французская премьера ожидается как большое событие. После Канн фильм сразу пригласили на многие международные фестивали — в Монреале, в Генте (Бельгия), в Тюбигене (Германия), Вене (Австрия), в Валенсии (Испания), в Роттердаме (Нидерланды)… Скоро “Киска” выйдет на экраны Израиля.

— Некоторые российские кинокритики, которым удалось посмотреть фильм, высказываются резко отрицательно против него, заявляя, что после такого кино хочется срочно идти мыться. Какое мыло вы им посоветуете?

— Я думаю, им стоит воспользоваться салфетками “Клинекс”. Наверное, они относятся к той группе, которую я называю “люди с чувствительной прямой кишкой”.

— На какого зрителя, по вашему мнению, ориентирован фильм? Кому он может быть интересен? Для кого снимался?

— Для меня.

— Были ли у вас сложности в работе с актерами, которым пришлось имитировать в кадре сексуальные сцены?

— Никаких проблем не было. В фильме нет порноактеров. Многие актеры — непрофессионалы. Мы занимались активной психоаналитической работой, которая помогла актерам сниматься, забыв про комплексы. После просмотра фильма многие из них меня благодарили за то, что я открыл для них вселенную, которой они не знали.

— Как вы оцениваете ваше сотрудничество с Франсуа Озоном в фильме “Под песком”? Как оцените его последний фильм “8 женщин”?

— Да, мне понравились “Восемь женщин”. Работа с Франсуа Озоном и Шарлоттой Ремплинг была полна нежности и ликования. Это была работа большой командой. Озон — большой наблюдатель. Он все видит, все понимает, знает, как пользоваться моментом, как правильно уловить ощущения.

— Существуют ли порнофильмы, коренным образом изменившие вашу жизнь?

— Сами фильмы нет, а вот кинозалы — да. Они мне очень близки, в них я чувствую себя хорошо и уютно. Именно поэтому эти кинозалы вдохновили появление этого фильма.






    Партнеры