Криминальный талант

18 мая 2003 в 00:00, просмотров: 632

Постоянный автор “МК”, признанный мастер криминального романа Эдуард Хруцкий 15 мая отметил свой юбилей. Семьдесят лет исполняется, пожалуй, лучшему “исследователю—криминалисту” нашей современности. За творческую деятельность у Эдуарда Анатольевича вышло 59 книг, написаны сценарии к детективным кинофильмам. Премьера третьей части сериала “На углу, у Патриарших” прошла на этой неделе. Несмотря на “мудрый” возраст, Эдуард Анатольевич о спокойной, размеренной жизни и не думает...

— Я не так давно перечитывал Зощенко и нашел одну интересную мысль. Он пишет: “Старость — это невостребованность”. Это может случиться и в сорок лет, и в пятьдесят. Когда угодно. Так что мне о старости явно еще рановато думать.

— Значит, опять трудитесь над очередным романом или сценарием?

— В основном занимаюсь кино. Снимается фильм по моему роману “Бесшумная степь”. Но название фильма придется изменить. Сегодня приходится подстраиваться под условия издательства. А они что просят? Вот мы с вами познакомились в буфете, а они скажут: “Напиши — изнасилована в буфете”. Я их понимаю...

— А принимаете?

— Нет, не принимаю. Не так давно я впервые в жизни подсчитал, сколько у меня вышло книг. Оказалось — 59. Я сам поразился! Хотя написал я значительно меньше. Просто мои произведения переиздавались в России и за рубежом. У моего друга Аркадия Вайнера на старой квартире в Банном переулке был стенд почти во всю стену, где стояли все его книжки, как в музее. Он-то всегда знает счет своим книжкам.

— И все 59 были историческими летописями правоохранительных органов? Ведь ваши труды основаны на документальных исследованиях.

— Моя писательская деятельность началась с работы журналиста. В 1957 году я пришел работать в “МК”. Хорошо помню, как ждал приема главного редактора Борисова. А я тогда только уволился из армии и не имел постоянного занятия. Во время службы что-то писал для военных газет, вроде бы что-то печатали. Борисов посмотрел на эти публикации и взял меня. Я помню, как стоял перед его кабинетом, волновался. Мимо меня ходили какие-то занятые люди, сейчас они уже известные журналисты.

— В те времена тяжело было опубликовать правду о работе МУРа...

— Первый мой материал (несмотря на то что статья основывалась на документах) не напечатали. Мне сказали: “Люди строят коммунистическое общество, а у тебя что — режут, убивают”. Поэтому первый уже опубликованный материал был о мерах по предупреждению преступлений. Чудовищно скучная вещь... Но все равно я с упорством идиота ходил в МУР, знакомился с нужными людьми. Более того, мне выдали удостоверение муровца, которое во многом помогало. Особенно при входе в ресторан — поставишь на стекло входной двери, и все швейцары вздрагивают. (Смеется.) Времена изменились в брежневскую пору. Писалось свободней. Меня всегда интересовала криминальная история.

— Не скучно всю жизнь писать о ворах и убийцах?

— Конечно, нет. Все дело в том, что в наши дни я с большим интересом пишу о времени моей молодости. Тогда мне было это неинтересно. Я писал о МУРе времен войны, очерки о 30-х годах. А сегодня меня совершенно не интересует криминалистика XXI века. Но должен сказать, что с большим интересом работаю над фильмом “На углу, у Патриарших”. 12 мая начался третий фильм, а мы уже приступили к съемкам четвертого.

— Легко приспособились к новому времени, где все поставлено на коммерческие основы?

— Я не приспосабливаюсь. Привожу пример. Юлик Семенов, когда писал книгу “Семнадцать мгновений весны”, нагрузил Штирлица любовными историями. Но в фильме у Тани Лиозновой есть лишь намек на это. Помните редкое появление Светланы Светличной в роли журналистки Габи? А ведь у Семенова это целая любовная история, которая имела продолжение и развитие. В фильме этого нет.

— Советский разведчик “предавал” жену?!

— Ну, это же работа… Вот живет человек двадцать лет в фашистской Германии. За ним наблюдают. С женщинами не встречается. Возникает вопрос: “Он гомосексуалист?” Кстати, в Германии однополая любовь каралась чудовищно, вплоть до смертной казни. Семенов написал так, как должно было быть, но из фильма эти моменты убрали.

— А как он к этому отнесся?

— Я вам об этом и говорю. Как хочешь относись, а что вышло, то и вышло. В те времена доходило до абсурда. У меня есть роман “Осень в Сокольниках”. Перед тем как его напечатали, естественно, пустили по инстанциям. В Министерстве внутренних дел не понравилось, что оперативник пьет вино. Сказали, что это нетипично. Среди героев романа был один прокурор. Он был полным человеком. Ко мне пристали: почему прокурор так выглядит — с животом, как на это посмотрят наши граждане? Еще был иностранец, который занимался антиквариатом. Роман отправили в пресс-службу КГБ, и пролежал он там бог знает сколько. Пришлось моим друзьям нажать на пресс-службу. Я узнал, почему так надолго задержали книгу. Отрицательная героиня работает переводчицей в “Интуристе”. Меня попросили убрать слово “Интурист”. Сказали — пусть она где угодно работает, но не там. Оказывается, у зампреда КГБ Пирожкова дочка работала переводчицей в этой гостинице.

