Герман Греф: «Чиновники не ориентированы на результат»

1 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 219

Когда в городе Шахты Ростовской области администрация разместила представителей всех служб, выдающих разрешения на ведение предпринимательской деятельности, в одном помещении, время прохождения процедур снизилось в разы. О том, от чего зависит экономический рост в стране и что ему мешает, глава Министерства экономического развития и торговли рассказывает Виктории Чеботаревой


Виктория Чеботарева. Как можно оценить эффективность работы Минэкономразвития?

Герман Греф. По конкретным результатам. В стране достигнута макроэкономическая стабильность, темпы экономического роста неплохие, ощутимо увеличение доходов людей. Считаю, было бы несправедливым упрощением сводить все к росту мировых цен на энергоносители. Это еще и результат реформ, проводимых в соответствии с разрабатываемыми нашим министерством программами развития страны.

Бесспорно, реформы буксуют из-за малой эффективности государственной бюрократической машины. Чиновники не ориентированы на результат. Деятельность властных структур не прозрачна. Именно эти задачи следует решить при реализации административной реформы.

ЧЕРЕДА РЕФОРМ

Активно пропагандируются национальные проекты, в реальности которых приходится сомневаться. Цены на жилье таковы, что идея доступного национального жилья недостижима… Нужны ли такие кампании государственного масштаба?

Национальные проекты не пропагандируются, а уже реализуются. Для этого из бюджета выделены дополнительные средства на развитие здравоохранения, образования, жилищного строительства, агропрома. Проводится мониторинг исполнения проектов.

Так, в сфере АПК подготовлена не только нормативная база реализации проекта, но и некоторые вполне реальные мероприятия. «Россельхозбанк» выдал малым формам хозяйствования на селе более 28,5 тысячи кредитов. Это около 7,4 миллиарда рублей. Свыше тысячи сельских хозяйств заключили кредитные соглашения и договоры на 100 миллиардов рублей на строительство, реконструкцию и модернизацию животноводческих комплексов, ферм.

Ясно, что в каждом секторе экономики есть серьезные давние проблемы институционального характера. Они-то и тормозят социально-экономическое развитие страны в целом. Очевидно также, что национальные проекты не панацея. Вместе с тем реализация национальных проектов, если в итоге повышается качество жизни людей, – это дополнительный импульс для других перемен к лучшему.

Что касается идеи национального жилья, я бы не сказал, что она недостижима. Ипотечное кредитование постепенно становится вполне востребованным механизмом обеспечения семей жильем. Так, в прошлом году около 43 тысяч граждан, семей получили ипотечные кредиты. Согласен, это очень мало. К 2010 году банки будут выдавать не менее миллиона кредитов ежегодно. Для этого в бюджете следующего года также предусмотрены средства, позволяющие увеличить капитализацию Агентства по ипотечному жилищному кредитованию. Помимо этого будут выделены гарантии на 14 миллиардов рублей.

Существенно увеличатся бюджетные расходы на ипотеку и строительство жилья для военнослужащих. А еще мы хотим добиться реальной прозрачности механизмов выделения земельных участков под жилищное строительство на муниципальном уровне. Сохраняющаяся по сию пору высокая коррупционность этого процесса, на мой взгляд, – одна из причин неоправданно высоких цен на жилье.

ГЛУБОКАЯ ПЕРЕРАБОТКА

Удается ли, на ваш взгляд, финансовым и экономическим властям России использовать редкий шанс – нынешнюю конъюнктуру, чтобы сбалансировать экономику, переориентировать ее на вторичную переработку?

Сейчас экономика страны вошла в иную, переходную фазу. Прежние ресурсы и источники экономического роста уже практически на исходе. Сегодня на первый план выходит инновационное и технологическое обновление производства, развитие предпринимательства и конкурентной среды. Проводится стимулирующая бюджетно-налоговая и антиинфляционная политика, формируется институциональная среда. Итог есть: увеличиваются инвестиции в экономику, расширяется экспорт.

