Крестная мать

Алена Свиридова: “После родов я стала настоящим гангстером”

24 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 459

Сначала она хотела только петь, потом стала играть в театрах, а затем — вот те раз! — снялась в кино. Алена не была бы Свиридовой, если бы постоянно не вносила в свою жизнь что-то новое. Несколько лет назад она и не думала, что вскоре разведется и снова выйдет замуж — за 28-летнего манекенщика из Киева Дмитрия Мирошниченко, будет воспитывать очаровательного сынишку, а имидж “бедной овечки” ей окончательно приестся.

— Не хочу быть сельской учительницей. Я же совсем не такая, — откровенничает Алена и подтверждает свои слова очередным детективным клипом.

О том, почему Свиридова резко меняет имидж и как протекает ее обновленная жизнь, певица нам поведала, едва вернувшись со съемок из Финляндии.

“Я снова пошла на преступление”

— Алена, такой разноплановости можно только позавидовать. Кто придумывает вам идеи?

— Все происходит стихийно. У меня есть лишь предчувствие, как нужно делать, чтобы идти на полшага впереди. Например, в последнем клипе режиссер предложил запечатлеть на экране американские страсти: вокруг меня чернокожие, американизм такой. А я подумала, что нужно сделать европейские страсти. И сделали.

Клип, который мы снимали в Финляндии, по сюжету несколько детективный, как и предыдущий “Я слишком много знаю”. Все происходит в индустриальном городе: я угоняю машину, за мной гонятся, а когда открываю багажник угнанного авто, выясняется, что там спрятали человека.

— Неужели мода на гангстерские штучки настолько актуальна?

— Сейчас просто возникла мода на сюжеты и драматургию вообще. В последних клипах я действительно стала совершенно другая, поменялся мой имидж в целом. Уже надоели клипы, где певец идет, вокруг салат из длинноногих моделей, а за ним “Тодес” пляшет. Когда в клипе следят за тем, что происходит — детективный сюжет, например, — это открывает большие возможности. Поэтому я второй раз “пошла на преступление”.

— Вы заговорили про новый имидж. С чем связаны такие резкие перемены? Решили повысить популярность?

— Я всегда относилась к категории так называемых хороших девочек. А в этом клипе играю плохую. Этот образ bad girl присутствует только в последних двух моих работах. Сейчас мне хочется похулиганить. Ведь люди воспринимают меня только по моим видеоработам, выступлениям. А в жизни я совершенно другая.

— И какая же?

— Сейчас у меня будто открылось второе дыхание — и в музыке, и в жизни. В эти два года, когда родился ребенок и возникла вынужденная пауза в работе, у меня было время плотно подумать. Я хочу расстаться с образом тургеневской барышни вперемешку с сельской учительницей, которую я сыграла в “Старых песнях о главном”. Люди на концертах часто говорят мне: “Мы думали, вы строгая и правильная”. Но я далеко не такая примерная. И сейчас хочу все расставить по местам.

В кино платят хуже

— Сейчас модно исполнять что-то дуэтами с друзьями. Не думали спеть что-нибудь с Андреем Макаревичем, например?

— Мы уже спели с Макаревичем в прошлом альбоме “Игра в классики”. К сожалению, наши гастрольные графики расходятся, поэтому пока не получается ничего пиарить. А еще у меня есть дуэт с Сергеем Мазаевым. Но чтобы все это раскрутить, нужна большая финансовая поддержка. К сожалению, она, как правило, носит родственный характер. Я бы, может, и хотела, чтобы какой-нибудь добрый дядя дал денег просто так, но такого не бывает.

— А не пробовали заняться коммерцией? Только ленивый не имеет собственного бизнеса.

— Я еще не закончила заниматься музыкальной деятельностью. Когда придется со всем этим завязывать, может, я и буду делать что-то подобное. Хотя... Наверное, нет.

У меня нет такой жилки. Я очень рассеянна и несобранна. Не умею считать деньги. Я буду заниматься любой творческой деятельностью. Буду генератором идей. А по части бизнеса мне просто нужен будет человек с ясной головой.

— А в кино не хотите сняться еще раз?

