Королевские жены

7 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 646

Благополучная личная жизнь, как известно, залог успеха. Относится это и к чемпионам мира по шахматам. Спутницы шахматных королей — важный фактор их спортивной биографии.

Всего за почти 120 лет розыгрыша шахматной короны на престол восходило восемнадцать королей.

Мы расскажем о личной жизни трех российских чемпионов — Михаила Таля, Гарри Каспарова и Владимира Крамника.

У Таля было три официальные жены. Не уверен, правда, стоит ли учитывать представительницу славного города Тбилиси, которая в начале семидесятых годов была второй супругой Таля всего несколько дней.

Две другие жены — Салли и Ангелина, обе рижанки, — принесли волшебнику шахмат наследников. Салли родила ему мальчика Георгия в 1960-м, а Геля — девочку Жанну пятнадцать лет спустя. Обеим супругам Таль доставлял в жизни не только радости, однако это не мешало им любить этого светлого человека до конца его дней.

Салли Ландау и Михаил Таль были эффектной парой. Они любили друг друга, но каждый вел жизнь независимую, самостоятельную, и поэтому их брак был обречен. Салли была актрисой и к тому же эстрадной певицей: выступала в популярном ансамбле Эдди Рознера, работала и с Раймондом Паулсом.

У зеленоглазой красавицы Салли были огненно-рыжие, золотистые волосы. “Такие волосы бывают только у инопланетянок”, — сказал однажды Таль своей юной супруге. А в другой раз он признался ей: “Жена Рембрандта Саския была такая же рыжая, как ты. Пусть и у меня будет моя маленькая Саська”. Так всю жизнь он и называл ее — Саськой.

Словом, избранница Таля была чертовски хороша собой, ни один мужчина не оставался равнодушным, увидев ее. Будущий чемпион мира влюбился в Салли с первого взгляда и сделал все, чтобы она стала его женой. Салли ответила взаимностью, но даже ради Таля жертвовать своей артистической карьерой не хотела.

А вскоре обнаружилось, что Таль не однолюб. Певица была очень гордой и быстро нашла утешение на стороне — просто от отчаяния и унижения. Она не привыкла быть вторым номером…

Шахматный король и его королева ревновали друг друга, но менять свои привычки — прежде всего это касалось Таля — не собирались.

Кто же первым нарушил “брачный договор”? Разлад начался с того, что одна завистливая актриса написала матери Таля письмо, что “ваша невесточка — обыкновенная уличная девка”. Оно попало к Михаилу, он поверил и решил “отомстить”. Увы, жизнь — не шахматная партия, и нельзя взять ход назад. Когда Салли была беременной, Таль стал чаще, чем обычно, отлучаться в шахматный клуб. Придумывал разные причины, но вскоре она узнала имя своей соперницы, затем — еще одной. И хотя они по-прежнему любили друг друга, в их отношениях возникла трещина.

Дело дошло до того, что Таль как-то привел в дом свою очередную пассию и занял с ней одну из комнат (во второй жили его родственники, а в третьей — Салли с сыном). Но Таль был гений, и близкие оправдывали любые его поступки, даже такие своеобразные. Правда, судьба этой девушки сложилась печально: она пыталась покончить с собой, а когда выжила, Таль ее оставил. Все это сильно влияло на Салли, и она не раз порывалась уйти из дома, а возвращалась только благодаря Иде Григорьевне, матери мужа, которая относилась к ней как к своей дочери и умоляла остаться.

Власти в советские времена сильно заботились о нравственности знаменитостей, и однажды Таля вызвали в ЦК партии и велели сделать выбор: или он вернется к жене, или официально разведется. Гроссмейстер сказал, что не потерпит вмешательства в его личную жизнь, и в результате стал невыездным. Чтобы помочь сыну, мать пошла на уловку: уговорила Мишу подать на фиктивный развод. После этого Таля пустили в межзональный турнир, но не успел он улететь, как заявление было аннулировано. Впрочем, дело уже шло к разводу.

Когда они были совсем молодыми, Салли как-то спела Талю песню, которая начиналась так:

Я сказал тебе не все слова —

Растерял на полпути.