Правительство старается поддержать авиапром, привлекать иностранные инвестиции в автомобилестроение, технологически обновлять оборонный комплекс, развивать сельскохозяйственное машиностроение, легкую промышленность, глубокую переработку в лесном комплексе.

Посмотрите, в агропромышленном блоке уже обновлено около трети мощностей, объективно идет рост предложения сельскохозяйственной продукции. Не за горами ситуация, когда в структуре импорта увеличится доля инвестиционных товаров. А это уже позитивная перемена, говорящая о технологическом обновлении производства и росте прямых инвестиций.

Все в большей степени наша машиностроительная продукция становится предметом экспорта. Это уже результат улучшения конкурентоспособности и расширения кредитной поддержки.

Почему же прямые инвестиции в электроэнергетику и машиностроение в последнее время уменьшаются?

Темп прироста инвестиций в электроэнергетику в 2002–2004 годах – 17,8 процента. Только в прошлом году инвестиции в отрасль были на уровне 2004 года. Просто она, учитывая высокую степень износа оборудования и ожидаемый рост спроса на электроэнергию, испытывает значительную потребность в инвестиционных ресурсах.

В связи с этим правительство постепенно увеличивает предельный уровень тарифов на электроэнергию.

С 6,5 до 10 процентов – в 2007 году, с 5,5 до 9 – в 2008 году и с 5 до 8 процентов – в 2009 году.

Предполагаются и государственные инвестиции в инфраструктуру, и системообразующие генерирующие мощности. Естественно, в те, что остаются под государственным контролем: атомные и гидроэлектростанции.

А постепенная либерализация оптового рынка и увеличение доли свободного рынка электроэнергии, как предполагается, создадут условия для эффективного привлечения частных инвестиций в электроэнергетику.

Машиностроение – наиболее конкурентоспособная и высокотехнологичная отрасль – находится в стадии структурных, организационных и прочих преобразований. Развивается процесс реорганизации в оборонно-промышленном комплексе. Например, создается ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация». Возникают предприятия с иностранным участием – прежде всего в автомобилестроении. Идет международная кооперация. Например, сотрудничество с французскими и другими европейскими компаниями по проекту самолета RRJ.

В таком случае что стоит за желанием законодательно ограничить приход в стратегические отрасли российской экономики иностранных инвестиций? Патриотические соображения или интересы и лоббистские возможности крупных компаний, лидеров «лакомых» отраслей?

Проект новой редакции Федерального закона «О недрах» упорядочивает, совершенствует правовые отношения в сфере недропользования. Смысл его в том, чтобы создать условия для привлечения в сферу недропользования частных инвестиций, в том числе иностранных. Но на основе строгой регламентации деятельности. Не забыв при этом интересы государства и недропользователя.

Действительно, Россия заинтересована в основательном притоке частных, в том числе иностранных инвестиций. Однако очевидно, что мы не можем не определить те сферы экономики, где интересы укрепления независимости и безопасности государства требуют преимущественного контроля со стороны национального, в том числе государственного капитала. Это месторождения полезных ископаемых, имеющие стратегическое значение для будущего страны, для потомков.

Министерство природных ресурсов разработало нормы, ограничивающие доступ к аукционам, конкурсам по тем недрам, освоение и разработка которых связаны с интересами обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства. Это крупные по запасам участки недр, содержащие нефть, газ, коренное золото, медь и так далее. Где полезные ископаемые дефицитны – уран, алмазы, особо чистый кварц и так далее.

В ПЛЕНУ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ И ПРАВ

Какие, на ваш взгляд, мотивы преобладают в противодействии США вступлению России в ВТО – политические или экономические?

США остаются, по сути, единственным членом ВТО, с которым мы продолжаем двусторонние переговоры. Они идут фактически непрерывно. Ведь у нас осталось несколько вопросов, по которым мы пока не можем договориться с коллегами из аппарата торгового представителя США. Основные противоречия – в сфере доступа на рынок финансовых услуг.

