Бес российского футбола

19 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 403

Помотала судьба Бесчастных за последние два года — Турция, Краснодар... Била наотмашь (и деньги ему задолжали, и на трансфер выставляли), но не сломала. Он все такой же Бес, как и десять лет назад, — прямой, открытый, рубаха-парень, боец... Травму вот сейчас получил — не играет, но на поле рвется — не сдержать. “На каком месте мое “Динамо” идет, знаешь? То-то! Времени лечиться нет...”

“Я нигде столько не бегал, как в “Динамо”

— Володь, что за травма-то?

— Микронадрыв мышцы. Сейчас начинаю потихоньку бегать — если болей не будет, то дальше уже как врачи решат. Играть мне — не играть... Повреждение это совсем некстати пришлось — надо будет по новой форму набирать, а когда? “Динамо”-то на вылет стоит...

— И болельщики волнуются...

— Правильно волнуются, их можно понять: ни результатов, ни игры... Чему радоваться-то? Я тоже волнуюсь...

— Вылет на самом деле реален?

— Как он может быть не реален, если мы на 15-м месте идем?

— Но, согласись, “Динамо” в первой лиге — это что-то из области фантастики...

— Если мы столько матчей подряд не можем выиграть — при чем здесь “Динамо”? Названия в футбол не играют...

— Как считаешь, чего бело-голубым не хватает для успешной игры?

— Сложно сказать... Скорее всего причины неудач стоит искать в области психологии — неуверенность в себе, боязнь ошибиться...

— Цитирую главного тренера “Динамо” Виктора Бондаренко: “Если в этом году останемся в высшей лиге, на следующий год будем бороться за медали...” На твой взгляд, это реально?

— Нам сейчас главное не вылететь, а там уже можно будет и про будущий сезон говорить. Будет предсезонка, сборы, будет время подумать, как жить дальше...

— Насколько сложно человеку, который в “Спартаке” всю жизнь боролся за медали, переключиться на битву за выживание?

— Ужасно тяжело! Во-первых, в “Спартаке” помимо очков и результата была Игра. Мы удовольствие получали... А в “Динамо” больше работаем, чем творим. Я нигде столько не бегал, сколько здесь приходится... Во-вторых, тебя все время гнетет факт возможного вылета, а в-третьих, ты постоянно проигрываешь. Как можно играть в футбол без побед?! Нам бы сейчас хоть очко взять...

— Когда шел в “Динамо”, ожидал такого поворота событий?

— Нет, конечно. При этом я себя от “Динамо” не отделяю и говорить: “Ой, я не туда попал” — не буду. Если команда проигрывает, значит, и я в этом участвую...

— Но дебют-то у тебя в “Динамо” был просто замечательный — три матча, три гола...

— Повезло... Я вообще-то здесь играю не форварда, а опорного полузащитника, и голы забивать — не мое дело...

— Возникает резонный вопрос: почему тогда те, кому по штату положено голы штамповать, — промахиваются? Почему Булыкин и К° молчат?

— Трудно сказать... Вроде и моменты есть... Тот же Булыкин за сборную в каждом матче забивает — значит, умеет? Может, острых передач не хватает, может, динамовская манера игры ему не подходит — кто знает...

— Говорят, чего молодым динамовцам не хватает, так это умения работать через не могу...

— Ой, я так не люблю все эти — “через не могу”, “бороться на каждом участке поля”... У меня другие акценты: оценить ситуацию, открыться, отдать... То, что некоторые молодые у нас неправильно открываются, неправильно играют, — это факт. А насчет выкладываться на поле... Все бегают как могут.

“Хотел закончить карьеру в “Спартаке”

— Если вернуться назад — как сейчас расцениваешь время, проведенное в краснодарской “Кубани”? Начинал вроде здорово, вместе с командой вышел в премьер-лигу, а потом...

— Ну, во-первых, высший дивизион и первая лига — это разные вещи. Я сразу предупредил, что наверху все будет совсем по-другому... А во-вторых, там такая ситуация сложилась... Я получил травму, и когда восстановился — “Кубань” в моих услугах уже не нуждалась... Пришел новый тренер, стал строить свою команду. Это нормально. Без обид. Тем более что краснодарцы по отношению ко мне поступили очень порядочно. Отпустили — раз. Не заламывали цену — два. Честно сказали, что я им не нужен, — три. Бывает ведь по-другому: тебе в лицо говорят “молодец”, а при этом на лавке держат...

— То есть не жалеешь, что поехал в Краснодар?

— Абсолютно. Это один из немногих регионов в России, где люди фанатеют от футбола.

— Можно сказать, что тот период, когда тебя “Кубань” на трансфер выставила, был самым сложным в карьере? К Бесчастных ведь тогда ни один клуб премьер-лиги интереса не проявил...

