Кукловод звезд

Егор Дружинин: “Многие артисты танцуют не очень хорошо, но горят желанием научиться”

19 июня 2005 в 00:00, просмотров: 543

В отличие от многих известных людей его не раздражает, когда ему задают одни и те же вопросы. Во всяком случае, о съемках в легендарном детском фильме про Петрова и Васечкина (которого он и сыграл) Егор Дружинин может говорить долго. Хотя с каждым годом об этом спрашивают все реже: Егору и без того есть о чем рассказать.


За плечами Дружинина, теперь уже одного из самых известных хореографов России, — обучение всевозможным па десятков артистов, “Фабрика звезд”, несколько мюзиклов, включая пафосный “Чикаго”, танцевальные постановки в различных театрах, работа актером в ТЮЗе... Даже в нашумевшем фильме про Али-Бабу без Егора не обошлось. О том же, что происходит сейчас в его жизни, Дружинин поведал “МК-Воскресенью”.

“Кто как двигается — не важно”

— “Фабричные” проекты давно позади. Над чем сейчас трудитесь?

— Мы только что закончили работать над церемонией “Муз-ТВ”. Это была достаточно серьезная программа. Делали номера для Юры Титова, Жанны Фриске, Леры Меладзе, Алексы, Олега Газманова, “Дискотеки Авария”, а также Баскова. Кроме того, у нас была большая и дружная массовка, которую таковой язык не поворачивается назвать. Потому что девочки все — 27 человек — индивидуальные. Ко всему прочему, в процессе постоянно меняли очередность номеров, в результате какие-то из этих номеров танцоры просто проимпровизировали.

— Насчет балета понятно, а что по поводу самих звезд — им тоже требовалась ваша профессиональная помощь?

— Конечно, я участвую в постановке танцев и самих артистов. Например, Юра Титов очень серьезно готовился к церемонии. Он приезжал в течение двух недель до концерта. На репетициях все делал очень хорошо, к моменту генерального прогона у него не было ни одной помарки и погрешности, но на самой церемонии переволновался. Правда, я не думаю, что это сильно разрушило впечатление от номера. Я думаю, что заинтересовал его, и, может быть, он будет и дальше использовать хореографию в своих выступлениях.

— С кем из звезд работается проще?

— Проще работается с самыми дисциплинированными, а не с теми, кто лучше или хуже двигается. Многие танцуют не очень хорошо, но горят желанием научиться. А некоторые — уже сложившиеся артисты и чувствуют себя неудобно, когда их заставляют двигаться, поэтому я и не пытаюсь им что-то навязывать.

— И кто же на нашей эстраде самый дисциплинированный?

— Лайма Вайкуле — дисциплинированный актер, очень исполнительный артист и очень внимательна к деталям. Оля Орлова уже после того, как рассталась с “Блестящими” и стала заниматься сольным проектом, просила меня помочь ей с хореографией. Она сама была инициатором того, чтобы репетиции проходили регулярно.

Недавно ко мне за помощью обращалась Анита Цой перед своими сольниками, но я, к сожалению, будучи занят премьерой мюзикла “Кошки”, не смог ей помочь и посоветовал посотрудничать с давнишним знакомым. По его рассказам я понимаю, что Анита — тоже такой вот дисциплинированный человек, она является локомотивом своих проектов.

Нецензурная “Фабрика”

— Вы вывезли на своих плечах три “Фабрики звезд”. “Фабриканты” далеки от дисциплины?

— Вопрос дисциплины для них не столь актуален, ведь не они инициаторы проектов, а продюсеры. Я пытался их уверить, что, пока они находятся в “звездном доме”, им надо спешить заниматься хореографией, вокалом, речью и фитнесом, не отвлекаясь на склоки, ссоры и выяснение отношений. Неизвестно, как сложится их артистическая жизнь и карьера, а навыки не уходят никуда.

И даже если все сложится — времени не будет. Так и происходит. И если вокалом они могут заниматься, поскольку записываются или работают на концертах вживую (я надеюсь, больше концертов вживую), то заниматься хореографией им тяжело, потому что они очень уставшие.

— Какая из “Фабрик” для вас была самой интересной?

— Наверное, первая. И не только потому, что здесь были свежие ощущения, а потому, что ребята еще не видели других “Фабрик”, у них не было выработано моделей поведения. На второй и третьей “Фабрике” уже лукавили, использовали те ходы, которые, по идее, не должны были приветствоваться “фабричными” директорами.

