Пара небесная

Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин: “Прячем золото от воров”

19 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 244

А медаль-то олимпийская тяжела. В прямом и переносном смысле. Попросив разрешения дотронуться до награды, я взвесила ее, свисающую с шеи Максима Маринина, на ладони.


— Макс, ты веришь?

— Я был готов, что все пройдет как сон. Ты ждешь этого момента всю жизнь, а он проходит на одном дыхании. Мы берегли себя для этого дня, и раньше, и здесь, в олимпийской деревне, — за другими соревнованиями даже не следили, ведь хочешь не хочешь, а впадаешь в азарт. Вот она, медаль… Надо думать теперь, куда ее спрятать, чтобы никто не уволок. Перед приездом сюда видел несколько сюжетов об ограблении чемпионов…

Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин стали олимпийскими чемпионами в парном катании. Стильные, сдержанные, стальные… Они пропитали лед своим неумолимым желанием быть первыми. Пробили стену не то чтобы нелюбви к ним (а сразу после знаменитой пары Елена Бережная — Антон Сихарулидзе трудно было кого-то так же полюбить), а некоторой холодности: да — хорошо, да — красиво, и ничего больше. Но красота и безошибочное катание высочайшей сложности стали их фирменным знаком. Запас прочности — движущей силой.

Не сказать, что они стали доверять друг другу с первого взгляда. Характеры столкнулись еще те. Тотьмянина — из Перми, а Маринин — из Волгограда. В пару их соединили в 96-м году.

— Нет, не сразу все пошло как надо, — говорит Татьяна. — Все было очень запущено. Мы много ругались и бесконечно выясняли отношения.

— Кто побеждал?

— По-разному. Мне было четырнадцать лет, и я думала, что приехала на свои последние соревнования: занималась одиночным катанием, особых перспектив у меня не было. Хотя безумно хотелось стать звездой! Терять было нечего, мне показали Макса, и я подумала: ну ладно, попробую...

Максим терпел, когда Таня его царапала во время тренировок (это потом уже она объяснит, что была уверена: Макс специально сжимает ей руки побольнее), а Таня потихоньку тянула лидерство на себя. Общая цель примирила характеры, пережитое вместе — сделало родными.

Это не любовь мужчины и женщины. Это счастье двоих, не только взявших друг друга за руки на льду, но и ведомых вперед жаждой победы.

Теперь, став олимпийскими чемпионами, они уходят. Хотят “просто-напросто сберечь здоровье”.

— Мы случайно пересеклись с Мишель Кван в олимпийской деревне. И она очень смешно показала то, о чем мы думали последнее время, принимая решение об уходе. “После того как ты выигрываешь свои первые серьезные соревнования, каждый следующий год ты физически уменьшаешься, теряя силы”. Тут Мишель начала врастать в землю, как старушка. “А те, кто за тобой стоят, наоборот — пух-пух, расправляют крылья”. Тут она поднялась на цыпочки и расправила плечи... Ты карабкаешься изо всех сил наверх, а те, которые сзади, все равно мотивированы больше.

Мы подошли к той точке, когда двигаться вперед очень и очень трудно. И опасно. Не стоит дожидаться, чтобы тебя спихнули с пьедестала. Лучше уйти на пике.

Они уходят, выиграв скорее всего последнюю золотую медаль России на ближайшие годы в парном катании. И не знают, что ответить на вопрос: не жалко ли оставлять пьедестал на растерзание многочисленным китайцам? Они просто знают, что их мечта осуществилась в Турине. Им пора искать дорогу в будущее.


ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ: ОТ ЗОЛОТА ДО ИКРЫ

Вы хотите знать о том, что происходит на ХХ зимней Олимпиаде рядом со спортивными площадками? О том, что остается за кулисами и не попадает на телеэкраны и первые полосы ежедневных газет? На первый взгляд ничего особенного тут нет. Ну, допустим, помитинговали в Турине итальянские журналисты (сцена — точно из знаменитого фильма “Игрушка” с Пьером Ришаром, помните?), а напротив главного пресс-центра олимпийской столицы — некие дамочки топлесс. Ну, положим, устроили в центре города легкую бучу антиглобалисты, до смерти перепугав представителей одной из российских радиостанций, чей автомобиль демонстранты чуть не перевернули. А в остальном все спокойно. Первая столица объединенной в XIX веке Италии продолжает жить своей жизнью — довольно спокойной, надо заметить, и размеренной...

