Живые миражи

Голоса из-за кулис обрели плоть

28 августа 2005 в 00:00, просмотров: 569

Когда-то их великолепные голоса звучали на каждом углу, но в лицо и по имени их не знал почти никто.

А группой “Мираж”, которой они подарили небывалую популярность, называли совсем других людей. Настоящие героини некогда легендарного коллектива не получили тогда ни денег, ни всенародного признания.


— Но я всегда знала, что рано или поздно справедливость восторжествует, — говорит Маргарита Суханкина — девушка, под чью фонограмму открывали рты со сцены всевозможные “солистки” “Миража”. Время действительно расставило все по местам. От “Миража” остались разве что воспоминания, зато его “золотые голоса”, как принято их называть уже повсеместно, — Наталья Гулькина и Маргарита Суханкина — объединились, чтобы продолжить дело всей жизни.

“Мы были одним человеком”

— Как родился дуэт главных солисток группы “Мираж”?

— Однажды мне позвонил хороший друг — директор Тани Булановой, — рассказывает Наталья. — И сказал: “Наташа, я прочитал статью, что вы с Маргаритой записываете альбом”. Я обалдела и отвечаю — вообще-то мы даже не знакомы. Он подумал и предложил записать хотя бы одну песню дуэтом с Маргаритой. Мол, и ей будет интересно, и тебе, да и вообще — для публики скандал, что реальные вокалистки “Миража” объединились. Когда я позвонила Рите, она сначала не поняла и думала, что на нее пытаются наехать. Но в результате мы встретились, познакомились и стали вместе работать.

— Я тогда только что ушла из Большого театра, где была солисткой десять лет, и искала эстрадные варианты работы, — продолжает Суханкина. — А тут как раз звонок от Натальи. Мы пообщались и решили, что нужно сотрудничать, ведь публике это нравится.

— Когда-то вы обе были реальными вокалистками “Миража”. Как же так получилось, что пели одни, а открывали рот — совершенно другие?

— Ой, ну это была колоссальная история, — вспоминает Наталья. — Я записала на студии у неизвестного тогда никому композитора Андрея Литягина пять композиций, а Маргарита три. Когда вышел первый альбом “Миража”, многие думали, что это поет один человек — просто наши голоса очень похожи. А перед продюсером и стояла задача, чтобы все думали, будто один человек поет. Фамилии реальных исполнительниц всплыли уже гораздо позже. А постепенно образовалось много разных составов группы “Мираж”. Коллектив пользовался спросом, и желание побольше заработать привело к тому, что на сцене появлялись псевдомузыканты, которые даже не умели играть на музыкальных инструментах.

— То есть вашими голосами вовсю пользовались?

— Ну да, — говорит Гулькина. — Первое время, конечно, на сцене пела я с другой певицей. И меня тогда очень удивляло, как люди не стесняются использовать чужие фонограммы? Это же чистой воды обман! До сих пор моя принципиальная позиция — не работать под фонограмму. Последней же каплей, после чего я ушла из “Миража”, стало то, что пока мы не вылезали из гастролей, записывался второй альбом. И композитор с продюсером сказали, что меня не планируют в нем записывать. Мол, работаешь — и работай. Но я сказала, что не буду петь под чужую фонограмму. А второй альбом как раз и записывался полностью Маргаритой.

— Мне, конечно, тоже было не все равно, — признается Суханкина. — Хотя я не так остро на эту ситуацию реагировала. Просто я всего лишь записывала на студии эти песни, а серьезно занималась совершенно другим — училась в консерватории и пела что хочу и сколько хочу. Конечно, мне было неприятно, что мое имя не афишировали вообще. В списке людей, имеющих отношение к группе, я упоминалась, но не более. Изначально я сама попросила сделать так, поскольку считала, что это негативно скажется на моей карьере в классической музыке. Но временная просьба переросла в постоянную практику. На втором альбоме мое имя не фигурировало.

— И вы после этого решили порвать все отношения?

— Спустя какое-то время я уже почти не общалась с создателями “Миража”. Был, правда, один случай. В начале 90-х продюсеру группы позвонили из Министерства культуры с требованием, чтобы на сцену вышла настоящая солистка и живьем исполнила репертуар “Миража”, поскольку коллективов-клонов уже слишком много. Либо группу просто закроют. И продюсер упросил меня, чтобы я пришла и спела. Это был единственный раз, когда я спела на сцене в составе “Миража”. Впечатления были незабываемыми. А группа продолжила триумфальное шествие по стране.

— Кто пел тогда под ваши фонограммы?

— Существовали разные составы “Миража”, — вспоминает Маргарита. — В разное время в них входили всем известные сейчас исполнительницы. А лицом группы “Мираж” в то время была Татьяна Овсиенко, которая и сейчас неплохо выступает, дай Бог ей здоровья.

Лазейки к хит-парадам

— Маргарита, вы так успешно работали в Большом театре. Почему ушли оттуда?

— В Большом действительно все было достаточно интересно. Я пела много ведущих партий. Но дело в том, что в театре сменилось руководство. С ним возник конфликт, и мы поняли, что не сработаемся.

— А чем занялись вы, Наталья, после того, как ушли из группы?