Я сказал тебе не те слова —

Их так трудно мне найти…

И первая строчка стала их паролем на всю жизнь. Когда они были вместе, да и много лет спустя (Салли сейчас живет в Бельгии), Таль неожиданно звонил ей откуда-нибудь из Буэнос-Айреса и всякий раз напоминал: “Я сказал тебе не все слова…” Салли до сих пор кажется, что в их жизни он сказал ей не все слова…

Со своей третьей женой Ангелиной Таль познакомился при следующих обстоятельствах. В 1970 году после долгого перерыва он приехал в Ригу, чтобы сыграть в очередном чемпионате СССР. Однако латвийский спорткомитет лишил его такой возможности и предложил просто комментировать чемпионат. Таль согласился. Однако машинистка, которой Михаил диктовал отчеты после туров, делала много ошибок, и он попросил найти кого-нибудь пограмотнее. В редакции рижского журнала “Шахматы” работала опытная девушка, перворазрядница Геля Петухова, она и взялась в свободное время помогать Талю. Дальнейшее ясно: через два года состоялась свадьба. Как видите, грамотность иногда весьма полезна!

В отличие от Салли Геля целиком посвятила себя семье и некоторое время держала непредсказуемого мужа в ежовых рукавицах. Но шахматный король не мог усидеть в четырех стенах. Что поделаешь: Таль не был рожден для семейного очага.

В конце концов Геля решила эмигрировать в Германию, тем более что в Риге возникли проблемы: на квартиру Талей посягнул ее бывший владелец (разумеется, досоветского периода), и самому знаменитому человеку в республике было предложено перебраться в более скромные апартаменты либо выкупить свою жилплощадь за пятнадцать тысяч долларов. Но ведь Таль никогда не копил денег...

Однажды, когда Салли и Михаил были еще молодыми, Таль пошутил: “Если я когда-нибудь умру, то памятник на мою могилу придется ставить тебе”. Поразительно, но все получилось именно так, как он предсказал. Приехав через шесть лет после смерти Миши в Ригу и посетив еврейское кладбище, Салли пришла в ужас: на могиле Таля, кроме горстки земли, ничего не было. “Куда же делись его многочисленные друзья, ведь многие из них давно разбогатели?..” — с горечью подумала она. И в 1998 году именно Салли поставила памятник гению шахмат.

Три романа Каспарова

Когда речь заходит о личной жизни Гарри Каспарова, вспоминается его роман с замечательной актрисой из театра “Современник” Мариной Нееловой, начавшийся двадцать лет назад. Они познакомились на вечеринке у известной супружеской пары — пианиста Владимира Крайнева и тренера по фигурному катанию Татьяны Тарасовой. Хотя Гарри был на шестнадцать лет моложе Нееловой, он сумел покорить сердце артистки и сам не на шутку влюбился в нее. Их связь длилась около двух лет, но вопрос о браке, судя по всему, не возникал. Гарри жил в Баку с мамой, а оказываясь в Москве, непременно навещал Марину. Ей отводилась роль второй, московской мамы: шахматный талант нуждался в женской опеке. Неелова была домоседкой, но Каспаров любил появляться в обществе, тем более с такой красивой женщиной, и Марина, чтобы сделать ему приятное, шла навстречу.

Неизвестно, сколько продолжались бы эти отношения, но Кларе Шагеновне, матери Гарри, надоело делить сына с другой женщиной, и она убедила его, что ради карьеры надо порвать с Нееловой. Из двух зрелых и опытных женщин победила мать...

Связь гроссмейстера с актрисой вызвала много кривотолков. А когда их встречи прекратились, выяснилось, что Неелова беременна. Вот что писал по этому поводу Каспаров в нашумевшей тогда книге “Дитя перемен”: “По природе своей я парень щедрый, и мне доставляло удовольствие покупать Марине подарки во время поездок за границу. Но в 1986 году я был серьезно озабочен подготовкой к матчу-реваншу с Карповым и почти перестал встречаться с Мариной. Расставание становилось неизбежным. Поэтому я был абсолютно уверен в том, что ребенок, которого она носила, не мог быть моим. Каждый из нас уже имел свою личную жизнь. Я решил выбросить все это из головы и сосредоточиться на шахматах”.

В том же 1986-м Каспаров познакомился с выпускницей романо-германского отделения филфака МГУ Марией Араповой, которая работала гидом-переводчиком в “Интуристе”. Симпатичная блондинка с приятными манерами, хорошим образованием и престижной работой (она была еще и переводчицей в агентстве печати “Новости”) — все со знаком “плюс”. Они встречались три года, были счастливы и наконец поженились. На этот раз Клара Шагеновна одобрила выбор сына, дав свое благословение. Но лучше бы она этого не делала...

В 1992-м родилась Полина, причем роды протекали в Финляндии, где в то время работали родители Марии. Однако после пяти лет безоблачного счастья “семейная лодка разбилась о быт”. Существует версия, что супругов сгубил “квартирный вопрос”. Когда пришло время покупать новое жилье в центре Москвы, Маша совершила непростительный промах, якобы предложив мужу приобрести для Клары Шагеновны квартирку в доме по соседству. Такого коварства любящая мать, всегда жившая с сыном под одной крышей, стерпеть не могла.

