Мажор и романтик

20 октября 2006 в 00:00, просмотров: 621

Этот актер ворвался в мир кинобизнеса внезапно и совершенно случайно. Еще года четыре назад исполнитель яркой роли Джоконды в нашумевшей “9 роте” Костя Крюков БЫЛ ОБЫЧНЫМ СТУДЕНТОМ ЮРИДИЧЕСКОГО. Однако судьба распорядилась так, что “9 роту” Бондарчука уже выставили в качестве фильма-претендента на получение “Оскара”, а Костю Крюкова — племянника режиссера картины — изо дня в день ПРИГЛАШАЮТ СНИМАТЬСЯ в разных фильмах.

Правильные поклонницы

— Костя, давай все по порядку. Сейчас ты занят сразу в нескольких проектах: в сериале “Любовь как любовь”, в фильме “Жара” и у Павла Санаева в “Нулевом километре”. Хватает времени на жизнь?

— На днях все эти проекты как-то одновременно заканчиваются. И в связи с этим у меня было огромное желание выбрать три дня, чтоб поспать. Но опять не удается, потому что каждый день что-то возникает: то какое-то интервью, то эфир, то мероприятие, на которое надо идти. Я бы не сказал, что это мне не нравится. Но устаешь все равно. До того как закончился контракт на работу в сериале, я снимался 27 дней подряд. Иногда у меня доходило до такого состояния, что я прихожу домой, думаю: “Дай-ка я присяду на секунду, посижу”. Садишься... Просыпаешься на следующее утро... А что делать? Идешь собираться снова на съемку.

— Тебе нравится быть популярным?

— Иногда нет. Потому что есть какое-то ограничение твоей личной жизни. Ты не чувствуешь себя таким свободным, когда понимаешь, что на тебя все смотрят. Не могу оторваться в каком-нибудь заведении. Потому что обязательно найдутся люди, которые в тебя начинают тыкать пальцем и обсуждать за спиной.

— Поклонницы уже изучили, какого цвета стены в твоем подъезде?

— Да, у меня действительно появились поклонницы. Должен сказать, что те поклонницы, которые собираются на моем сайте, это приятные, умнейшие и абсолютно адекватные люди. Они не расписывают стены в подъезде. Они периодически устраивают встречи, на которые я приезжаю. Потому что у моих фанаток нет такого: “Я хочу от тебя ребенка!” Правда, в моей жизни был единственный случай, когда девушка преследовала меня 26 часов подряд. В Петропавловске одна поклонница заявила: ты никуда не денешься, тебе обязательно надо провести со мной ночь. Я, конечно, сильно напрягся. Старался избегать эту безумную фанатку. Но сделать это было невозможно: я приходил в ресторан, она сидела за соседним столиком, приходил в клуб — она там. Вопрос, к счастью, решился просто: я улетел. А она там осталась...

Юрист, художник, актер...

— Костя, расскажи о твоей жизни до съемок в кино.

— Когда мне было четыре года, вся наша семья переехала жить в Швейцарию. Моего отца туда пригласили работать. Потом, спустя шесть лет, мы вернулись в Россию. И я этому очень рад. Я вообще никогда нигде не хотел бы жить, кроме как в Москве. Швейцария — это своеобразная страна со своими уставами, менталитетом. Помню, мы переехали из Цюриха в Люцерн, и на второй день моя мама забивала гвоздь в 11 часов вечера, чтоб повесить картину. Неожиданно услышали звонок в дверь. На пороге стоит старик с ружьем и говорит: “А вы стука не слышали? Я слышал, тут кто-то стучал!” Я отвечаю: вы знаете, мама картину вешала. Он: “В 11 часов вечера? Я думал — воры пришли!”. И ружьем машет.

— Чем занимаются твои родители? Они имеют отношение к артистической деятельности?

— Сейчас мой папа занимается бизнесом, он доктор философии и живет в Европе. Моя мама — Алена Бондарчук, актриса МХАТ имени Горького.

— У тебя есть актерское образование?

— Нет. И не собираюсь его получать. У меня ведь есть и другие занятия по жизни. В этом году я закончил Юридическую академию по специальности гражданский процесс, гражданское право. Кроме того, у меня еще есть профессия — я геммолог. Это специалист по драгоценным камням. В основном — в оценке драгоценных камней. То есть если мне принесут на оценку камень, я скажу, что это такое, и составлю для него полное описание.

“Жара” оказалась холодной

— Сейчас заканчиваются съемки в фильме “Жара”. Кино еще не вышло в свет, а о нем уже столько разговоров. В частности, что в “Жаре” снимается практически тот же состав, что и в “9 роте”. Как это вышло?

— Очень просто. Мы туда попали, потому что мы все друзья — режиссеры, актеры. Когда создавался сценарий, режиссер Резо Гигинейшвили уже думал, кого он будет брать. И писал героев уже под нашу органику, под нас. Действительно туда попали все те же герои, что и в “9 роте”. Есть, конечно, и новые персонажи.

— А ты там кого играешь?

