Заклятие дурных денег

“Город 312”: “Хит расходится на взятки”

16 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 492

Похоже, миграция в Россию поп-звезд из бывших братских республик становится уже обвальной. Последнее приобретение: в Москве прописалась модная команда из Киргизии. Группа “Город 312” со своим хитом “Останусь” — саундтреком к “Дневному дозору” — стала известной в одночасье после выхода на экраны нашумевшей картины. Теперь ребята бьют все рекорды популярности на теле- и радиоканалах. Правда, прежде чем добиться таких высот, музыкантам несколько лет назад пришлось покинуть родные киргизские просторы и отправиться покорять бастионы столицы российской. Лишь стечение обстоятельств и везение, по мнению артистов, вынесло их на пик популярности. Об этом “Город 312” откровенно поведал “МК-Воскресенью” в одном из столичных кафе за чашкой чая.

Кишкатонка

На встречу пришел основной костяк коллектива. Это 4 человека: солистка Ая, гитаристка Маша, клавишник Дим и бас-гитарист Леон.

— Откуда вы вдруг взялись, ребята?

— Откуда? От верблюда! — смеется гитарист Леон. — Если оглашать весь список... Я и мой брат Дим играли в группе “Аян”, которая стала мегапопулярной в Киргизии...

— Так вы братья? Совсем не похожи.

— Ага, родные, — говорит Дим. — А девочки, которых вы видите, — гитаристка Маша и солистка Ая — были нашими подружками. С Аей, к примеру, мы занимались рекламой. Но она была еще и певицей — закончила эстрадное отделение консерватории по классу вокала.

В один прекрасный день мы с братом решили сменить обстановку, отправиться покорять Европу. (Смеется.) Но у ребят, с которыми мы работали в группе, оказалась ну тонка кишка. Не захотели ехать. Для меня было очень удивительно, что с нами поехали девчонки. По идее — им бы дома сидеть, хозяйством заниматься, а они не побоялись рвануть в Москву.

— Мы просто многого добились в Киргизии, — говорит Ая. — И понимали, что дальше у нас была бы рутина — одно и то же каждый день. Так мы все и собрались потихоньку. Маша вот профессионально занималась танцами. Приехала однажды в Москву, а в этот момент от нас ушел гитарист. Она наскоро выучила репертуар. Ну и нас это устроило. Хотя специального музыкального образования у нее нет.

Миллионные контракты

— Ну и как вам российский шоу-бизнес? Отличается от того, что в Киргизии?

— В Киргизии шоу-бизнеса как такового нет и не было, — говорит Айя. — Он сейчас держится на паре-тройке человек. Да и у людей особо нет денег ходить на концерты.

Что до российского шоубиза, то к подписанию контракта с нашей нынешней рекордз-компанией мы вообще в нем полностью разочаровались. Нас брали, а потом не знали, что с нами делать! Большую часть контрактов нам вообще не стоило подписывать. Просто они были такие красивые, с такими процентами, что мы, естественно, не могли отказаться. Проходит месяц, два, а ничего не происходит. Нас как в холодильник закрыли — и чего-то ждут, с моря погоды, что ли?

— И как же вы все-таки вышли на продюсера, который сейчас вами занимается?

— Мы считаем, абсолютное чудо произошло, — говорит Дим. — Мы выпустили пробные диски и сделали презентацию на Горбушке. И продюсер в это время там оказался. Он просто туда по выходным ездил покупать диски. Для расширения кругозора.

— Он услышал нас, — говорит Ая, — подошел к нашему звукорежиссеру и спрашивает, мол, что за группа? Представляете, покупает за свои деньги, за 200 рублей диск. Это было его первое вложение в нас. (Смеется.)

Конечно, было трудно. Мы жили в Москве только на то, что зарабатывали. Концертами, студийными записями — подрабатывали у известных групп. Или некоторым известным артистам вокал преподавали. Аранжировки делали. Мы понимали, что, если мы сейчас найдем работу, не связанную с музыкой, на нас можно было бы поставить крест. В итоге мы каждый день долбали — и получили свое.

Имя из двух букв

— Кстати, а почему у вас такие странные имена?

— Просто получилось так, что это были ники в Интернете, — говорит Дим. — Мы же начинали пиариться в Интернете — там бесплатно. Так что мы с такими именами и остались. У нас одна Маша со своим именем. Я — Дима в жизни. Леон — это Леонид. Ая — это Алармия. Она просто взяла первые и последние буквы своего имени. Обычно восточные имена через “и краткое” пишутся. Но ей было лень везде “йот” прорисовывать. Вот она и стала Ая.

— А название группы откуда?

— Была раньше такая передача “Город 095”, — рассказывает Леон. — И когда думали над названием, решили, почему бы не назвать группу по такому же принципу? Мы познакомились во Фрунзе. Там код города 312. Но если назвать коллектив “Город Фрунзе”, то, боюсь, нас бы не поняли. Это все-таки имя полководца, от нас бы отдавало сталинизмом. А нам политическая подоплека не нужна. Мы ж творчеством занимаемся.

