Эстрады серый кардинал

5 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 286

Известный продюсер, чьи песни поют такие разные группы, как “Любэ”, “Иванушки International”, “Корни”, “Фабрика”, Игорь МАТВИЕНКО предпочитает держаться в тени. С прессой общается не часто, редко появляется на светских вечеринках, то тут же забивается в угол. А между тем о его влиянии в мире шоу-бизнеса уже слагают легенды.

На интервью Игорь Матвиенко согласился не сразу. Сначала были долгие переговоры через третьих лиц. Потом меня попросили прислать полный список вопросов. И лишь позже, после долгих перезвонов, были наконец-то назначены время и место для встречи.


Итак, время действия: пятница, вечер, конец рабочей недели.

Место действия: студия звукозаписи продюсерского центра имени героя интервью — Игоря Матвиенко.

Матвиенко появляется у себя в студии минута в минуту, как мы и договаривались. Сев на кожаный диван, он неспешно вынимает сигару и предлагает начать интервью. Разговор получился в клубах ароматного сигарного дыма.

— От сигарет отказался полгода назад. Когда курил сигареты, то сорок минут занятий с тренером по теннису — и я мертвый. Теперь могу играть часов по пять. Курю сигары из Доминиканской республики. Они легче и мягче кубинских.

В ответ я, как школьник, заглядываю в свою шпаргалку-вопросник (а вдруг зарубит вопросы, не заверенные им ранее?) и начинаю беседу.


— Когда много лет назад вы решили основать группы “Любэ” и “Иванушки International”, рассчитывали на такой успех?

— Скорее всего нет. Когда “Любэ” зарождались, вообще никакого шоу-бизнеса у нас в стране не было. Да и денег для раскрутки не хватало. Это происходило следующим образом — знаешь кого-нибудь на телевидении, значит, клип неизвестной группы поставят. Даже не клип, а просто съемку. Клипов ведь тоже тогда не снимали.

С “Иванушками”, а потом “Фабрикой звезд” уже все было по-другому.

— Рассказывают, что “Иванушек” из-за полного провала проекта вы даже хотели закрывать...

— Да, этот проект действительно готовился практически два года. И был такой час “Х”, когда я был уверен: “Иванушки” не пойдут. Я еще отмерил проекту полгода — потому что коллектив нужно было содержать, платить зарплату, квартиры снимать, а движения не было, — а потом его закрывать.

И вдруг все заработало. Это для меня до сих пор неожиданность.

Расторгуева зря считают автором песен “Любэ”

— Но говорят, что группа “Любэ” тоже начиналась как коммерческий проект. Была записана фонограмма, набраны ребята с бицепсами. Это так?

— “Любэ” — это у нас в стране первый проект продюсерского коллектива. Но как коммерческий он не задумывался.

— А вам не обидно, что в России практически все считают Николая Расторгуева автором текстов и музыки “Любэ”?

— Для меня это абсолютно нормально. Вот других авторов это задевает. Но я же специально не пиарюсь. Если бы мне этого хотелось, уверяю вас, средств бы хватило. Мне тут понравилась афиша одиннадцатого альбома группы “Лесоповал”. На ней изображен Танич. Или, например, группа Бари Алибасова “На-на”. Но я брэнд артистов ставлю на первый план. Это, на мой взгляд, более правильно.

— Разная музыкальная и поэтическая стилистика ваших групп не вызывала у вас раздвоения личности? То вы пишете от имени пожившего мужчины — для “Любэ”, то легкомысленный девчоночий хит — для “Фабрики”. Вы переключаетесь?

— Да, вы правы, именно переключаюсь. Вот сейчас я плотно работаю над альбомом к 15-летию группы “Любэ”. Он получается довольно концептуальным. Там и исторические песни, и композиции, стилизованные под звучание начала века. Но для их написания я ничего такого не слушаю, чтобы вдохновиться.

— Ну ладно, “Любэ” все-таки немного неординарный проект. Ну а для того, чтобы создать новый хит “Иванушкам” или тем же “Корням”, неужели не слушаете западные новинки?

— Да, когда нужно написать танцевальное произведение, загружаю машину музыкальными сборниками и слушаю. Тем более что мне электронная эстетика нравится. Я себя не насилую, когда слушаю эти вещи.

Рынок трещит от “фабрикантов”

— Каким пышным цветом расцвело “фабричное движение”! Вы довольны тем, как выстрелили ваши “фабриканты”?

— “Фабричное” движение я сам и спровоцировал четыре года назад на Первом канале. Во всем мире “Фабрики” выдают одного исполнителя. Я долго эту тему лоббировал и проталкивал, чтобы по стране поехала вся “Фабрика”. Так оно и получилось. Проект оказался настолько удачным, что появились вторая, третья и четвертая. Но сейчас, как мне кажется, рынок уже “перенасыщен” молодыми исполнителями.