Также американская сторона продолжает выдвигать требования в отношении защиты прав интеллектуальной собственности, санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер, доступу на российский рынок самолетов и мясной продукции.

По мнению наших переговорщиков и, что даже более важно, американского бизнеса, у формально остающихся требований США нет экономического обоснования.

От нас требуют открыть рынок для прямых филиалов. Однако американские страховщики и банкиры, уже работающие здесь, не раз подтверждали, что полностью удовлетворены нынешними условиями деятельности в России. В рамках обязательств в ВТО мы не только гарантируем сохранить, но и существенно улучшаем их. Поэтому мы не видим экономических причин настойчивости американских переговорщиков.

Что касается защиты прав владельцев интеллектуальной собственности, мы совершенствуем и законодательство, и правоприменение. Результаты уже есть. Однако для наших американских коллег совершенно бесперспективно ждать неких итоговых результатов этой работы и только после этого давать «зеленый свет» по ВТО.

Ситуация в этой сфере серьезная, исправлять ее можно долго. Мы готовы делиться с американскими коллегами всеми нашими планами и демонстрировать наши успехи, чтобы они видели: процесс идет в правильном направлении. Но мы не считаем, что процесс присоединения России к ВТО должен быть приостановлен до достижения полного благополучия в сфере охран прав ИС в России.

Процесс этой цивилизованной интеграции в мировое экономические пространство начат лет 10 назад. Успели ли переговорщики за это время добиться исключительно позитивных для страны условий? В последнее время создается впечатление: пойди США на уступки, мы значительно выиграем от вступления в ВТО. Это так?

Наша страна ведет переговоры о присоединении к ВТО, может быть, потому так долго – с 1995 года, чтобы добиться наилучших для себя условий присоединения.

Наш основной переговорный принцип состоит в следующем: Россия сможет стать членом ВТО только тогда, когда общее соотношение уступок, обязательств и преимуществ или прав от присоединения будет складываться в пользу развития российской экономики. Мы сумели сохранить свободу маневра и возможность обеспечить хороший уровень защиты российской экономики.

Сейчас практически сформирован пакет договоренностей по доступу на рынок товаров и услуг. Вот несколько важных моментов. В первый год после присоединения России к ВТО ни одна из ставок таможенных пошлин не будет снижена по сравнению с сегодняшним днем.

Таможенная защита сельского хозяйства не уменьшается ни по одному из базовых сельскохозяйственных товаров. А по ряду из них Россия получила право даже увеличивать ставки таможенных пошлин на переходный период.

В ходе переговоров по услугам мы оставляем за собой право применять меры, улучшающие конкурентные возможности российских поставщиков услуг в чувствительных секторах.

Из системных вопросов остается около 8 – 10. Большинство из них связано с тем, что некоторые члены ВТО требуют от России взять на себя обязательства, выходящие за рамки стандартных норм и правил ВТО, существенно более широкие, чем обязательства других членов организации. Это так называемые требования «ВТО+».

Тут наша позиция неизменна: мы готовы присоединиться к ВТО только на «нормальных», обычных условиях присоединения, без особых ограничений.

Почему все время слышно о «переговорном процессе», который с трудом, но движется, но никогда – о конкретно просчитанной цене уступок с нашей стороны?

«Уступки», на которые идет страна, присоединяясь к ВТО, представляют собой смягчение условий доступа на внутренний рынок товаров и услуг. В ходе двусторонних переговоров по доступу на рынки страна-соискатель принимает обязательства по уровню «связывания» таможенных тарифов и объемов внутренней поддержки сельского хозяйства, а также условий доступа иностранных поставщиков услуг на свой рынок. Эти переговоры носят, как правило, односторонний характер, и уступки являются своеобразным «вступительным взносом» страны-соискателя.

