Раны охотников за головами

Индустрия трудоустройства заражается элементами рэкета

1 октября 2006 в 00:00, просмотров: 180

Лет уже пятнадцать назад судьба свела меня на короткое время с молодым московским журналистом, приехавшим в Лондон в поисках чего-нибудь этакого для успешной газеты, а заодно и с целью найти себе в Лондоне работу. В те годы люди рвались за границу не просто из желания стать «иностранцами», а потому что в России даже в Москве труд ничего не стоил.

Молодой (тогда) человек, как я сейчас вспоминаю, сказал: мне бы найти сейчас хорошего хедхантера. В отличие от массы тогдашних беглецов он не хотел убирать квартиры. Он знал себе цену. Он ждал, что я помогу ему устроиться там, где работал сам. Я не мог этого сделать. Моя контора не искала таланты, а старалась по возможности избавиться от них. Это иллюзия, будто всякая фирма все время охотится за самыми талантливыми работниками и всегда хочет их иметь как можно больше.

Но какие-то фирмы время от времени действительно нуждаются именно в талантах, обнаруживают, что вырастить их сами не смогли, и прибегают к помощи агентов, сугубо «по-мужски» и с юмором именующих себя «охотники за головами» (headhunters).

Чем же хедхантеры отличаются от обычных агентств по трудоустройству? Во-первых, их активность сильно сдвинута в сторону «рынка директоров». Они оперируют не столько среди блестящих выпускников университетов, сколько среди менеджеров, у которых за плечами серьезный опыт и солидная анкета. Во-вторых, они не столько ищут работу для работника, сколько подыскивают кадры для работодателя.

Это особая индустрия, сильно сросшаяся с консультативным бизнесом и сумевшая убедить клиентов в своей незаменимости. Насколько оправданна ее репутация?

В октябре 2004 года «Файнэншл Таймс» сообщала, что резко пошли вниз акции хедхантерской фирмы Whitehead Mann, поскольку она несла серьезные убытки (50 миллионов долларов в год) и урезала дивиденды. Фирма попала в трудное положение потому, что подряд несколько ее протеже на самом высоком уровне исполнительского директорства (голубые фишки, FTSE 100) провалились. Самым скандальным было быстрое увольнение вновь назначенного исполнительного директора рознично-торговой сети «Сэйнсбери» – имя, вызывающее у британского обывателя примерно такой же трепет, как «Газпром» у русского. Его буквально через пару месяцев заставили уйти акционеры.

Хедхантер к лету 2006 года вышел из кризиса (я проверил), но в целом индустрия, как весь консультативный бизнес, чувствует себя теперь совсем не так уверенно, как это было еще лет десять назад.

Причин этому несколько. Во-первых, в условиях все возрастающей организационной динамики бизнеса (новые фирмы плодятся со скоростью света) спрос на хороших директоров сильно превышает реальную их наличность, и в этих условиях хедхантеры вынуждены предлагать фирмам заведомо не лучший товар. Во-вторых, растет культурное разнообразие фирм – и здесь «мультикультура». Особенно с попытками хедхантерских фирм продвинуться в иных культурных зонах. Неудачи Whitehead Mann (английской), кстати, были связаны с ее попыткой проникнуть в Америку. В-третьих, требования к директорам становятся все более специфическими в каждом случае, и фирме все труднее объяснить посреднику, что именно ей нужно. В-четвертых, консультанты-хедхантеры все больше полагаются в своих поисках на анкету работника. В-пятых, индустрия трудоустройства все больше заражается элементами рэкета.

Но главное, появились признаки структурной избыточности этой индустрии. Когда-то хедхантеры появились на рынке наемного труда как «корректоры» его несовершенства. С тех пор этот рынок сильно усовершенствовался. На этом более совершенном рынке хедхантеры, как и вообще все посредники, из помощника рынка превращаются в антирыночную силу. Их будущее в тумане.




    Партнеры