Мистическая жизнь любовницы Фокса

16 марта 2003 в 00:00, просмотров: 2261

В Москве Татьяну Ткач мало кто знает. Зато в Питере эта актриса вот уже много лет собирает аншлаги в театре на Литейном. А ведь каких-то двадцать лет назад, после выхода на экраны фильма “Место встречи изменить нельзя”, она стала знаменита на весь Советский Союз. На улице к ней подходили случайные прохожие и, подмигивая, интересовались: “Как поживает Фокс?” Ведь в нашумевшей картине Говорухина именно красавица Ткач сыграла роковую женщину — любовницу Фокса.

Мы встретились с Татьяной Дмитриевной в гримерке театра. Она много курила, много смеялась, много рассказывала... И только в конце беседы я обратила внимание на плакат, висевший на стене: “Поздравляем Татьяну Ткач с присвоением звания народной артистки России”. Об этой награде она умолчала. “Да ладно вам, этот плакат давно пора снять, повисел недельку и хватит. Кому это интересно?..” — улыбнулась она.

Коллеги по театру называют Татьяну сильной, волевой женщиной. “На ее долю выпало столько страданий, но она никогда не впадала в депрессию”, — утверждают они.

— Когда мне исполнилось двадцать лет, мой отец погиб в страшной автокатастрофе. На тот момент ему было всего 53 года. Я очень болезненно пережила этот момент. Я не могла видеть старую обстановку в нашей квартире, поэтому заставила маму вынести всю мебель и раздать соседям. Шесть лет назад я похоронила своего второго мужа, который очень тяжело умирал от рака. А перед этим сильно болела свекровь. Я долго жила с ощущением смерти, ведь она всегда ходила рядом со мной.

О смерти Татьяна стала задумываться еще в юном возрасте.

— Долгое время мы жили в Харькове. Папа был личным шофером Павла Постышева, мы дружили семьями. Однажды ночью отца арестовали. Освободили только через пять лет. Несмотря ни на что, я всегда верила своему отцу, который рассказывал мне про несправедливость, которая существовала в системе. Например, у нас дома, когда умер Сталин, был накрыт праздничный стол, и мы с радостью отмечали смерть тирана. Я об этом никому не говорила. Именно поэтому я не вступала в комсомол, а последние деньги тратила на покупку перепечаток Солженицына.

Когда Татьяне исполнилось шестнадцать лет, отец взял с нее слово, что после окончания школы она обязательно поступит в театральный вуз. И еще он попросил ее никогда не менять фамилию. Таня исполнила просьбу отца. Но до сих пор жалеет об этом. “О боже мой! Ткач! Только ради этого я хотела выйти замуж, чтобы поменять свою ужасную фамилию, — говорит она. — Когда я жила в общежитии при БДТ, нас в комнате было три студентки — Плотникова, Сапожникова и Ткач. Все тогда говорили: “Вместо одного мастера Дорониной взяли трех подмастерьев, которые все равно не могут заменить мастера”. И все же Татьяна Ткач дважды была замужем, но ни разу не нарушила данного отцу обещания.

Несмотря на яркую внешность, питерскую актрису долгое время не приглашали сниматься в кино.

— Моя индивидуальная внешность совсем не подходила для нашего кинематографа. Образ советской героини — это скромная женщина, жена служащего. Правда, после съемок в картине “Бег” меня буквально завалили предложениями. Я многим режиссерам отказывала, не хотела опускать планку. Честно говоря, сейчас жалею об этом...

“Вайнеры жалели, что пригласили Конкина на роль Шарапова”

Ее приглашали сниматься исключительно те мужчины, которые Ткач явно симпатизировали. Так случилось с ролью любовницы Фокса в фильме “Место встречи изменить нельзя”.

— С Говорухиным мы познакомились в Одессе. Там мы с Владиком Дворжецким снимались в одной картине. И вот на Одесской киностудии к нам подошел Говорухин и пригласил к себе в гости. У него тогда был дом в этом городе. Спустя какое-то время я снова оказалась на гастролях в Одессе. Я тут же позвонила Славе и пригласила его на свой спектакль. Вечером мы встретились, и он сказал, что сейчас собирается снимать фильм и хотел бы задействовать меня в этой картине.

Татьяна даже не поинтересовалась, что это будет за картина, каков сюжет фильма, какая роль ей отведена. А спустя несколько дней Говорухин перезвонил ей в Ленинград. “Понимаешь, все приличные роли здесь уже разобраны, осталась одна бандитка, — смущенно начал разговор режиссер. — Но ты все равно соглашайся. Я тебе гарантирую, что время ты проведешь отлично, потому что там будет Высоцкий, а он удивительный человек. Ради этого общения стоит приехать”.

