С чувством неглубокого удовлетворения

25 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 581

Не будем о грустном. Надоело. Давайте о хорошем и добром. Стало быть, о любви.

Хороший добрый парень Энрике посетил Россию на этой неделе. Но на его долгожданный визит лег отпечаток грусти. Чуть ранее Иглесиас-младший публично дал понять всему миру, что он, как бы это сказать, далеко не Хулио. Что у него не совсем такое, как все почему-то думают, мужское достоинство. Короче, оно короче.

Помните анекдот: “Мальчик жестами объяснил, что его зовут Хулио”. Мальчик, которого произвел на свет прототип героя этого чисто русского анекдота, жестами ничего объяснить не смог. Или не захотел. Сделал это прямо — словами.

Его батя уверяет весь мир, что у него с этим делом полный порядок. Что он, мол, 3 тысячи женщин оприходовал без напряга. Но, судя по всему, врет. А сын — человек достойный, хотя и не удостоенный большого достоинства. Честный он парень, этот Энрике. И за это ему от самой честной страны России — орден. Анну на шею. То есть — Курникову в невесты. А может, потом и в жены. Она будет для доброго Энрике хорошей женой.

Ведь несмотря на легкое разочарование всех остальных блондинок, а также рыженьких и брюнеток, признание Иглесиаса-младшего на самом-то деле — признание в любви. Но не Энрике к Анне, а наоборот — Анны к Энрике. Объясню почему.

Уж сколько про бедную богатую Курникову писали гадостей. Обзывали Шкурниковой, шестьсот какой-то ракеткой мира, папарацци лезли в трусики. Нет бы — в душу залезть.

После слов Энрике стало окончательно ясно, что влюбилась добрая русская девочка абсолютно по-настоящему. И не интересуют Курникову чужие мани — своих куры не клюют. И никакая она не совратительница незатейливых хоккеистов. И не девушка легкого поведения, как о ней писали всякие-разные подонки, не знающие, чем руки занять.

Она не меняла мужиков как ракетки. Просто она искала. И вот наконец нашла. И он нашел наконец. Вернее — на душу ему русская девушка легла.

Поскольку Аня, в отличие от западных фальшивых красоток, отнеслась к Энрике по-доброму. Не линейкой мерила свои чувства. За что ей — честь и хвала. И пусть у Ани не сложилось как-то на корте. Зато в другом повезло.

Молодым — совет да любовь. А всем завистникам и Энрике, и Анны — фига. На то самое место.

А недавно большой праздник был у другой интернациональной пары — российско-болгарской. Вы, наверное, уже догадались, о ком я. Об Алле Борисовне и Филиппе Бедросовиче.

Алле уж 55, а она — ягодка опять. Не берут ее года — она ягодка всегда. И возраст ей скрывать ни к чему. Филиппу — и то больше смысла. Злые языки кличут его стареющей армянской баскетболисткой. Но это опять же от любви. К сборной Армении по баскетболу (кстати, есть ли такая?).

Так вот. Когда они поженились, все сомневались: выйдет ли из этого толк? Больше никто не сомневается: вышел. Для болгарской стороны — так самый прямой. До брака Филипп даже сольных концертов не собирал. А теперь поет дуэтом с самой Машей Распутиной.

Опять слышу голоса за кадром: вот, мол, типичный брак по расчету. А я говорю: любовь. Пусть сыновья или же материнская. Зато ее крепость выдержала проверку годами.

Очень понравился последний услышанный мной анекдот про АБ и ФБ.

Выходят Алла и Филипп из машины. Отошли чуть-чуть, и Алла спрашивает у мужа:

— Филя, а ты машину-то на сигнализацию поставил?

— А зачем, дорогая? — отвечает Филипп. — У нас же там на заднем сиденье Витас остался...

Уж сколько этих витасов, галкиных и т.д. прилипало к заднему месту Пугачевой за долгие годы. А уж всяких челобановых — вообще полный багажник, для огнетушителя с аптечкой нет места. А Филипп все знай рядышком, ремешком пристегнутый сидит. И пусть в зеркале заднего вида маячат то Стоцкая, то Распутина, сколько ни выпячивают женщины сиськи, сколько губки ни расставляют — Филипп на них ноль внимания.

Вы знаете ну хотя бы один похожий союз? Нет? Тогда — завидуйте молча.

...А тем временем из теплых краев пришла хорошая новость: солдаты великого Гондураса потянулись из Ирака на родину. Да и в столице России на градуснике устойчивый плюс. Это значит, пришла весна. Время большой и чистой любви.

Даже обычно скромная мэрия Москвы призывает: “Все — на субботник!”




Партнеры