Бизнес мент

16 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 295

Его называют самым артистичным бизнесменом Петербурга. Добавим: и самым деловым актером. Глядя на него, партнеры так и норовят вытянуться в струнку, щелкнуть каблуками и взять под козырек: “Есть, товарищ подполковник!”. Как тень отца Гамлета, тень подпола Егорова из “Убойной силы” витает над каждым его шагом. И надо сказать, иногда очень даже помогает в щекотливых ситуациях, столь типичных для отечественного бизнеса.

Его рабочее место — и кабинет, и съемочная площадка. Он то директор, то продюсер, то актер... Главное — такое раздвоение ему нравится. И сам себе он нравится не меньше. А такая гармония, согласитесь, сегодня редкость.


— Александр, как вы оказались в “Убойной силе”?

— Меня порекомендовал продюсер Михаил Кирилюк. Был кастинг, меня отбирали, как и всех. Помню очень страшную ночь, когда я пробовался на Макса Виригина, которого сейчас играет — и хорошо! — Сергей Кошонин. Руководство ОРТ посмотрело пленку, засомневалось и... Ночью у меня раздался звонок: “Знаете, мы все-таки возьмем вас на другую роль”. А потом ее еще раз отменили и в конечном итоге сказали мне: “Для вас будет специально написана роль”. Так и появилась сквозная роль подпола Егорова.

— Это ведь был не дебют в кино.

— Да, я до этого уже снимался. Первый фильм — “Улицы разбитых фонарей” Александра Рогожкина. Та серия называлась “Целую. Ларин”. Я сыграл там адвоката. Это был 1994 год, мне было 36 лет. После этого у меня была хорошая роль у Сергея Снежкина в “Цветах календулы” — я даже получил приз “За многообещающий дебют” на международном кинофестивале “Балтийская жемчужина”. Ну так и пошли съемки — у Рогожкина, Снежкина, Месхиева, Дыховичного, Янковского...

— С кем из них работалось комфортнее всего?

— Каждый режиссер работает индивидуально. У каждого есть свои плюсы и свои минусы, как у любого человека...

— Вас не зря называют самым деловым артистом Петербурга...

— Не знаю, почему. Но приятно, конечно. Откидывая ложную скромность, скажу: если я что-то начинаю, то довожу до конца. Я не понимаю таких людей, которые говорят “Будет сделано!” и не делают. Находят массу причин для объяснения. Ты лучше скажи: “Я попробую”. Тогда я понимаю. Но если ты сказал “да”, значит, должен это сделать.

— Какая потрясающая ответственность...

— В этом плане я обязательный. Даже в ущерб себе я сделаю то, что обещал. Знаете, надо любить свою работу. И надо уметь работать.

— Где сейчас снимаетесь?

— Сейчас пригласили в один сериал про расследования — должен поехать в Тунис. Но сначала мне надо согласовать этот вопрос с моими уважаемыми принципалами.

— С кем?

— С вышестоящим руководством. Я же несу ответственность в бизнесе. Надо уважать коллег.

— Вот входит к вам человек в кабинет по делу и... застывает с открытым ртом.

— И часто! Когда я вижу такую реакцию, сразу же успокаиваю: “Снимался, снимался”. И официоз спадает, переговоры, как правило, проходят очень хорошо.

— Что все-таки для вас важнее — искусство или бизнес?

— Я бы не хотел это разделять. Меня так однажды спросили, и я ответил: “50 процентов кино и 50 — бизнес”. И мои принципалы, прочитав это, заметили: “Александр, тогда давай 50 процентов зарплаты получать”. Нехорошо получилось.

Для меня важнее вообще жизнь! Жизнь, в которой я полностью занят. Терпеть не могу, когда есть паузы и не знаешь, чем заняться. Работа мне дает хлеб, связи, ритм жизни. Не представляю, как бы я, будучи только актером, сидел и ждал приглашений или постоянно ходил на кастинги.

— Задам смешной вопрос. Кино приносит какой-то доход?

— Конечно, приносит. И неплохой. Большую часть денег сегодня я зарабатываю именно в кино. Не хочу сказать, что я высокооплачиваемый артист, но платят мне хорошо.

— В кино тянуло с детства?

— Это была моя голубая мечта. Восемь лет я занимался в народном театре родного города Подпорожье. Грезил о том, что буду актером. Я помню, у нашего руководителя взяли интервью в журнал “Работница”. Мне тогда было пятнадцать лет, а обо мне там написали: актер Тютрюмов готовится к спектаклю. Мне было так приятно!

— Кого играли?

— Разные роли... Яшку-артиллериста в “Свадьбе в Малиновке”, Деда Мороза, по Чехову много ставили. Больше всего мне нравились и до сих пор нравятся комедийные персонажи.

— Почему не стали поступать в театральный?

— Не решился. Комплекс провинциала. Но даже когда учился в техникуме, со страстью занимался в театральной студии. Потом было поздно — влюбился, женился, дети пошли...

— Радуетесь, когда узнают на улице?

— Конечно, радуюсь. А для чего тогда артист работает? Для того, чтобы его полюбили зрители.

— Вас, часом, не путают с Александром Семчевым?

