Рабочий — класс!

23 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 302

— А что, милый, много ли зарабатываем?..

— Нормально.

— Ну ничего... Зато работа модели ценна сама по себе. Сегодня ты снялся в клипе у Бориса Моисеева, а завтра, глядишь, и звездой будешь...

В такой вот дружелюбной атмосфере и проходили съемки нового клипа Бори Моисеева. Главный шок-террорист отечественной эстрады был очень мил с красавцами моделями, изображавшими в ролике заводских работяг! Итак, снимали долго и мучительно. Почти всю ночь. (В ежедневном “МК” мы уже писали, чья была задумка снять клип на заводе: Альберта Хамитова и собственно Бори.) Композитор — Ким Брейтбург — автор хитов для мальчишек-“премьеров”, поэт — Сергей Соколов. Название песни — “Татуировка”. Эта композиция заявлялась как новое альтернативное начало Бореньки. Песня должна была быть испещрена хэви-металом и прочей муз. тяжестью... Однако, на удивление окружающих, БМ остался себе верен: “Тату-тату-татуировочка...” — нежным, сладким голоском напевал Артист, проходя меж станков... ИЗРЕДКА ПОГЛАЖИВАЯ ПОРШНИ СТАНКОВ...

По замыслу Альберта и Моисеева, а также с благословения продюсера Евгения Фридлянда лирический герой песни “Татуировка” ведет, казалось бы, ничем не примечательную жизнь простого американского рабочего: каждый день ходит на работу в свой сборочный цех, собирает детали машинных аппаратов, обедает в заводской столовке, пьет с друзьями пиво после работы. Борис Моисеев с легкостью воплотился в образ работяги и даже накануне съемок сходил попить пивка в местный пивларек в районе Тверской. Однако легкость перевоплощения оказалась, на наш — обывательский — взгляд, не очень реалистичной... “Ну не верю (совсем по Станиславскому) образу Моисеева — грязного мужлана”, — кричала душа.

Хотя, как утверждают окружающие, вжиться в образ работяги Моисееву удалось без проблем. Настолько, что несколько рабочих, оставшихся после смены поучаствовать в съемках и помочь в обращении со станками и прочей техникой, вскоре принимали Бориса за своего. И действительно, в рабочих штанах, в свитере, в кепке и рабочей куртке певца было не узнать. В пропитанный машинным маслом воздух завода ворвалась музыка. И, что самое удивительное, рабочие словно преобразились — их угрюмые лица расплылись в улыбке, и они начали пританцовывать, повторяя за Борисом Моисеевым припев. И вскоре уже огромный зал превратился в мюзикл.

Рабочие пели, танцевали и одновременно работали за станками. Если бы не камеры, свет и огромное число администраторов — можно было бы подумать, что мода на мюзикл распространилась и в заводские цеха. Самоотверженности рабочих можно было позавидовать. Снимали клип целую ночь, а утром работягам нужно было вставать к станку. Работа у станка, кстати, весьма опасна: стоит чуть зазеваться — и можно остаться без руки или ноги (вот страсти-то!). Это подробно объяснил один из рабочих, Михаил, рассказав немало страшных историй о том, как станки калечили людей.

Ну а когда съемки закончились, певец, режиссер и рабочие, теперь уже ставшие почти друзьями, долго разговаривали “за жизнь”. В конце концов Бориса приняли-таки за “своего парня”. Трудовую пыль металла и запах мазута все участники съемок смывали в рабочей душевой, обнажив прекрасные торсы.

А вот смывали они рабочий пот вместе или по отдельности, вы узнаете в самое ближайшее время.




Партнеры