— Сами-то детективы читаете?

— Скажу по секрету — детективы не читаю вообще.

— Считается, тот, кто читает детективы, обладает низким интеллектом.

— Приведу пример. Приезжаю в город Торжок. Направляюсь в гостиницу. Рядом с ней огромный рекламный щит — Людмила Гурченко, Олег Басилашвили в новом детективе Эльдара Рязанова “Вокзал для двоих”... Вам смешно? Некоторые заявляют, что “Преступление и наказание” тоже детектив, а на самом деле — криминальный роман. В настоящем детективе должны присутствовать математические законы. В России настоящее произведение такого жанра еще не написано.

— А как же Маринина? Разве она не детективы пишет?

— Скорее дамские романы.

— Вы отлично изучили психологию преступников. Как по-вашему, почему после перестройки во много раз увеличилось число преступлений?

— Для этого нужно прочитать Уголовный кодекс. Он ведь специально сделан под преступника. Все отлоббировано. В 1989 году московское управление КГБ арестовало обоз из четырех грузовиков, полный денег. Их везли из Тифлиса в Москву, чтобы заплатить депутатам и не принять закон о коррупции. Я об этом тогда пытался написать, но... Короче, у меня были большие неприятности.

— Сегодня вы живете в высотке, в бывшей квартире Василия Сталина. Довелось с ним встречаться?

— Видел его пару раз. Василий приезжал в “Крылья Советов”. Он интересовался волейболистами, хоккеистами, теннисистами. А еще как-то раз я пришел с друзьями в ресторан. За соседним столиком сидел молодой Сталин. Он был пьяный чудовищно. Орал, кричал.

— А его сестру Светлану Аллилуеву не встречали?

— Что вы, в моей квартире познакомились Каплер и Светлана. Кстати, Каплер рассказывал мне их историю любви.

— Неужели?

— Был Новый, 1942 год. Тогда он и увидел десятиклассницу Светлану. Она ему очень понравилась. Думаю, он не лукавил. Ну а потом, знаете, присутствовал флер опасности. Он ее водил в кино на американские фильмы. В общем, чисто платонические отношения. Иосифу Сталину, конечно, это не понравилось. Каплера посадили... После освобождения поставили условие — уехать в Киев к родным. Более того, разрешили работать на киевской студии. От него хотели только одного — чтобы он не виделся с Аллилуевой. Но он все равно с ней встретился. Я его спрашивал: “Как вы это сделали?” Он ответил: “Да мне их бояться надоело”.

Так его отправили в лагерь на десять лет. Освободился по реабилитации. Позже вел “Кинопанораму”, был самым лучшим ее ведущим. Преподавал во ВГИКе заочникам. Женился на прелестной женщине, поэтессе Юлии Друниной.

— У вас большой опыт работы с актерами. Предъявляете к ним требования, если они снимаются в ваших фильмах?

— Когда-то мы ехали в поезде вместе с Копеляном в Ленинград и пили белое хлебное вино всю ночь. И он говорил: “Знаешь, чтобы тебе легче было сценарий писать, пиши сразу на актера”. Я говорю: “А потом режиссер...” — “Это уже его дело. А ты пиши сразу на актера”.

— Режиссеры соглашаются с выбором автора?

— Сейчас со мной считаются, а вот тогда... Теперь уже меня просят написать сценарий. В основном я занимаюсь сериальным кино. И могу сказать, что оно не очень хорошее. Честно.

— Что должно произойти, чтобы оно было хорошим?

— Количество должно перерасти в качество.

— Хотите внести свою лепту в этот процесс?

— Да. Но пока ничего качественного не предлагают. Но когда я делаю сериал, я точно знаю, что его увидит зритель.

— Получается, вы занимаетесь только коммерчески успешными проектами?

— Я сейчас расскажу, что такое сериалы! К примеру, написано у меня в сценарии, что героиня Оксана прилетает на самолете. А продюсер и режиссер говорят: “Нет, ребят, с деньгами тяжело, давайте на поезд заменим. Перепиши”. Я переписываю: “Подходит поезд, выходит Оксана”. — “Слушай, нет, нужна массовка. Дорого. Пускай она на автобусе приедет”. С автобусом тоже не получается, значит, пусть на автомобиле приедет. Автомобиль же тоже нужно арендовать. И тогда продюсер говорит: “У меня есть потрясающая идея. Такого еще ни у кого не было! Пусть приедет на самокате”. Вот что такое сериальное кино.

Последние сцены “На углу, у Патриарших” мы снимали за свой счет. То есть у нас не хватило денег. Самостоятельно арендовали камеру, актеры работали бесплатно, мы снимали в моей квартире, пользовались моей машиной. Все мое играло — мои пиджаки, мои телефоны.

— Эдуард Анатольевич, вопрос на засыпку. Как вам удается сохранять отличную физическую и творческую форму?

— Настоящий мужик должен отслужить в армии, заниматься спортом и меньше пить водки. Наверное, это секрет успеха...




Партнеры