— Надо сказать, что я даже сценария не читала. Вайнеров вообще не знала. Приехала в Одессу, и меня сразу в кадр пустили. На съемочной площадке мы не встречались с Высоцким, но зато в гостинице жили на одном этаже со всеми вытекающими... общениями, естественно.

Это было не первое знакомство Татьяны с Высоцким. За несколько лет до съемок фильма “Место встречи изменить нельзя” Высоцкий приезжал в Ленинград, чтобы выступить для труппы своего любимого Большого драматического театра. В то время Татьяна еще работала в БДТ.

— Я выросла на его репертуаре и знала все его песни. Когда Владимир Семенович приехал к нам в БДТ, худрук театра Юрий Товстоногов как раз вернулся из Америки и делился с нами своими впечатлениями об этой стране. Вдруг в зал вбежал завтруппой и говорит: “Тут какой-то актер, Высоцкий вроде, изъявил желание спеть для уважаемой им труппы”. Товстоногов переспросил: “Кто такой Высоцкий?” Потом задумался и сказал: “Ну ладно, пусть поет...” Юрий Александрович поставил замшевый грязный ботинок на стол и недовольно задышал. Вся труппа реагировала так, как реагировал Товстоногов.

Высоцкий начал с песни “Спасите наши души”. Он сильно волновался, сбивался. Видимо, почувствовал, что не ко двору пришелся. Потом робко спросил: “Ну, может быть, кто-нибудь скажет, что мне спеть, может, кто-нибудь из вас знаком с моим творчеством?” Все молчали. Тогда с последних рядов поднялась Татьяна Ткач и стала заказывать одну песню, одну за другой.

— После исполнения каждого номера Высоцкий смотрел в мою сторону. Одна из последних его песен рассмешила Товстоногова. В результате все закончилось хорошо. Когда мы столкнулись с Владимиром в Одессе, я ему напомнила об этом случае.

На съемках “Место встречи...” я специально ходила на площадку смотреть, как играет Высоцкий. Он всегда приходил настолько подготовленный, что все были потрясены его собранностью. А вот Конкину это не нравилось. Они с Высоцким вообще часто цапались. Конкин мне даже как-то жаловался. “Какой у Высоцкого ужасный характер, — говорил он. — Сам все выучит, а другим репетировать не дает”. Кстати, Конкин тогда никому не пришелся по душе, с ним никто не общался. Он все время ходил один, даже совместные вечеринки игнорировал. Вайнеры потом жалели, что пригласили на роль Шарапова такого капризного, нелюдимого актера.

Роль любовницы Фокса принесла Татьяне Ткач всенародную любовь. Ее узнавали на улице, ей делали комплименты именитые актеры, а советские режиссеры и сценаристы разрывали ее на части.

— Это было время, когда полки магазинов пустовали, а сахар и сигареты продавали по талонам. Помню, когда я заходила в гастроном, сразу выбегали мясники и, улыбаясь, говорили: “Привет от Фокса”, заворачивая мне под прилавком свежий кусок мяса. Фокс кормил меня много лет, а ведь тогда я даже не была с ним знакома.

Ткач познакомилась с Белявским спустя двадцать лет после выхода картины на широкий экран. Тогда всех актеров, задействованных в картине “Место встречи изменить нельзя”, пригласили на юбилей Говорухина в Москву.

— Недавно я пересмотрела фильм и ужаснулась, когда поняла, как непрофессионально я нюхала там кокаин. Вместо наркотического порошка мне дали соль, которая разъедала слизистую. Помню, я тогда поинтересовалась, какая реакция должна быть после того, как понюхаешь кокаин. Кто-то из рабочих ответил: “Представь, будто ты выпила стакан водки”. Ну а что происходит после стакана водки — мне объяснять не надо было. Но сейчас я понимаю, что реакция на кокаин должна быть немного другой...

Несмотря на кассовые сборы, за свою роль в фильме “Место встречи изменить нельзя” Татьяна Ткач практически ничего не заработала. Зато к ней пришла популярность.

— Мне даже муж тогда постоянно твердил: “На тебе пробы ставить некуда, потому что тебя все время пробуют, пробуют...” — вспоминала Татьяна Дмитриевна. — Вскоре мне это надоело, и я сказала: все, больше не хочу! — и перестала сниматься.

“Луспекаев ел только из моих рук”

Долгое время в театральных кругах ходили слухи о бурном романе между Павлом Луспекаевым и Татьяной Ткач.

— Все эти истории с Луспекаевым — что-то невероятное! Познакомились мы в театральном общежитии. В то время у него случилась трагедия — обострилась никотиновая гангрена — ему пришлось ампутировать пальцы ног. Кстати, когда Екатерина Фурцева узнала, что Луспекаев находится при смерти, она лично выписала ему какое-то заграничное лекарство, благодаря которому раны заживают как на собаке.