— В контрактах артистов всегда есть какой-то необычный пункт. Что это за пункт в вашем случае?

— У нас есть такой пункт, который, правда, для нас совершенно не актуален. Это то, что перед выступлением или до него мы не должны употреблять спиртные напитки, транквилизаторы и другие вещи. Но для нас это вполне выполнимо.

Хрип “Дневного дозора”

— Каким образом малоизвестной группе, да еще из другой страны, удалось сделать саундтрек к самому популярному российскому фильму?

— Песня была написана гораздо раньше, чем фильм вышел на экраны, — говорит Ая. — Такое вот совпадение получилось. У меня дома две книжки лежали. Так я их до сих пор и не прочитала. Просто к нам поступило предложение от звукозаписывающей компании, чтобы предложить режиссерам фильма в качестве саундтрека нашу песню. Мол, как вы на это смотрите?

У нас аж глаза из орбит вылезли. Хотя нас предупредили, что шансов очень мало, что выберут именно нашу песню. Я так думаю, ее поэтому и взяли, что песня просто подошла к фильму.

— Клип долго снимали?

— Он снимался еще до премьеры фильма. Съемки были, конечно, запоминающимися. Было очень холодно — 17 градусов мороза. А снимали на территории полуразрушенной фабрики, где почти не было потолка. Снег валил нам на головы через громадные щели. А мы были вот в чем, — Ая показывает на рубашечку, галстук и легкую черную куртку — сценический костюм.

Меня потом продюсер отправил к маме, восстанавливаться. И там уже врачи поставили диагноз — бронхопневмония. Я до сих пор хриплю, вы чувствуете.

— Ая, ты запомнилась в клипе своим хохолком на затылке. Кто такой стиль придумал?

— Когда снимали ролик, мы понимали, что одежда должна быть в стиле “Дозора”. Поэтому стилист у нас был тот же, что в фильме.

— Как отнеслись московские коллеги к тому, что вы так внезапно ворвались в российский шоу-бизнес?

— К счастью, слышали о себе только лестное. Помню, как-то отработали в одном концерте с Евгением Осиным, он подошел познакомиться и даже пригласил к себе. Но мы, правда, отказались. Нам все-таки хотелось не на кого-то работать, а самим проект создавать.

Или, представьте, тусовка любая, где много артистов. Мы поем. Тот же Буйнов сидит, показывает, мол, здорово. Подошла Наташа Подольская, говорит: ребята, какая же у вас песня классная. Или Чумаков: ребята, здорово зажигаете! Не важно, кто это говорит. Просто приятно.

Интервью перед браком

— Как у вас обстоят дела с личной жизнью?

— У нас о себе как о человеке семейном может сейчас говорить только Леон.

— Да, у меня есть вторая половинка, — признается Леон. — Она журналистка, писательница. Четыре месяца назад мы поженились. Моя будущая жена пришла брать первое в жизни интервью. И брала у нас. Потом встретились на какой-то тусовке, разговорились и поняли, что мы очень похожи, много схожих интересов, оба верим в Бога.

— А Ая нашла свой идеал?

— Я бы не сказала, что мой идеал такой уж недосягаемый. Я очень люблю уверенных мужчин. Правда, терпеть не могу, когда мужчины кичатся своими победами. Мне нравится находиться рядом с умным мужчиной. В крайнем случае… ну, не будет умным — буду стараться делать так, чтобы он думал, будто он самый умный, — смеется Ая.

— Маша, а ты почему отмалчиваешься?

— У меня есть любимый человек. Можно даже сказать, что его я как раз считаю идеальным. У него есть волевой стержень. У него повышенный уровень честности, даже не знаю, как сказать, — Маша улыбается. — Мне никогда не попадались такие люди.

Менты слабы на дисковод

— Как вы сейчас устроились в Москве? Решили ли проблемы с жильем и регистрацией?

— По поводу жилья вопрос решается, — говорит Дим. — Что до регистрации — у нас до сих пор бывают проблемы с этим. Когда из-за пробок приходится ездить на метро. Да и раньше ездили часто на метро, когда машины не было.

Вот, например, Ая. Она выглядит всегда ярко. Милиционеры даже знакомиться пытаются, чем отнимают у нее кучу времени. Мы ее ждем на репетицию, а ее нет. Мы думаем, мол, такая-сякая, где она? А она приходит вся расстроенная: мозги, говорит, промывали, клеились милиционеры.

— Правда, с меня штраф брали всего один раз. Я просто улыбалась — и отпускали, — хвастается Ая. — А вообще у нас есть негласное правило. Продюсер раздает альбомы всем и говорит: “Чтобы у каждого был с собой в сумочке диск на случай, если будут проблемы с милицией!” Но у нас пока проблемы были только по части регистрации.



Партнеры