Снижение таможенных пошлин нельзя рассматривать как одностороннюю уступку, вынужденную меру. Оно будет способствовать перераспределению средств в экономике в более эффективные отрасли.

И в конечном счете – повышению конкурентоспособности отечественной экономики.

Зато присоединяющаяся страна, как правило, получает права, которыми обладают и все другие члены ВТО.

А это практически означает прекращение ее дискриминации на внешних рынках. Хотя, например, Китай не смог добиться получения всех этих прав в полном объеме.

Далеко не все сегменты внутренней экономики конкурентоспособны. Какие направления достойны увеличения госинвестиций – «слабые отрасли», которые мы «не имеем права» терять, или способные дать мультипликационный эффект, как, например, финансовые рынки?

В 2006–2009 годах предусмотрено увеличить инвестиционные расходы федерального бюджета до 2,1–2,7 процента ВВП. В 2005 году, например, было 1,8 процента. Ассигнования будут направлены на финансирование важнейших национальных проектов и стратегий развития ключевых секторов и отраслей экономики.

Наибольший эффект ожидается от вложений в инновационные проекты, а также в отрасли с длительными сроками окупаемости. Это фундаментальные и прикладные научные исследования, авиастроение, разработка новых материалов, биотехнологии, авиационно-космический комплекс и другие.

Вклад увеличения государственных расходов инвестиционного характера в общий экономический рост в 2006–2009 годах может в среднем составить от 0,2–0,4 процентных пункта. Кроме того, увеличение уставного капитала государственных лизинговых компаний. И вообще, будет усовершенствована вся система государственного лизинга в авиационной промышленности и сельхозмашиностроении. Это позволит увеличить спрос на продукцию российских высокотехнологических отраслей промышленности.

Позитивно повлияют на экономический рост реорганизованные и новые финансовые институты развития: Российская венчурная корпорация развития, образованная на базе Российского банка развития и ВЭБа, Инвестиционный фонд, а также формирование особых экономических зон. Подобные институты положат начало частно-государственному партнерству.

Это не шаги в стороону огосударствления экономики. Считаю, что таким образом можно активизировать инновационную компоненту экономического развития, повысить конкурентоспособность экономики страны.

Кстати, кто будет кредитовать инновационные проекты, если российским банкам из-за отсутствия «длинных денег» в качестве заемщиков более интересны торговые организации, а не высокотехнологические компании? Не потому ли такие практически и не создаются? Ведь, скажем, строительство и оборудование оригинального производства микросхем «под ключ» потребует единовременных затрат в несколько миллиардов долларов.

Кредитование высокорискованных инновационных проектов банками их деятельности (особенно на ранних этапах) в мировой практике встречается крайне редко. Это не банковский бизнес.

Традиционно инвестициями в такие проекты занимаются венчурные инвесторы, как формальные – венчурные фонды, так и неформальные – индивидуальные инвесторы, вкладывающие часть своего инвестиционного капитала, а также опыт, силы и связи в успех будущих лидеров мирового рынка.

Такие институты не могут появиться в экономике мгновенно. На это требуются годы и десятилетия. Мы видим, как все больше действующих в России или собирающихся прийти сюда фондов присматриваются к инновационным проектам. Возникает все большее количество хорошо финансово обеспеченных россиян, часть которых – прежде всего успешные предприниматели и высокооплачиваемые менеджеры – неизбежно придет к пониманию перспективности таких инвестиций.

Кроме того, в последнее время принимается немало мер, которые стимулируют развитие этого рынка: и особые экономические зоны, и бизнес-инкубаторы, и программы предоставления грантов на НИОКР и при выходе на экспорт, и многое другое.

Стимулировать рынок венчурного капитала будут региональные частно-государственные венчурные фонды. Уже в сентябре первые пять таких фондов в Татарстане, Москве, Томске, Перми и Красноярске, управляемые профессиональными управляющими компаниями, начнут свою деятельность. А в начале 2007 года на рынок дополнительно выйдут 9–11 фондов – в Санкт-Петербурге, Воронеже, Волгограде, Самаре и других городах.