Павлу Луспекаеву поставили протезы, и в таком виде он пришел в театр на Литейный, где увидел много расстроенных лиц. Сотрудники театра уже мысленно попрощались с актером, похоронили его.

— Вот в таком состоянии он и начал за мной ухаживать. Не стану лукавить, он мне сильно нравился, но я не представляю, как можно встречаться с “ураганом”! А это определение ему подходило как никому другому. Примерно в то же время меня пригласили на пробы в фильме “Бег”.

На главную мужскую роль претендовали два кандидата — Михаил Ульянов и Павел Луспекаев.

— Первые пробы проходили с Ульяновым, потом вызвали Луспекаева, на что он сказал: “Я буду сниматься только с Татьяной Ткач”. На тот момент он еще не знал, что меня уже утвердили. По его просьбе меня вызвали второй раз. По каким-то причинам Луспекаева от роли отстранили, но ему об этом ничего не сказали. И вот, когда съемки были в полном разгаре, мне звонит Паша и говорит: “Танечка, ну что, начались там съемки? Неужели они могли не утвердить Луспекаева? Но ты им скажи, Таня, что по Парижу в кальсонах может пройтись только Луспекаев!” У меня тогда не поворачивался язык сказать, что съемки уже заканчиваются.

После знакомства с Татьяной Ткач Луспекаев старался всегда задействовать ее в тех фильмах, в которых снимался сам.

— Когда его утвердили на роль в фильме “Белое солнце пустыни”, он поставил условие Мотылю, что без меня сниматься не станет. Накануне съемок ко мне в коммунальную квартиру пришел сам Мотыль и стал меня уговаривать поехать с ним на съемки. Я попросила прочитать сценарий. “Сценария нет на руках, — замялся он. — Да он вам и не нужен, вы будете играть главную жену в гареме. Эта практически немая роль”. Мотыль не сказал, что все это делалось по просьбе Луспекаева. Когда я приехала на съемки и увидела Пашу, то сразу все поняла. О его любви ко мне знала вся съемочная группа. Он не скрывал своих чувств даже от жены Инны. Помню, как она каждый день стучалась в мою дверь и плакала: “Павел объявил голодовку, сказал, что будет есть только из рук Тани Ткач”.

Несмотря на жуткую боль в ногах, Луспекаев старался держаться молодцом перед Татьяной.

— Паше было очень больно ходить. В то время он хотел казаться сильным, поэтому отказался от палки и костылей. Представляете, как ему тяжело было передвигаться в песках. Но он никогда не стонал, он вообще старался скрывать невыносимую боль. Павел пробовал заглушить болезнь водкой. И еще ему запретили курить. После очередной выкуренной сигареты он говорил: “Это последняя, Паша больше никогда не будет курить”. Но через десять минут брал новую.

На похороны Луспекаева Татьяна Ткач не пришла. Говорит, не может хоронить близких людей, ей сразу становится плохо, и она начинает умирать вместе с ними.

“Дворжецкий набирал петли на моей груди”

Одним из самых лучших друзей Татьяны был Владислав Дворжецкий. Они тесно общались более двадцати лет. Однако на вопрос о более тесных отношениях с актером Татьяна отводит глаза: “Возможно, он ко мне относился немного иначе, чем просто к другу...”

— Я вообще всю жизнь дружила с мужчинами. С Дворжецким у нас никакой любовной интрижки не возникло, что странно. Правда, этот поступок мог повредить нашей дружбе. Несмотря на его холодную внешность, он был достаточно ранимым и сентиментальным человеком. Однажды, во время съемок во Львове, он познакомился с молодым мальчиком-осветителем. У него были серьезные проблемы с глазами. Он тогда жаловался, что может лишиться зрения. Тогда Дворжецкий ему говорит: “Ты еще такой молодой, тебе нужна срочная операция в Москве в хорошей клинике”. “Мне никогда не заработать денег на такую дорогую операцию”, — ответил мальчик. Через неделю Дворжецкий лично устроил его в клинику к Федорову и помог материально.

С тех пор Владислав Дворжецкий, будучи во Львове, всегда навещал семью спасенного осветителя.

— Когда мы снова приехали во Львов, мы опять встретились с этим молодым человеком. Владик в это время вязал свитер. Надо заметить, что Дворжецкий очень хорошо вязал и занимался этим женским делом постоянно. Помню, однажды он вязал купальник жене, а петли набирал прямо у меня на груди. Так вот, этот парень пригласил нас на свой день рождения и, заметив свитер, сказал: “Вы свяжите свитер с оленями. У моего приятеля такой есть, очень красивый!” Через неделю мы пришли к этому мальчику домой, в маленький полуразрушенный отсыревший деревенский дом. И тут Владик вынимает из сумки подарок — свитер с оленями, который он связал буквально за пять дней.