— Сейчас я этим не занимаюсь, хотя были предложения. Я просто подумала, нужно ли мне это? После того, как я снималась в фильме “Три мушкетера” семь дней в неделю почти по 24 часа, я поняла, что эта работа требует неимоверных усилий и оплачивается несоизмеримо хуже по сравнению с моей профессией. Ни заснуть, ни присесть — это физически вырванные годы из жизни.

— Я знаю, что вы играли в мюзиклах и вам поступали предложения о новых ролях. Почему их не принимаете?

— Мне не нравится быть артистом мюзикла. Это рабский и однообразный труд. Каждый день одно и то же. Когда у нас были гастроли по две недели, я понимала, что уже не могу переваривать эту музыку.

Честно говоря, мне вообще двух концертов в неделю хватает. Тогда получается реальная отдача. Хотя иногда идешь и на дополнительную нагрузку ради заработка. И тут же понимаешь, что, если будет так продолжаться и дальше, вообще перестанешь любить музыку.

Кроме того, я хочу жить полноценной жизнью. У меня ведь еще есть семья, ребенок. Я хочу его видеть, с ним играть, смотреть, как он растет.

Коленки не лезут в клип

— Когда вы родили ребенка, наверняка не могли не думать, что будет время простоя и вы можете потерять былую популярность?

— Конечно, я думала об этом, ведь я не планировала беременность. Сначала размышляла, что делать, стала все взвешивать, а потом вдруг обрадовалась. Ну и что? У меня будет малыш!

Я думаю, что если делать все правильно, тебе обязательно за это воздастся. В результате у меня великолепно прошла беременность, были самые лучшие роды, о-фи-гительный ребеночек, сейчас ему год и три, тьфу-тьфу, здоровенький, хорошенький. Отношения с любимым человеком перешли в правильную, хорошую стадию. И, самое неожиданное, после рождения ребенка у меня оказался просто вал работы.

— На диетах сейчас сидите?

— Для последнего клипа я хотела немного похудеть. Перешла на мясо с овощами и сбросила 2 кг. Должна быть цель — для чего накладывать на себя ограничения. Просто похудеть — фигня. А вот если на съемках клипа, за которые ты выкладываешь бешеные деньги, у тебя будут толстые коленки — получится лажа.

— Как воспитываете сына? Закупили специальные книжки?

— Первого своего ребенка я воспитывала по доктору Споку, известному детскому психиатру. Но когда прочитала его еще раз сейчас, поняла, что не буду пугать им сына. Например, там написано, что если ребенок плачет, хотя и здоров, то это ничего. Мол, он привыкнет и начнет засыпать без вас.

Но я подумала, что сама-то сейчас, на гастролях, например, с трудом засыпаю без мужа, а что же будет с ребенком? Так что мы теперь Спока игнорируем. И ребенок у меня, кстати, почти не плачет и не балуется.

Ребенок любит собачий корм

— Как-то в интервью вы сказали, что вас не интересует судьба домашней хозяйки. Сейчас вы больше времени отдаете семье?

— Конечно, больше. Раньше отношения с моим мужем нельзя было назвать семейными. Мы были свободными людьми. Не было чувства долга, мыслей, что кто-то ждет дома. Мы жили в разных городах. Сейчас я по возможности бегу домой. Когда сын слышит звук домофона, в квартире раздается его радостный писк, и это приводит меня в состояние эйфории.

— Малыш Гриша уже успел чем-то удивить?

— Вообще он у меня спокойный. Правда, пытается есть собачий корм... — Алена смеется. — И еще надо следить, чтобы не мыл руки в унитазе. И пока не даем ему фломастеры, а то вдруг художественные способности проявятся — прямо на стенах... А в основном я ему все позволяю. Кроме того, что вредно для здоровья.

— Вы не против того, чтобы сын пошел по вашим стопам?

— Я обязательно отдам его в музыкальную школу. А если пойдет в меня — то еще и на занятия актерским мастерством.

— А если в папу?

— У папы организаторские способности. Он умеет собрать людей вокруг себя. Кроме того, он достаточно артистичен. Раньше он имел отношение к модельному бизнесу. У него напрочь отсутствуют комплексы. У меня, правда, тоже. Но у него — гораздо сильнее.

— Логичный вопрос для успешной женщины: на ком в семье лежит основная финансовая ноша?

— Пока на мне. Но Дима тоже делает успехи. Он сейчас занимается организацией шоу-программ, и, я думаю, все будет хорошо.




Партнеры