— Мажора этакого, избалованного сынка. Что самое интересное, некоторые люди, которые меня не знают, до сих пор думают, что я именно такой в жизни. Но, знакомясь со мной ближе, они понимают, что это не так.

— Во время съемок “Жары” было жарко?

— Жары-то как раз никакой и не было. Мы начали снимать фильм, как только грянули холода летом. А ведь должна быть легкая одежда, пот постоянный. Но на тебя дует ветер, фонтаны, и ты снимаешь на Москве-реке. Поэтому до того, как идешь в кадр, стучишь зубами. Как только раздается мотор — начинаешь улыбаться. Поэтому для создания иллюзии нещадного пекла пришлось устанавливать перед камерой особую подсветку и устраивать знойное марево с помощью специальной газовой горелки. А на лица наносили глицериновые капли, имитирующие испарину.

— И как вы грелись? Горячительные напитки употребляли?

— Нам ставили ветродувы, которые обогревали. Но в дубле-то его ставить нельзя было. Поэтому, когда кто-нибудь срывал дубль, это нас явно не радовало. Помню, Леша Чадов вошел в кадр. А в это время как раз снимали сцену, где я дубасил по машине нашего режиссера Резо Гигинейшвили. И тут Чадов говорит: “Ой, а чего это вы по Резошкиной машине шарашите?” Ему объяснили, что ты, друг, вообще-то находишься в кадре...

— После твоего плодотворного занятия Резо на этой машине уже ездить не смог?

— Смог. Я оставил там такую ма-аленькую вмятинку. Правда, это была незапланированная вмятина. Хотя Резо и разрешил бить по машине.

Вторая половинка

— Костя, разумеется, всех поклонниц интересует вопрос: какие в принципе девушки тебе нравятся?

— Мне нравится, когда в девушке есть загадка. Люблю девушек начитанных. Это дает новые темы для разговоров. А еще мне нравится гордость в женщинах. Мне страшно нравится, когда женщине безразлично. Когда она показывает явный интерес к тебе, это одно, а когда говорит: “Ну, и что тебе еще надо от меня?..” — это другое. Это сразу вызывает в мужчине какой-то интерес. Мне нравится безответственность в женщинах. Хотя все считают это плохим качеством, но я так не считаю. Девушка должна быть легкая, ветреная. Еще нравится ухоженность. Ее руки.

— И, конечно, фанаток волнует, есть ли у тебя вторая половинка?

— Могу сказать, что сейчас у меня есть вторая половинка. Ее зовут Евгения. Мы познакомились года три назад. Я зашел в кафе выпить чашку кофе. А она как раз там отдыхала со своими подругами. Ну и слово за слово — мы стали общаться, сидя за соседними столами. Потом я и вовсе к ним пересел. Так все и пошло.

— Ты говоришь, что любишь гордых женщин. Так кто кому потом позвонил первым, когда вы покинули кафе?

— Женя позвонила первой. Просто я никогда первым не позвоню. И не звонил. Никогда. Я тоже гордый. Так что хорошо, что она это сделала...

— Чем Женя занимается?

— Она закончила МГИМО по специальности менеджмент. Сейчас она — начинающий психолог, учится на первом курсе.

— Образы, которые тебе создают в кино, довольно романтичные. А ты сам романтик?

— Наверное, да. У меня, например, до сих пор бывают наивные размышления и мечты. Причем я до сих пор уверен, что они сбудутся. (Смеется.) Помню, поехали мы на дачу отдыхать. С двумя парнями и одной девушкой. И вместо того чтобы заниматься совершенно другими вещами, мы расстелили плед на берегу озерца и целый день лежали, рассматривали лилии и пили чай. Вальяжно-романтически о чем-то общались.

— Ты тогда не со своей девушкой ездил?

— Нет. Но мы с ней тоже можем вот так просто лежать, смотреть на звезды и пить чай. Мы часто ездим в Карловы Вары. Там очень приятно гулять, особенно вечером. Вокруг горы и леса. И эти прогулки по лесу осеннему, когда падают листики... Фантастическое ощущение.

— Милые бранятся — только тешатся. Часто с Женей разногласия бывают?

— Бывают. Например, в вопросе, будем мы жить вместе или нет. Она хочет. Я не хочу. Люблю иногда одиночество.

— Но ты же не будешь всю жизнь один жить?

— Ты знаешь — возможно все. Раньше я все время шел на уступки. Сейчас как-то не горю желанием. Я не буду стучать кулаком по столу, а ставлю человека просто перед фактом.

— Перед каким, например?

— Я не ложусь спать раньше двух часов ночи. Факт. В любом случае. Что бы ни произошло, я не лягу. И больше с этим вопросом — ко мне не обращаться.


ЗВЕЗДЫ ТАК БЛИЗКО!

Убедиться в этом тебе поможем мы.

Ты можешь пообщаться со своим кумиром через наш журнал. Отсылай на YOU@MK.RU имя того, чье интервью хочешь прочитать, а также любые вопросы, которые мечтаешь задать. И со страниц нашего журнала твоя любимая звезда ответит тебе!




Партнеры