То ли дело Русский дом, расположившийся рядом с суперпопулярной в городе пиццерией! Тут уж народ веселится от души — что на официальном открытии (надо было видеть, какими там глазами смотрели высокие и не очень итальянские гости на чаны с черной икрой, которую можно было черпать половниками), что потом, на концертах Сергея Мазаева, Игоря Бутмана и группы “UMA2RMAH”, собравших такую тьму популярных в России людей, какую и в Москве не на всякой светской тусовке встретишь: от Федора Бондарчука до Олега Табакова, от Чулпан Хаматовой до Юлии Бордовских.


БОНДАРЧУК — ДРУГ ФЕТИСОВА

На актера и режиссера Федора Бондарчука, по его словам, огромное впечатление произвело торжественное открытие Олимпийских игр. “Вот так вот Ева Херцигова рядом проходит — представляешь! — делился он впечатлениями с кем-то. — И вообще красиво все очень прошло. Я даже начал думать уже: а вот если б Москва Олимпиаду получила — как бы у нас это можно было организовать...”

Потом Бондарчук очень тепло приветствовал главу Росспорта — знаменитого хоккеиста Вячеслава Фетисова. “Мы с ним добрые друзья, — пояснил он спецкору “МК-Воскресенья”, — как, впрочем, и с Павлом Буре (также знаменитый хоккеист, ныне генеральный менеджер олимпийской хоккейной сборной. — Авт.)”.


ПОБЕДА ИЛИ 15 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ?

Как и Буре с Фетисовым, известная норвежская мастерица фристайла Кари Траа сумела найти себя в послеспортивной жизни. Об этом можно уже говорить смело — хотя чемпионка Солт-Лейк-Сити-2002 еще и не завершила пока карьеру. Победив на Играх и став популярнейшей в Норвегии личностью, она решила открыть линию одежды Kari Traa AS. И явно не напрасно — только в прошлом году фристайлистка сумела заработать на шляпках и прочих головных уборах около 15 миллионов долларов.

Вот только подтвердить звание олимпийской чемпионки на Играх в Турине Кари не удалось — канадка Дженнифер Хейл в последней попытке сумела опередить Траа, которая тут же заявила в многочисленных интервью, что не шибко расстроена. Интересно: если бы она не была уже долларовой миллионершей — отнеслась бы к поражению столь же флегматично?


ЯМАЙСКИЙ ЛЕГКОАТЛЕТ СТАЛ КАНАДСКИМ БОБСЛЕИСТОМ

Помните веселенький фильм про то, как бобслеисты с Ямайки (той самой, чьи футболисты проиграли на чемпионате мира во Франции-98 Аргентине 5:0 — и заслужили соболезнования от группы “ЧайФ”) решили поучаствовать в Белой олимпиаде? Та картина, впрочем, тоже рассчитана больше на то, чтобы воспеть силу духа парней с острова имени Боба Марли и заставить зрителя улыбнуться...

Но есть, оказывается, и вполне серьезные ямайские бобслеисты. Например, разгоняющий сборной... Канады Ласселес Браун. Точнее, канадцем он стал совсем недавно — перед самыми Играми. Специально для усиления “кленовых листьев” чемпиону Ямайки в легкоатлетическом спринте скоренько оформили тамошнее гражданство — в расчете на удачное выступление в турнирах “двоек” и “четверок” пилота Людерса.


КАННИБАЛ И СТРЕМИТЕЛЬНАЯ САРДЕЛЬКА

Нелегко пришлось в турнире саночников нашему Альберту Демченко. Не только потому, что пришлось ему соревноваться сразу с двумя олимпийскими чемпионами — итальянцем Цоггелером и немцем Хаклем. Но и по той причине, что уж больно грозные прозвища носят его соперники. Триумфатора Солт-Лейк-Сити Цоггелера на родине за суровый нрав и нелюдимость зовут Каннибалом. А победителя Игр в Альбервиле, Лиллехаммере и Нагано Хакля германцы нарекли Стремительной Сарделькой — ездит он, мол, по трассе, конечно, быстро, зато уж больно комично выглядит в обтягивающих комбинезонах 80-килограммовый здоровяк, который к тому же, даже по мнению педантичных немцев, слишком уж “повернут” на своих санях. В итоге Сарделька оказалась не столь уж Стремительной — даже в тройку не попала, а вот Каннибал опередил Демченко на десятую долю секунды по сумме четырех заездов...




Партнеры