Взаимные претензии и обиды оказались столь велики, что стали достоянием общественности: и Гарри, и Мария дали интервью российской прессе, причем не пощадили друг друга.

Бракоразводный процесс протекал шумно, долго и тяжело. Марию не устроило щедрое содержание, которое Каспаров назначил ей и дочери Полине. Супруга заявила, что разочаровалась в шахматисте, который борется с ней за квадратные метры, как с Карповым — за поля 64-клеточной доски. Она предъявила ему претензии по каждому пункту доходов, требовала дележа всего имущества, “накопленного при совместной жизни”. Каспаров считал, что главная причина развода — желание супруги уехать жить за рубеж.

В конце концов Мария отправилась с дочкой в Америку, где Гарри приобрел им весьма комфортную квартиру в Нью-Джерси. На суде Каспаров потребовал, чтобы ежегодно, начиная с шестилетнего возраста дочери, он мог забирать Полину в Москву на два месяца. Но прошли годы, все успокоилось, и теперь Каспаров, прилетая в США, тепло общается с дочкой. Полина занимается спортом и добилась определенных успехов в гимнастике.

Итак, несколько лет Каспаров ходил холостяком и был, можно сказать, одним из самых завидных женихов в мире. Повезло красавице Юлии Вовк, с которой Гарри встретился в 1995-м на Мемориале Михаила Таля в Риге: ей было восемнадцать, ему — тридцать два. Они познакомились на заключительном банкете, куда Юлию привел ее одноклассник. Высокая, стройная, длинноногая девушка с милым лицом заметно выделялась в толпе шахматистов. Она сразу понравилась Гарри, и уже через двадцать минут они вместе покинули банкет. Расставаясь с Юлией, шахматный король попросил у нее телефон. И эта love story, как назвал их роман Гарри, закончилась хеппи-эндом: студентка-экономистка сумела найти общий язык с Кларой Шагеновной, и в начале 1996-го Гарри и Юлия сыграли свадьбу.

Осенью того же года юная супруга подарила мужу сына, которого родители нарекли Вадимом. После новой женитьбы жизнь Каспарова стабилизировалась, наступила полная гармония в семье. “Хочу поиграть еще несколько лет, пока подрастет Вадим. Сын должен осознать, кто его отец!”

Крамник не поддается на женские уловки

На рубеже ХХ и XXI веков Гарри Каспаров уступил свою шахматную корону 25-летнему Владимиру Крамнику. Спустя четыре года новый чемпион мира по классическим шахматам отстоял свой титул в матче с Леко.

У Владимира волейбольно-баскетбольный рост — почти два метра, он любит теннис, любит посидеть с друзьями-приятелями в баре или сауне и любит красивых девушек (а кто их не любит?). В середине 90-х юного гроссмейстера удалось засечь с весьма привлекательным существом — Евой Репковой, лучшей словацкой шахматисткой. Они встречались в разных странах, но, видимо, роман был непродолжительным. В 1996 году на шахматной олимпиаде в Ереване Ева познакомилась со старшим сыном шейха Ливана, тоже шахматистом. А вскоре вышла за него замуж — правда, шахматы пришлось оставить: по арабским законам жене запрещается разъезжать по свету без мужа, а ее избранник был слишком занятым человеком, чтобы ее сопровождать.

От расспросов о личной жизни Крамник всегда уклоняется: “Любимая девушка у меня, понятно, есть, и она меня устраивает (надеюсь, я ее тоже), но называть имя избранницы мне бы не хотелось, чтобы репортеры не замучили ее своими каверзными вопросами”. (Заметим, что в Брессаго, во время его поединка с Леко, за Крамника болела одна весьма эффектная москвичка, и, кто знает, может быть, именно благодаря ей Владимир стал двукратным чемпионом мира!)

— Ощущаете ли вы повышенный интерес со стороны представительниц прекрасного пола? — спросили у Владимира после его восхождения на шахматный трон.

— Определенный прессинг и впрямь наметился, — скромно ответил Крамник, — и это наводит на грустные размышления. Но я не столь наивен, чтобы легко поддаваться на женские уловки.

— А какие барышни в вашем вкусе — блондинки, брюнетки?

— Они же все время красятся, не успеваешь уследить. Но я не из тех, кому подавай топ-модель с габаритами 90—60—90. Для меня важнее симпатия, ум и взаимопонимание. Конечно, приятнее иметь дело с красивой девушкой, но все-таки это не главное, — объяснил Крамник, самый завидный шахматный жених на свете, сменивший Каспарова и на этом посту…




Партнеры