До конца 2006 года мы планируем завершить мероприятия по созданию Российской венчурной компании. Она создаст от 18 до 15 венчурных фондов, каждый из которых будет управляться специальной компанией, отобранной на конкурсе. На один фонд будет выделено от 600 миллионов до 1,5 миллиарда рублей, а весь капитал Российской венчурной компании, 15 миллиардов рублей, – из средств Инвестиционного фонда. Мы рассчитываем, что к концу 2007 года можно будет получить более 30 миллиардов рублей инвестиций в российский технологический сектор.

Помимо этого мы также запустили сеть региональных венчурных фондов. Они поменьше и предназначены для развития малых технологических фирм в научно продвинутых регионах.

И «технологические прорывы», которые будут финансировать эти фонды, – это, конечно же, не фабрики микросхем. Знаете, микросхемы были высокотехнологическим производством в 1970-е и 1980-е годы. А сейчас это уже много лет как не высокие технологии. Это массовое производство, которым занимаются фирмы в Китае и на Тайване.

Следующей высокотехнологической революции имеет смысл ждать, например, от нанотехнологий. Вот там можно за несколько лет, вложив куда меньший капитал, превратить научные знания в многомиллиардные обороты.

Но это тоже пока благие намерения. Как вырваться из заколдованного круга?

Видеть цель, стремиться к ней. А если серьезно, то важно, чтобы была политическая воля изменить положение вещей, стремление работать ради этого и понимание, как этого добиться. Все это у нас сейчас есть.

ВНУТРЕННИЕ УСЛОВИЯ

До сих пор не сформулированы критерии, по которым можно определять понятия «плохой» или «хорошей» налоговой оптимизации. Найдется ли место в Налоговом кодексе, в практике «презумпции добросовестного налогоплательщика»?

Мне кажется неграмотным применять понятия «плохая» или «хорошая» налоговая оптимизация. Она может соответствовать или не соответствовать требованиям закона. Вот и все.

Загляните в 107-ю статью Налогового кодекса России. Там есть понятие налогового правонарушения. Соответственно налоговая оптимизация признается незаконной, если любое из действий в ее рамках признается налоговым правонарушением.

Что касается презумпции добросовестности налогоплательщика, да, сейчас готовится ко второму чтению проект федерального закона, где идет речь о том, чтобы ввести понятие «презумпция добросовестности налогоплательщика». Суть его в том, что в налоговых правоотношениях действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Как можно остановить рейдеров? Все предлагаемые сегодня рецепты, по мнению собственников и топ-менеджеров, мало применимы на практике.

Рейдерство подразумевает незаконные или по меньшей мере недобросовестные захваты предприятий. Это болезнь российской экономики, которую необходимо решительно лечить, и «рецепты» как раз понятны. Другое дело, что лечение не будет быстрым. Болезнь слишком запущена.

Прежде всего необходимо «заткнуть» явные «дыры» в законодательстве. Как в корпоративном – законах «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», так и в процессуальном – в Арбитражном процессуальном кодексе.

Мы подготовили большой законопроект, касающийся этих проблем. Но помимо этого, считаю, что следует ужесточить ответственность чиновников и судей, вовлеченных в действия рейдеров. Использование административного ресурса, увы, в последнее время все чаще становится козырной картой в «корпоративных войнах».

Это составная часть системы мер по борьбе с коррупцией. И, наконец, нужно как можно шире раскрывать информацию в этой сфере, называть имена неблаговидно действующих бизнесменов и судей, принимающих незаконные судебные решения.

Только так могут заработать репутационные механизмы. Само бизнес-сообщество должно сформировать устойчивое негативное отношение к людям и фирмам, замешанным в таких историях, и отказываться иметь с ними дело.