Каждый раз, приезжая в Ленинград, Дворжецкий останавливался в тесной коммунальной квартире своей подруги Тани Ткач, хотя “Ленфильм” предоставлял ему самые лучшие гостиничные номера в городе. Когда Татьяна пыталась ему намекнуть, что в гостинице ему будет свободнее и комфортнее, Дворжецкий взрывался. “Друзей на улицу выгоняешь!” — кричал он.

— Когда я забеременела, Владик звонил мне каждый день и интересовался моим самочувствием. Потом он устроил меня на гимнастику для беременных, где преподавала его тетка. Он внимательно следил за тем, как проходит моя беременность, сам искал подходящий роддом. Когда я наконец-таки родила, он сказал: “Ну вот, ты родила моего сотого ребенка”. Оказывается, когда-то он работал фельдшером-акушером. В то время принял аж 99 детей. Так что мой стал сотым.

Познакомилась Татьяна с Владиславом на съемках картины “Бег”. Именно этот период времени актриса вспоминает с наибольшей теплотой.

— Съемки картины проходили в Москве. Я целый месяц жила в шикарном номере гостиницы “Украина”. Каждый день за мной присылали машину, отвозили на ипподром, где я должна была учиться верховой езде. В первый день я приехала в роскошном жокейском костюме, мне подобрали самую спокойную лошадь, поставили ступеньки, чтобы я смогла на нее забраться. Лошадь, когда увидела меня, тяжело вздохнула. Я тогда подумала, если она сейчас так дышит, что же случится, когда я оседлаю ее? Как только я забралась на лошадь, она меня тут же сбросила. Тренер меня успокоил: “Многие здесь ребра ломали, а тебе надо преодолеть свой страх”. Услышав про сломанные ребра, я окончательно решила, что больше на лошадь не сяду. Но я каждый день продолжала ездить на ипподром, приносила тренеру бутылку водки, после чего он говорил режиссеру, что все идет по плану.

В первый съемочный день на ипподром вывели лошадь Татьяны Ткач.

— Когда Наумов увидел мое лицо, сразу дал отмашку. За меня на лошади скакала дублерша. Зато сцену, где мы целуемся с Гришей (Ульяновым) и я должна прыгать в его объятия с лошади, пришлось играть самой. Самым позорным образом я прыгала с каких-то ящиков, которые нагромоздили рабочие.

Утверждение ролей в картине “Бег” проходило при участии вдовы Булгакова. Просмотрев актерские пробы, она сказала: “Я должна посоветоваться с Мишей”. На следующий день Татьяну Ткач утвердили на роль Люськи.

Анатолию Собчаку предсказали будущее по “Книге судеб”

Последняя работа питерской актрисы состоялась в сериале “Черный ворон”, где Татьяна Ткач сыграла роль ведьмы.

— Эта роль как раз для меня. В моей жизни всегда находилось место мистике. Например, мы с первым мужем прожили вместе ровно 13 лет. Потом я переехала на улицу Марата, в 13-й дом, затем поменяла квартиру и стала жить на 13-м этаже.

Когда мне был всего годик, мой папа попал в первую автокатастрофу и был тяжело травмирован. Это случилось 30 декабря. Спустя много лет, именно 30-го числа, папа погиб. На следующий год мы пришли 30 декабря на кладбище, по дороге мама сломала руку и попала в больницу. В прошлом году мама собиралась приехать из Харькова на годовщину смерти отца, но сломала ногу. А еще у меня хорошо развита интуиция, и я прекрасно чувствую людей. Перед съемками картины я прочитала всю ведьмовскую литературу, там сказано, что все ведьмы — зеленоглазые блондинки.

На досуге Татьяна Ткач заглядывает в “Книгу перемен”.

— Я верю в предсказания. Много лет мы дружили с семьей Собчака. Помню, они собирались строить дачу при актерском кооперативе, мой муж был председателем этого кооператива. У Собчаков тогда не было машины, и мы подвозили их на своей. Тогда между нами завязался разговор. Анатолий Собчак рассказывал: “По “Книге перемен” мне нагадали чушь несусветную. Сказали, что я буду известным человеком во всем мире. Интересно, кем я могу стать? Ну разве что ректором университета, но это в лучшем случае”. А Товстоногову нагадали, что он станет известным человеком, будет работать в красивом северном городе, у него родятся двое мальчиков, но с женой он разойдется и воспитывать детей будет его сестра. Мне предсказали, что в моей жизни будет два счастливых брака, от которых родятся двое детей. И у меня всегда будет много поклонников среди знаменитых людей. Так оно и вышло...




Партнеры