— Говорят, что “фабриканты” принесли вам больше денег, чем все ваши предыдущие проекты?

— Да нет. “Иванушки” и “Любэ” — это мастодонты российской эстрады. Они работают давно и востребованы до сих пор. И главный плюс — я там один учредитель. А в “Фабрике” нас несколько.

— Вы как-то сказали, что никогда бы не взялись за такой проект, как “Тату”. Почему?

— В первую очередь, из-за нравственной стороны. Считаю, что есть некая планка, которой нужно держаться. Я уверен, что образ несовершеннолетних, якобы лесбиянок, “Тату” и погубил. Они взлетели только на скандале. И как только скандал затих, тут же рухнули вниз.

С Путиным встречались в трезвый период

— Про вас рассказывают потрясающий случай: мол, президент Путин пригласил вас на неформальную встречу, а вы отказались. Это правда?!

— Дело было так. Я поехал в Милан. Хожу по магазинам, выбираю вещи, и тут мне звонит директор “Любэ” и рассказывает, что ВВП посетил концерт и пригласил ребят к себе на дачу пить чай. Так что я просто физически не успел бы прилететь.

Сейчас, конечно, жалею, что не пришлось поговорить с ВВП. Перефразирую поговорку: “Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты!” Если Путину нравятся группа “Любэ” и Сезария Эвора, это говорит о том, что человек он неплохой.

— А какие впечатления остались у музыкантов от общения с Путиным?

— Встреча прошла отлично. Причем это был тот период, когда в группе никто не пил, был сухой закон. И когда президент предложил немного выпить, грамм по сто, а все отказались, он признался, что это очень хорошо, потому что ему как радушному хозяину не придется себя насиловать. Путин не любит крепкие напитки.

Попили чайку, посмеялись. Наш барабанщик ввернул пару шуточек. “Владимир Владимирович, а от того, что у вас машина без номеров, проблем не возникает?” — “Что вы имеете в виду?” — “ГАИ! Если что, обращайтесь, у нас все схвачено. Поможем”.

— Любовь президента к группе “Любэ” помогла в ее продвижении на музыкальном рынке?

— Такая любовь президента к группе могла и повредить. Но этого не произошло. Просто, когда власть с искусством замешиваются, получается... Газманов. Например, этот его клип о Москве. Я считаю, что для Олега в его продвижении это сильно повредило.

“Иванушкам” пора разбегаться

— Как вы относитесь к тому, что ваши подопечные начинают заниматься сольными проектами?

— Только “за”! “Иванушкам” скоро 10 лет. Для бойз-бэнда это серьезный срок. В принципе пора разбегаться. Но куда? К тому же у них сейчас до 30 концертов в месяц. Бренд востребован. Мы каждую осень собираемся и подписываем новый контракт.

— Перед вами всегда стоит задача написать хит и только хит?

— Да нет! Я стараюсь писать просто хорошую песню. А написать хит?! Я думаю, что те, кто пытается с самого начала сделать подобное, обречен на поражение. Хит — это совпадение неких элементов и случайных величин.

Считаю, что хитов у меня штук... семь. Не больше! А может быть, и меньше! “Комбат”, “Тучи” — это хиты. А песня “Билетик в кино” — просто популярная вещь.

“Не хочу, чтобы дети пошли по моим стопам”

— Говорят, что вы каждое воскресенье ходите в церковь, читаете богословские книги.

— У человека бывают разные периоды. Я действительно хожу в церковь и стараюсь читать богословские книги. К сожалению, вся эта жизнь, которая связана с шоу-бизнесом, очень затягивает. И это противоположный лагерь.

— То есть вы понимаете, что вера в Бога и продвижение по лестнице шоу-бизнеса — понятия несовместимые.

— Безусловно. Но я читал у одного батюшки о вере в Бога и параллельно о работе в казино. Можно и там оставаться христианином, настоящим человеком. Так и здесь, в шоу-бизнесе. Хотя мне намного тяжелее, потому что я знаю: многие вещи делать нельзя. Противоречия существуют.

— Сейчас под вашим началом действует сразу несколько групп. Расширяться не собираетесь?

— Для одного продюсерского центра семь имен артистов многовато. Из нового может быть только мюзикл на тему “Алисы в Стране чудес”. Пока он находится в разработке.

— Вы всегда руководили. Но как-то признались, что по натуре не начальник. Противоречий не испытываете?

— С каждым годом все сложнее. Коллективов и проблем становится только больше. Иногда даже подумываю, что пора завязывать писать песни и переходить на организаторскую работу. Во всяком случае, денег будет гораздо больше.

— Вы не хотели, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам?

— Сын уже взрослый. Может быть, он будет работать в шоу-бизнесе. Понемножку обучаю детей. Но я не очень хочу, чтобы они пошли по моим стопам. Мир шоу-бизнеса тяжел, опасен и непредсказуем.



    Партнеры