— Да уж, неприятное время... Но я о нем забыл, как только перешел в “Динамо”.

— И в первом же матче за бело-голубых — против “Локомотива” — поразил всех неуемной жаждой борьбы и злостью. Кому-то что-то хотел доказать?

— Да нет, я всю карьеру такой... По-другому не могу. При этом, каким бы я злым на поле ни был, ни один болельщик не вспомнит, чтобы мне за грубость предупреждение выносили...

— Согласен с тем, что все твои мытарства начались с перехода из “Спартака” в турецкий “Фенербахче”?

— Как сказать... Естественно, когда я в 2001 году вернулся из Испании в Россию, рассчитывал закончить свою карьеру именно в “Спартаке”. Но меня просто вынудили покинуть красно-белый стан... И пусть у меня в Турции была нелегкая футбольная жизнь, я ни о чем не жалею — это был принципиальный шаг. Ноги о себя вытирать я никому не давал и не дам.

— У тебя был конфликт с руководством “Спартака”?

— Нет, я просто понял, что президенту клуба Бесчастных не очень-то и нужен...

— Обидно было?

— До слез. Если ты помнишь, в 2002 году я один в компании молодых пацанов играл в Лиге чемпионов. И когда мы с позором уступали — крайним почему-то делали меня. При этом “Спартак”, несмотря ни на что, в том сезоне стал третьим в чемпионате — что для нынешней команды просто мечта...

— Ты тут как-то по ТВ “Динамо” похвалил — дескать, молодцы, ветеранов своих не забывают. На “Спартак” намек?

— При чем здесь “Спартак”? Проблема была в конкретном человеке и его политике. Сейчас в “Спартаке” новое руководство и другая ситуация. Они понимают: чтобы вернуть команде традиции, нужно возращать тех людей, которые создавали этому клубу имя. Так появился Аленичев, за Титова они правильно поборолись — Егор остался в команде...

— Но тебя-то не возвращают?

— А я и не рассчитывал... Если говорить откровенно, я и играл в “Спартаке”, и возвращался туда только потому, что того хотел Романцев. Только на него одного у меня была надежда. Когда же его в “Спартаке” не стало, я понял, что шансов вернуться у меня нет...

— Обрадовался, наверное, когда Романцева тренером-консультантом “Динамо” назначили?

— Конечно! Убежден: его появление только на пользу команде пойдет. Романцев и совет дать может, и авторитетом повлиять...

— До назначения этого когда последний раз общались?

— Так навскидку и не вспомню... Все времени не было, да и потом Олег Иванович такой человек — не любит долго по мобильнику разговаривать...

— В “Спартаке” ветераны до сих пор вспоминают, как ты Сашу Данишевского уму-разуму учил. В “Динамо” тоже молодежь “строишь”?

— Только советую (смеется)... И потом, я здесь сам человек пришлый.

— Это ты-то, воспитанник динамовской школы, — и пришлый?

— Да уж — дежа вю... Вернулся откуда начинал... Те тренеры, которые сейчас в “Динамо” работают, в мое время были совсем молодыми специалистами и только начинали работать в нашей школе... Помнят меня еще совсем мальчишкой...

— А когда ты последний раз до 2004 года надевал футболку с литерой “Д” на груди?

— Где-то году в 87-м, наверное...

“Батя — мой персональный болельщик”

— Расскажи, с каким чувством после Турции-Краснодара в Москву вернулся?

— А с каким чувством домой возвращаются? Я живу в своей квартире, а не какой-то в съемной... В своей, понимаешь?

— Больше всех твоему возвращению, наверное, жена обрадовалась?

— Конечно! Света ведь со мной в Краснодаре постоянно жить не могла — она у меня в МГУ учится... Вот и получается — встречались урывками, скучали друг по по другу...

— Чего “московского” тебе больше всего недоставало?

— Масштаба. Я люблю большие города. Отыграл матч, возле стадиона с болельщиками, журналистами пообщался и... растворился в городе. Если не смотреть спортивные новости и газеты не читать — можно полностью от футбола отключиться...

— Кстати, а как твои собаки поживают? (У Бесчастных два пса породы чау-чау. — Р.В.)

— Великолепно! Только что с прогулки пришли...

— Они-то как хозяина встретили?

— Радости было... Правда, рыжий у меня с характером — два дня на меня дулся за то, что я его в Краснодар не взял, но потом ничего — отошел...

— Отца твоего часто на футболе вижу. На все матчи “Динамо” ходит?

— Когда я играю — конечно.

— Переживает?

— Безусловно. Причем это ведь не те эмоции, которые испытываешь, когда твоя команда за медали борется. Какие-то черные переживания получаются...

— А он динамовский болельщик или спартаковский?

— Он мой болельщик. Персональный...



    Партнеры