Нужна также и система раскрытия информации о спорах по поводу тех или иных активов. Будь то предприятия или пакеты акций. Тогда добросовестные участники хозяйственного оборота не будут рисковать, покупая такие активы. А у «потенциальных воров» не будет смысла их красть.

Насколько, на ваш взгляд, важен фактор административной поддержки собственников среднего и малого бизнеса?

Для всех собственников как крупного, так и – в гораздо большей степени – малого и среднего бизнеса крайне важен фактор административного вмешательства государства. Только в минимальной степени.

Тем не менее даже минимальный уровень административных барьеров, к чему, я надеюсь, мы все же придем, может быть непреодолим для малых, начинающих предпринимателей. Государство должно это понимать при формировании политики по отношению к таким предприятиям.

В России сейчас далеко не так уж плоха ситуация с регистрацией предпринимательства. Процедура в среднем занимает не более

7 дней. Вот уже в течение нескольких лет успешно действуют специальные упрощенные налоговые режимы.

Гораздо тяжелее ситуация с получением всевозможных разрешений: на право торговли, лицензий, на строительство и многое другое. Определенные сдвиги в этой сфере могут быть достигнуты благодаря набирающей сейчас силу административной реформе, одной из основных задач которой является значительное – в разы – снижение административной нагрузки на бизнес.

Кстати, большинство проблем в этой сфере связано скорее не с несовершенством законодательной базы, а с правоприменительной практикой на местах.

Так, например, по исследованиям консультативной службы по иностранным инвестициям Всемирного банка, при примерно одинаковом качестве нормативной базы административные затраты на ведение бизнеса в различных регионах России различаются очень существенно. Ключевой фактор – человеческий.

Один из интересных последних примеров: администрация в городе Шахты Ростовской области путем огромных усилий разместила представителей всех служб, связанных с выдачей разрешений на ведение предпринимательской деятельности (СЭС, пожарные и прочие службы), непосредственно в одном помещении. Простое решение, но время прохождения соответствующих процедур снизилось в разы.

Верите ли вы, что «Рособоронэкспорт» вытащит отечественную автомобильную отрасль?

Развивая автомобилестроение, можно постепенно добиться инновационно-технологической трансформации экономики. При этом странно было бы считать, что развитие этой отрасли может обеспечить одно предприятие, даже такое крупное, как «АвтоВАЗ».

Очевидно, что увеличить производство качественных легковых и грузовых автомобилей, автобусов можно не только в результате реструктуризации и модернизации отечественных автомобилестроительных компаний, но и за счет роста объемов сборки иномарок.

Кроме того, на ситуацию в отечественном автомобилестроении будут влиять такие факторы, как динамика производства автомобилей на мировом рынке, возможное ослабление уровня защищенности отечественных производителей, в частности, из-за укрепления курса рубля.

Что касается «Рособоронэкспорта», то вполне возможно, что его специалисты смогут активизировать производство и продвижение продукции.

Почему избыток средств, полученный благодаря хорошей мировой конъюнктуре, не ощущается рядовыми, не связанными с бизнесом, гражданами? Условно это можно назвать благополучием избранных.

Если брать конкретные цифры, то в течение нескольких последних лет доходы людей увеличивались за счет многих составляющих: заработной платы, трансфертов и выплат социального характера, доходов от собственности и предпринимательской деятельности. Эта тенденция сохранится и в 2006–2009 годах. Ожидается, что реальные доходы за это время вырастут почти на 46 процентов, реальная заработная плата – тоже на 46 процентов.

Более быстрыми темпами будут увеличиваться доходы малообеспеченных людей. С мая 2006 года минимальный размер оплаты труда доведен до 1100 рублей. Зарплата бюджетников индексирована с 1 мая на 15 процентов, а с 1 октября – еще на 11. К 2009 году социальная пенсия будет доведена до прожиточного минимума.




Партнеры