— Как-то на концерт в Парк Горького приехало сразу несколько составов “Миража”. Но все же не могли называться одинаково, и мне пришлось на ходу придумывать новое название для своего коллектива — “Звезды”. Мы с этой группой успешно гастролировали в разных странах. Но время стало диктовать свои условия. И я решила, что нужно менять сценический образ, и начала работать с танцевальным коллективом “Стритджаз”, ныне весьма популярным. Снимала клипы. Но в 98-м грянул дефолт, и в одночасье все начало рушиться. На ТВ все стало очень сложно, и в какой-то момент меня одолела усталость. Тогда я занялась личной жизнью, вышла замуж, поступила в ГИТИС и родила дочку.

— Что-то я пропустила: а где обучение вокалу? Гнесинка, наконец?

— Так у меня музыкального образования до сих пор нет, — смеется Наталья. — Самородок! Хотя люди профессиональные говорят, мол, вы обманываете, потому что у вас реально поставленный голос. Поэтому я решила, что могу обойтись без музыкального образования, а вот режиссерское — надо получить: ну сколько я еще буду на сцене?

— Какие песни исполняет ваш дуэт? Все еще хиты 80-х?

— Мы уже написали новый альбом. На мой взгляд, очень сильный, — говорит Наталья. — Главное, что в нем сохранен стиль “Миража” и присутствует современное звучание. Был снят клип на песню “Просто мираж”. Скоро будем снимать второй. Сейчас даже в замешательстве, на какую песню снимать? Потому что много действительно интересных песен в альбоме. Отбор был очень тщательным! Мы же хотим попасть в десятку.

— Но вы, хотя и существуете уже почти год, первых мест в хит-парадах пока не занимаете...

— Вы знаете, сейчас тяжело. Шоу-бизнес поделился на зоны, кланы. Есть артисты, которые работают в определенных компаниях. У этих компаний есть свое время на радио... Все говорят, что, типа, мы не берем денег. Замечательно — мы приносим отличный материал, но говорят: не формат. Хотя порой играет очень посредственный материал. И понимаешь, что насчет денег — вранье, и надо искать лазейки...

Мужья присмирели

— Чем живут экс-солистки “Миража” помимо музыки?

— У меня, видимо, с рождения шило в одном месте: я сама убираюсь и готовлю, у меня нет домработницы, — признается Наталья. — И практически всегда в полуразобранном состоянии в коридоре лежат чемоданы, потому что я не успеваю их убрать. Есть мечта иметь огромные хоромы с комнатой только для чемоданов. Но пока о чемоданы спотыкается муж. А еще в 92-м я основала вокальную и танцевальную школу. Это тоже мое достаточно серьезное хобби.

— А что говорят домочадцы насчет чемоданов?

— Мой взрослый сын, дочь и муж уже привыкли. Нужно понять, что музыка — моя стихия, и я без этого жить не могу. Да, я уже четыре раза была замужем. Но это не так уж и много. Первый муж мне сказал: или сцена — или семья. Я выбрала сцену. Другие, уже зная горький опыт, не возражают.

— Муж так понятлив, поскольку имеет отношение к музыке?

— Нет, он врач, причем семейный. Он за мной первое время следил — просто жуть, кашлянуть не могла! Тут же тебе горячая ванна для ног с горчицей и так далее. А сейчас он загружен, у него медицинская компания, так что мой кашель он слышит только во сне.

— А у Риты нет семейного доктора?

— Нет, но меня и такой расклад устраивает, — певица улыбается. — Мой супруг — звукорежиссер. Этот человек понимает то, что я делаю. И ничего, кроме поддержки и благожелательного отношения, я не испытываю.

Прима на подтанцовках

— Девушки, признайтесь честно: часто ссоритесь?

— Бывает, — кивает Наталья. — Но стараемся находить компромисс. Рите со мной сложно. Она лидер по натуре и привыкла быть одна. Я тоже лидер. Сколько времени все это продлится — не знаю. “Кармэн”, “Смэш”, Кабаре-дуэт “Академия”... Все разбежались. Очень трудно талантливым людям уживаться вместе.

— Да-да. Мы с Наташей абсолютно разные, — соглашается Рита. — Даже в стиле одежды, в каких-то исполнительских моментах, в темпе и манере пения. Но эта разница прекрасно сочетается и даже идет нам на руку.

— С кем из коллег сейчас общаетесь?

— Да со многими: с Таней Булановой, со Светой Лазаревой, Ниной Кирсо из группы “Фристайл”, Сережей Лемохом, Сашей Хлопковым, — перечисляет Гулькина. Созваниваемся, приглашаем на дни рождения, концерты, программы. Не раз обмывали встречу за одним столом с Сашей Ивановым из “Рондо”. Мой ребенок был его поклонником в детстве. Саша меня периодически о нем спрашивал. И на одной из программ подходит мой взрослый сын поздороваться. Иванов: “Это Алеша вымахал? Ничего себе!”.

— Мало кто из поклонников группы видел ваши лица. Теперь вас уже узнают?

— Бывает вплоть до курьезов, — говорит Маргарита. — Когда мы приезжаем на гастроли, многие там знают только Наташу Гулькину. И меня часто спрашивают: а вы кто — бэк-вокалистка Наташи или на подтанцовках? Я отвечаю: “Не знаю, что лучше получится — может, потанцую, может, даже спою”. Люди не понимают, а после концерта подходят и начинают извиняться. Правда, после выхода клипа таких ситуаций уже меньше.




Партнеры