Мечта подростка

24 октября 2004 в 00:00, просмотров: 351

Целое поколение российских подростков выросло под зажигательные спичи виджея Дарьи Субботиной.

И вдруг любимица тинейджеров неожиданно сменила амплуа, превратившись в серьезную телепутешественницу программы “Вокруг света”.

Или не очень серьезную. С Дашей мы встретились буквально на следующий день после ее очередной поездки. У входа в кафе она жадно набросилась на разложенную там прессу недельной давности — “узнать, что происходит”.

Приключения вместо развлечений

— Как получилось, что из виджея ты переквалифицировалась в разъездного корреспондента?

— Меня пригласили в программу в июне прошлого года, и я согласилась. К тому времени я уже около года хотела что-то поменять в карьере и работать в программе о путешествиях. У меня, конечно, была передача “МузГео”, где я рассказывала о разных странах, сама при этом сидя на месте. А очень хотелось поездить.

Что было тяжело, так это расставаться с коллективом. Ведь за семь лет он стал для меня семьей. Со многими, к примеру с Авророй, дружу до сих пор. Но если честно, то в мои 27 лет хотелось делать нечто более серьезное.

— Молодежный формат надоел?

— С одной стороны, сама страшно люблю развлекаться, ищу в жизни приключений. Но с другой — развлечения на МузТВ были однообразными: тусовки, вечеринки. Я знала в лицо всех персонажей шоу-бизнеса, и нашего, и зарубежного. И мне это страшно приелось.

— Значит, для тебя такая работа скорее развлечение?

— Зависит от поездки. Если встречаю там интересных людей, погода хорошая, есть минимум удобств — то думаю: как замечательно иметь такую работу. В противном случае меня посещают мысли вроде: “Как все это сложно и тяжело — наверное, это не для меня”.

— Как отреагировали родители, когда ты сказала, что будешь колесить по всему свету?

— Мама сама заядлая путешественница, много лет работает на радио, ведет свою программу о туризме. Путешествует, как я, каждый месяц. Так что для нее не было никакого сюрприза: все мои повадки от нее. А папа — он работал всю жизнь режиссером — мне, похоже, немного завидует.



Шопинг без остановки

— Не ссоритесь с другими корреспондентами из-за того, кто куда отправится?

— Ездить только туда, где нравится, не получится. Нас посылают каждый раз в новое место, чтобы у зрителя один ведущий не ассоциировался с одной темой или пейзажем. К примеру, если ты в этом месяце побывал в Европе, то в следующем это будет Азия или Африка. И для нас самих важно разнообразие, чтобы глаз “не замыливался”.

— Это проблема?

— Еще какая! В один совершенно не прекрасный момент во время съемок ты привыкаешь ко всей окружающей экзотике и теряешь остроту ощущений. Это связано и с усталостью. Очень изматывают холод и жара. Шри-Ланку вспоминаю, как жаркий ад. А Скандинавия встретила адским холодом. Мне как ведущей пришлось особенно тяжело — ведь нужно держать себя в форме, когда губы постоянно обветриваются, а нос красный, как у Деда Мороза.

— Как в таких условиях поднимаешь себе настроение?

— Меня, как любую девушку, стимулирует шопинг. Стараюсь в любой стране урвать часок, чтобы доставить себе это удовольствие. И пообщаться с интересными людьми. Впиваюсь в человека, как вампир, и высасываю все, что могу.

— Деньги копить умеешь?

— Я не коплю. Просто спускаю все на то, чего очень хочется. А потом кусаю локти и полмесяца живу в режиме жесткой экономии, отказывая себе в мелочах. Экономить совсем не умею, обожаю тратить деньги на всякие подарки и минутные удовольствия.

— Инициатива в выборе страны поощряется?

— А как же. Я организовывала свое путешествие на Сицилию и в Хорватию. Сицилию, город Таормину, просто обожаю. Лет двенадцать назад оказалась там первый раз и с тех пор езжу очень часто. Когда-то у меня там были романы, сейчас — любимые друзья.



Мужчины слетаются на звезд

— Личная жизнь не страдает из-за постоянных разъездов?

— Я изо всех сил пытаюсь сочетать одно с другим. Правда, еще не поняла, как расставания влияют на отношения с моим любимым человеком. Со временем выяснится, хорошо это или пагубно. Пока все замечательно, потому что во время разлуки начинаем страшно скучать и еще больше привязываемся друг к другу. В любом случае мы придумали отличное решение — он прилетает ко мне на пару дней.

— Получается, гнездышко вить еще не начали?

— Как такового гнезда еще нет. У нас пока подростковый подход к жизни, когда хочется взять от нее все, пообщаться с друзьями, попробовать разную кухню. Так что до хозяйства руки не доходят: дома хочется рухнуть на кровать и поспать хотя бы несколько часов.

— Когда знакомились, как он отреагировал на твою профессию?

— У меня в отношениях с российскими мужчинами долго был комплекс. Мне казалось, что со мной общаются из-за того, что я — “лицо” из телевизора. К счастью, мой нынешний молодой человек вообще не знал, кто я такая, когда мы встретились. Он — очень занятой бизнесмен и никогда не интересовался телевидением. И это меня страшно радовало, что у него не было тяги “быть рядом со звездой”.

— Когда была виджеем, ты снималась в мужских журналах?

— Предлагали, но я отказывалась. Считаю, что у меня есть масса других достоинств, которыми могу расположить к себе человека. Тем более там у всех все одинаковое — у кого-то формы больше, у кого-то меньше. Но я вполне понимаю девушек, которые фотографируются обнаженными. Это их способ сделать себе карьеру.

— Поклонников у тебя наверняка сейчас не прибавилось?

— Смотря каких поклонников ценить. Раньше это были подростки и молодежь лет до 25. Однажды ко мне подошел парень двухметрового роста и сказал, что обожает меня с пятого класса. Я подумала: “И это мои почитатели! Они знают меня с детства, как тетю Валю из “В гостях у сказки”. Сейчас поклонников меньше, но они стали иного качества — взрослые, интеллигентные, с которыми мне интереснее общаться.






    Партнеры