Для сравнения: в первой номинации на первой “ФЗ” был Коля Бурлак, потому что он имел неосторожность нецензурно выругаться. А четвертая и пятая “Фабрики”, по-моему, уже не то что не вспоминали, что этого нельзя делать, а даже пользовались этим, чтобы привлечь к себе внимание.

Торговля “Сливками”

— Егор, в ранг звезд, насколько я понимаю, вас вывела роль Васечкина. Потом вас часто приглашали на съемки?

— Я снялся и во втором фильме про Петрова и Васечкина. А потом долго не снимался. Последняя моя роль — в телевизионном мюзикле “Али-Баба и сорок разбойников”.

— Ну и как новые впечатления?

— Я больше всего боялся мнения режиссера Смехова о моей актерской игре в этом фильме. Но избежал сурового наказания. А что касается курьезов, больше всего мне запомнился ослик Яша. Во время съемок постоянно шел дождь. Каждый раз все убегали в укрытие, и на площадке оставался только этот несчастный ослик. Всем его было до такой степени жалко, потому что он был беспомощный, потерянный и не понимал, чего от него хотят, что он стал всеобщим любимцем.

— Яша был единственным, кому требовалась помощь?

— Нет. Помню, мы снимали сцену торговли рабынями. В роли рабынь была группа “Сливки”, в роли торговцев — “Отпетые мошенники”. И ребята никак не могли себе живо представить, что им нужно торговаться с отсутствующими людьми, потому что группы снимались отдельно. Тогда я и Саша Цекало встали за линию камеры и начали торговаться и задавать каверзные вопросы. За этим, конечно, было очень смешно наблюдать.

Самые безумные фанатки — у Киркорова

— А чем была наполнена ваша жизнь между этими съемками?

— Я жил в Петербурге, где окончил театральный институт, а потом уехал в Америку учиться в актерской школе Ли Страсбурга. В конечном итоге поступил в танцевальную школу Элвина Эйли. Правда, у меня не было денег, чтобы платить за обучение, поэтому учиться там я начал позже, когда появилась возможность. Потом преподавал студентам, танцевал вместе с женой в составе данс-квинтета комедийного клуба “Канотье”. Его организовали наши писатели-юмористы, которые, собственно, живут в Америке. Лена Ханга нам очень помогала, она постоянная участница клуба была.

— Вы с ней дружили?

— Лена тогда работала в передаче “Про это” и параллельно много времени проводила в Нью-Йорке. Мы с ней очень дружили, здорово проводили время и весело работали. И Лена тогда была совсем другой Леной. В ней не было даже намека на какую-то чопорность. Мы танцевали в комедийном клубе, делали разные пародии. Потом уже, когда вернулись из Америки, ее жизнь повернулась на 180 градусов. Пока между нами нет особых точек соприкосновения.

— Егор, я слышала, что театральный институт подарил вам не только образование, но и супругу?..

— Вообще-то да. Мы учились на одном курсе и живем вместе вот уже 15 лет. Вероника преподает в этом же институте, ведет свою актерскую деятельность, скоро у нее начнутся съемки. Воспитываем двух детей: Сашеньку — нашу пятилетнюю дочку и двухлетнего Тишу.

— Часто видитесь с домочадцами?

— Что значит — часто? Вот сейчас, например, жена забрала дочку из подготовительной школы, у них есть свободное время, и у меня есть. Поэтому мы обязательно встретимся, сходим куда-нибудь пообедаем. Бывает, конечно, что я пропадаю целыми днями, но не так часто. Если это происходит, то беру дочку с собой. На съемках “Али-Бабы” у нас были ночные смены. Саша спала на сдвинутых пластмассовых стульчиках. Балетные танцовщики рассказывали ей сказки, приносили конфетки.

— У известного хореографа много поклонниц?

— Бывает, кто-то заговаривает на улице, многие берут автограф. Но мои поклонники скорее всего люди танцующие или любящие танец, которые следят за тем, что я делаю.

— Неужели фанатки не досаждают?

— Сейчас бог миловал. Фанатки было давно. Они приезжали ко мне, мы с ними гуляли, я им показывал Петербург, с некоторыми мы до сих пор продолжаем, правда, редко, но общаться. Могу сказать, что самым назойливым из них все равно, кто становится объектом их обожания. Лишь бы этот человек привлекал всеобщее внимание. Такие безумные поклонники, я помню, были у Филиппа Киркорова.



Партнеры