Медведь- заступник

30 мая 2004 в 00:00, просмотров: 289

Кого только не дрессируют в цирке — от слонов до мурок, а уж бурых медведей-то на манеже и вовсе как собак у метро. Но вот повелители Севера — белые мишки — можно сказать, раритет: аттракцион “Белые медведи на коньках” под руководством Юлии Денисенко — единственный в мире. И сегодня он — в Москве, в цирке на Речном.

...В летнем цирке — зима. Кружится и падает на ледяную арену сверкающий снег. Из-за занавеса выходит белый топтыгин, делает пару шажков по льду и вдруг, словно поскользнувшись, падает на толстое пузо, катится раскорякой, смешно раскинув лапы. Вслед за этим увальнем из-за кулис степенно вышагивают еще пятеро. Пользуясь отсутствием дрессировщика, косолапые устраивают в манеже настоящую кутерьму: толкаются, как расшалившиеся дети, переваливаются с живота на спину, трутся о лед, словно “о земную ось”...


Так необычно начинается аттракцион Денисенко. Публика в восторге: кажется, ей уже и трюков никаких не надо, просто смотреть бы на этот медвежий “детский сад на лужайке”. Но вот наконец появляется в манеже миниатюрная дрессировщица. Да неужели эту девушку будут слушаться огромные белые медведи, если она, стоя на коньках, — ниже на целую медвежью голову, чем сидящий перед ней хозяин Севера?! Слушаются, да еще как! И на задних лапах ходят, и вальс танцуют, и на себе возят, и сами с горки съезжают — и все это охотно, с видимым кайфом. Но самое удивительное — мишки даже на коньках катаются. Такого не было нигде в мире!

— Юля, да как же тебе удалось поставить белых медведей на коньки?

— Не хочется раскрывать секрет фирмы, скажу только, что процесс этот занял три года: сначала молодняк нужно было научить уверенно ходить на задних лапах — ведь, в отличие от бурых, белые в природе могут встать на эти лапы, только когда играют или тянутся за чем-то. Белые очень сообразительные, умные, но вот физически в них это не развито. Потом учили не бояться обуви... И все равно не все в конце концов способны освоить коньки: бывает, ляжет — и все.

— За какие коврижки они стараются?

— Только за вкусненькое. Раньше мы прикармливали мясом, но для этого нужно выпускать их в работу голодными. Однажды попробовала дать на репетиции печенье — с тех пор стараются только за печенье, причем не всякое, а исключительно “Юбилейное”: оно рассыпчатое, сладенькое. Дороговато, но другое-то не едят! За представление скармливаю не так много — килограмма 3—4; за репетицию, естественно, больше: все-таки шесть взрослых, шесть малышей.

— А вообще чем кормишь?

— Основная еда — мясо. Рацион у всех разный, в зависимости от веса. Наш премьер Грем, рост которого два с половиной метра, получает 12 кг мяса в день. Маленькие — по 3—4 кг мяса, пару килограммов рыбы, овощи, фрукты — в основном морковка, яблоки. Творог — раз в неделю, типа разгрузочного дня. Ну и, конечно, рыбий жир, яйца, хлеб.

— Есть ли индивидуальные предпочтения?

— Одна красавица бросает мясо, ест яблоки. Грем больше любит морковь. Бельгийцы удивлялись: мясо рядом лежит, а Грем морковь хрумкает. “Он у вас вегетарианец?!” — спрашивают. Но это под настроение. Кстати, рыбу многие пожуют и выкинут: в природе-то они питаются не рыбой, а нерпой, сивучами.

Несмотря на молодость, Юля — дрессировщик опытный: с детства насмотрелась, как работают с медведями родители. Правда, их номер был не на льду. Когда мамы не стало, 17-летняя Юля заменила ее в аттракционе. А затем и отец ушел на пенсию. Сейчас у нее смешанная группа животных: сумела свести ветеранов и трехлеток.

К сожалению, своего приплода у цирковых белых медведей не бывает — это и в зоопарке-то случается редко. Малышей привозят с Севера. Раньше у Госкомприроды был план: экспедиции, наблюдавшие за состоянием популяций, отлавливали, допустим, 10 малышей в год для нужд зоопарков. Сегодня денег на науку нет, директору коллектива пришлось самой оплатить такую экспедицию и лететь на вертолете. Привезла трех медвежат — истощенных, слабеньких. У одной девочки была сильно травмирована лапа, и хотя ее вылечили, но легкая хромота так и осталась. Иногда звонят: есть найденыш, сирота, забирай... В природе эти звереныши были бы обречены на гибель — теперь станут артистами. Им повезло. В Париже, как выяснилось, “зеленые” тайком следили за условиями жизни животных у Денисенко, а потом представили свои видеозаписи, сделанные скрытой камерой, специальной комиссии. Высокая комиссия выдала документ: разрешаем гастроли Денисенко на территории Франции без ограничений.

— И все-таки зверь, даже выкормленный из соски, остается хищником. Бывало, что нападали?

— Естественно, я все время начеку. Когда растишь с трехмесячного возраста — уже по взгляду понимаешь, как он сегодня настроен, с какой лапы встал. А может, кто-то из рядом стоящих медведей его ковырнул в клетке, и он уже заведен...

Меня защищает мой самый крупный медведь — Грем, мы с ним с детства дружим: ему уже 19 лет. Папа, случалось, станет на репетиции Грема ругать, а я его собой прикрою: не тронь, папа! Если отец меня бранил, Грем на него шипел — грозил, значит. А тут как-то за рубежом наши “пацаны” сцепились между собой в манеже. Получилась свалка — это очень опасно. Туго бы мне пришлось, но вдруг Грем как наскочил на зачинщика — тот просто улетел по льду. Расшвырял всех, зашипел на них... Убедившись, что все в порядке, пошел и лег невдалеке от меня. С тех пор знаю точно, что я — под надежной защитой.



Партнеры