— Шикарный артист! Мечтаю с ним вместе сняться. А путают действительно постоянно. Я уже не удивляюсь. Вот сегодня ехал в лифте: “Вы так хорошо играете, так пива хочется!”. Когда говорю, что это не я, народ разочаровывается. Так что приходится соглашаться: “Да, это я пиво рекламирую”.

— Вам не кажется, что ваш штабист Егоров какой-то очень уж... одноклеточный...

— Знаете, в первой серии из меня там хотели сделать... не то что взяточника, но человека нечестного. Такого сытого мента. Но я сказал Кивинову (автору сценария. — Н.Б.): “Андрюша, зачем омрачать нашу российскую милицию — о ней и так много пишут негативного?”. Я лично никогда про милицию плохо не говорю. Да, везде есть мерзавцы, но ведь милиция не вся такая. Вот говорят: менты — взяточники. Не все. Есть там нормальные ребята, которые действительно работают за совесть.

И вот мы сделали из нашего Егорова такого штабного служаку, пусть и не блещущего интеллектом, и теперь его так раскручиваем потихонечку.

— Вы похожи на своего Егорова по характеру?

— Знаете, нет... Самого себя сложно играть. Когда перевоплощаешься — другое дело. Я же не такой упертый служака, следующий букве закона. Это роль комическая, над Егоровым подшучивают ребята постоянно.

— Работая рядом с суперпопулярными Хабенским и Федорцовым, зависти-ревности никогда не испытывали?

— Никогда. Я же реально себя оцениваю. Я понимаю, что в десятку лучших артистов никогда не попаду. Тем более они мои хорошие друзья. И я только рад их успехам. Как-то на гастролях с Хабенским мы часа два беседовали. У него ведь судьба сложная. Он трудяга. И Андрюша тоже. Молодцы ребята.

— Как у подполковника Егорова складываются отношения с ГИБДД?

— Шикарно... (Улыбается.) За все время два эпизода было, когда инспектор оштрафовал за превышение скорости: “Ну и что, что артист?” Но это 0,0001 процента. А обычно я говорю: “Привет орлам от голубей”. Ну, отчитают немножко. По мне, так питерская милиция — самая лучшая милиция в мире!

— Признайтесь, никогда не хотелось сбросить вес?

— Были времена. Однажды я похудел на двадцать килограммов за месяц — просто мало ел. И потом режиссер, который пригласил меня сниматься, говорит: “Саш, ты мне такой не нужен. Ты такой же, как все, становишься, фактуру теряешь”.

Я ведь никогда худеньким не был. И я не стесняюсь своего тела, меня это не гложет. Вообще у меня три недостатка — красота, ум и скромность. О своей скромности я могу говорить часами.

— А о своем амплуа?

— Комедия, комедия, комедия. Да, я хотел бы играть комедийные роли — мне это больше всего нравится. Мои кумиры — Леонов, Папанов, забытый Алексей Смирнов, Никулин, Вицин, Моргунов, я на этом рос. Ну сами посмотрите, какой я герой-любовник?

— Ваш рабочий день...

— ...начинается в 7 часов утра. В 9 я уже на работе. И заканчивается не раньше 23. Включая съемки. Я прошу режиссеров не планировать их на вечер или на выходные. Дети, когда были помладше, называли меня воскресным папой...

— Вы им нравитесь на экране?

— Они у меня и сами пробовали сниматься. Но не захотели — нет, это не их.

— А жена, часом, не снималась?

— Только в программе “Пока все дома”.

— Вы заботливый муж?

— Надо об этом спросить у жены. Но мне кажется, хороший. Люблю делать сюрпризы. Например, 8 Марта подарил Людмиле машину, ключи принес вместе с кофе прямо в постель.

— Какая машина, если не секрет?

— “Ока”. Она такая же миниатюрная, как моя жена.

— Вы вместе отдыхаете?

— Не умею я отдыхать. Какое-то занятие странное.

— Поехать на хороший курорт...

— Ну и что там? Лежать ниппелем вверх я не умею. Могу 20 минут полежать, потом встану и пойду. Нет, богом не дано. Когда устану — вожусь на даче... Хотя ковыряться в грядках не люблю. В воскресенье затоплю баньку, приглашу друзей. Место хорошее — Рощино, Карельский перешеек, линия Маннергейма.

— К алкоголю как относитесь?

— Нормально. У меня пристрастия к алкоголю нет, но компанию всегда поддержу.

— Артистическую?

— Нет, почему? Кстати, среди артистов у меня всего два друга, с которыми я плотно общаюсь. А так... есть друзья, с которыми дружу по двадцать, по тридцать лет. Мы встречаемся — ходим в одну и ту же баню по вторникам, на Васильевском острове. Среда — бассейн. Четверг — волейбол.

— А другие увлечения?

— Вышиваю крестиком. (Смеется.)

— Ну прекратите...

— Нет у меня такого, серьезно. Я расслабляюсь на съемочной площадке. Это самый лучший эмоциональный отдых.

— Значит, жизнь удалась?..

— Да, я счастливый человек. У меня есть все, что нужно мужчине, — бизнес, семья и друзья.



Партнеры